Среда, 22 ноября 2017  RSS  Письмо редактору
Среда, 22 ноября 2017  RSS  Письмо редактору
19:40, 16 ноября 2015

Кодификация


Цель данного проекта это — систематизация нормативных актов затрагивающих правовую отрасль страхования. На первом этапе происходит обобщение судебной практики. Второй этап предусматривает анализ накопленного материала. На заключительном этапе предусмотрен издание материала в электронном и бумажном виде.

По вопросам помощи проекту или участия пишите на medved01 (собака) medved01.ru

Административные правонарушения (КоАП РФ)

Процессуальные вопросы

Вопросы касающиеся ОСАГО

Вопросы добровольного страхования (КАСКО, страхование жизни и пр)


 

Административные правонарушения (5)

Эксплуатация кроссового мотоцикла типа АОВ37-2 по дорогам общего пользования запрещена, он исключительно для участия в спортивных соревнованиях, не подлежит постановке на регистрационный учёт, ПТС для него не предусмотрен — не является транспортным средством.

В соответствии с частью 1 статьи 12.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (в редакции Федерального закона от 23 июля 2013 г. No 196-ФЗ) управление транспортным средством водителем, не имеющим права управления транспортным средством (за исключением учебной езды), влечёт наложение административного штрафа в размере от 5000 до 15000 рублей.
Как усматривается из материалов дела, постановлением врио начальника ОГИБДД МОМВД России «Кирсановский» Тамбовской области от 18 июля 2014 г. Затирахин Е.А. привлечён к административной ответственности по факту управления 5 июля 2014 г. в 20 часов 00 минут в г. Кирсанове Тамбовской области в районе дома 31 по ул. 50 лет Победы мотоциклом без государственного регистрационного знака, не имея права управления данным транспортным средством.
С таким решением согласиться нельзя по следующим основаниям.
В силу примечания к статье 12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, введённого в действие Федеральным законом от 14 октября 2014 г. No 307-ФЗ, под транспортным средством в этой статье следует понимать автомототранспортное средство с рабочим объемом двигателя внутреннего сгорания более 50 кубических сантиметров или максимальной мощностью электродвигателя более 4 киловатт и максимальной конструктивной скоростью более 50 километров в час, а также прицепы к нему, подлежащие государственной регистрации, а в других статьях главы 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях также иные транспортные средства, на управление которыми в соответствии с законодательством Российской Федерации о безопасности дорожного движения предоставляется специальное право.
По смыслу положений статьи 25 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. No 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» водительское удостоверение предоставляет право его владельцу управлять транспортным средством — устройством, предназначенным для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем (статья 2 данного Федерального закона), в зависимости от категории транспортного средства, указанного в водительском удостоверении.
При этом согласно письму врио заместителя начальника Управления МВД России по Тамбовской области от 11 августа 2014 г. эксплуатация кроссового мотоцикла типа АОВ37-2 с коммерческим наименованием по дорогам общего пользования запрещена, он предназначенисключительно для участия в спортивных соревнованиях, не подлежит постановке на регистрационный учёт в органах Госавтоинспекции, паспорт транспортного средства для него не предусмотрен.
Следовательно, мотоцикл которым 5 июля 2014 г. управлял Затирахин Е.А., по смыслу приведённых выше положений закона, не является транспортным средством.
С учётом данного обстоятельства, а также в связи с тем, что действующим законодательством не предусмотрена обязанность получения права управления устройствами, предназначенными исключительно для спортивных соревнований, действия Затирахина Е.А. по управлению мотоциклом при отсутствии права управления транспортными средствами не образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Постановление Верховного Суда No 13-АД15-1 от 13 февраля 2015 г.
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1234002

Преимуществом (приоритетом) признается право на первоочередное движение в намеченном направлении по отношению к другим участникам движения.

Согласно пункту 8.8 Правил дорожного движения, нарушение которого вменено Ростовскому С.В., при повороте налево или развороте вне перекрестка водитель безрельсового транспортного средства обязан уступить дорогу встречным транспортным средствам и трамваю попутного направления.

В силу пункта 1.2 Правил дорожного движения уступить дорогу (не создавать помех) — требование, означающее, что участник дорожного движения не должен начинать, возобновлять или продолжать движение, осуществлять какой-либо маневр, если это может вынудить других участников движения, имеющих по отношению к нему преимущество, изменить направление движения или скорость.

Преимуществом (приоритетом) признается право на первоочередное движение в намеченном направлении по отношению к другим участникам движения.

В ходе производства по делу должностным лицом и судебными инстанциями установлено, что Ростовский С.В., управляя транспортным средством «Ситроен С4», следовал в с. Богатое Богатовского района Самарской области по ул. Строителей в направлении от железнодорожного переезда. В районе д. 118 по ул. Строителей при выполнении Ростовским С.В. поворота налево на прилегающую территорию произошло столкновение с автомобилем «…», под управлением Яковлева Ю.А., который двигался во встречном направлении по обочине, выделенной с помощью разметки 1.2.1 Приложения № 2 к Правилам дорожного движения.

То обстоятельство, что водитель автомобиля «…» осуществлял движение по обочине, подтверждается объяснениями Я., Р., Я., Яковлева Ю.А., Ростовского С.В., В., а также фотоматериалами и схемой места дорожно-транспортного происшествия, в которой место столкновения зафиксировано на обочине, при этом с содержанием схемы участники дорожно-транспортного происшествия были ознакомлены и согласны (л.д. 10-13, 15-24).

Вместе с тем в соответствии с пунктом 9.9 Правил дорожного движения движение транспортных средств по обочинам запрещено.

Согласно пункту 1.2 Правил дорожного движения обочиной является элемент дороги, примыкающий непосредственно к проезжей части на одном уровне с ней, отличающийся типом покрытия или выделенный с помощью разметки 1.2.1 либо 1.2.2, используемый для движения, остановки и стоянки в соответствии с Правилами.

В данной дорожной ситуации водитель автомобиля «…» Яковлев Ю.А., движущийся по обочине, не имел преимущественного права движения, а у водителя автомобиля «…» Ростовского С.В. при повороте налево на прилегающую территорию вне перекрестка отсутствовала обязанность уступить дорогу движущемуся по обочине во встречном направлении транспортному средству, под управлением Яковлева Ю.А.

Постановление Верховного Суда РФ от 4 сентября 2015 г. N 46-АД15-29
http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1370402

При этом установление виновности предполагает доказывание не только вины лица, но и его непосредственной причастности к совершению противоправного действия (бездействия), то есть объективной стороны деяния. Следовательно, необходимо доказать, что именно это лицо совершило данное административное правонарушение.

Между тем задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений (статья 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

В соответствии со статьей 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по делу об административном правонарушении подлежат выяснению, в частности: лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, а также виновность лица в совершении административного правонарушения.

Решение вопроса о лице, совершившем противоправное деяние, имеет основополагающее значение для всестороннего, полного и объективного рассмотрения дела и своевременного привлечения виновного к административной ответственности.

При этом установление виновности предполагает доказывание не только вины лица, но и его непосредственной причастности к совершению противоправного действия (бездействия), то есть объективной стороны деяния.

Постановление Верховного Суда РФ от 9 марта 2017 г. N 78-АД17-8
http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1524812

При этом установление виновности предполагает доказывание не только вины лица, но и его непосредственной причастности к совершению противоправного действия (бездействия), то есть объективной стороны деяния. Следовательно, необходимо доказать, что именно это лицо совершило данное административное правонарушение.

Постановление Верховного Суда РФ от 25 ноября 2015 г. № 78-АД15-7
http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1393604

Постановление Верховного Суда РФ от 28 марта 2013 г. N 11-АД13-1
http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=533332

Положения статьи 49 Конституции Российской Федерации о принципе виновной ответственности, презумпции невиновности и бремени доказывания, которое возлагается на органы государства и их должностных лиц, выражают общие принципы права при применении государственного принуждения карательного (штрафного) характера в сфере публичной ответственности как в уголовном, так и в равной мере в административном праве, что общепризнано в отечественной правовой доктрине.

Бремя доказывания, то есть сбор уличающих фактов, их оценка, установление виновности и других признаков состава правонарушения, в административном законодательстве возложено на уполномоченные государственные органы и должностных лиц.

Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации А.Л. Кононова
Постановление Конституционного Суда РФ от 27.04.2001 N 7-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда города Санкт — Петербурга и Ленинградской области, жалобами открытых акционерных обществ «АвтоВАЗ» и «Комбинат «Североникель», обществ с ограниченной ответственностью «Верность», «Вита — Плюс» и «Невско — Балтийская транспортная компания», товарищества с ограниченной ответственностью «Совместное российско — южноафриканское предприятие «Эконт» и гражданина А.Д. Чулкова»
http://base.garant.ru/12122850/

КоАП РФ не содержит нормы, предусматривающей возможность отмены вступившего в законную силу постановления или решения по делу об административном правонарушении, если при этом ухудшается положение лица, привлекаемого к административной ответственности.

Исходя из положений статьи 4.5 и пункта 6 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, по истечении установленных сроков давности привлечения к административной ответственности вопрос об административной ответственности лица, в отношении которого производство по делу прекращено, обсуждаться не может.

Кроме того, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не содержит нормы, предусматривающей возможность отмены вступившего в законную силу постановления или решения по делу об административном правонарушении, если при этом ухудшается положение лица, привлекаемого к административной ответственности.

В силу статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях ухудшение положения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, при проверке вступивших в законную силу постановлений и решений по делу об административном правонарушении недопустимо.

Эта норма корреспондирует требованиям статьи 46, части 1 статьи 50, статьи 55 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с положениями статьи 4 Протокола No 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 января 1950 года), из которых следует, что произвольное изменение правового режима для лица, в отношении которого вынесено окончательное постановление, невозможно — поворот к худшему для осужденного (оправданного) при пересмотре вступившего в законную силу постановления, как правило, недопустим.

Постановление ВС РФ No20-АД17-2 от 10 апреля 2017 г.

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1535726

Заместитель председателя Кемеровского областного суда в нарушение требований части 2 статьи 30.15 КоАП РФ не известил Кузьмина М.М. о подаче должностным лицом, направившим дело об административном правонарушении на рассмотрение судье, жалобы на решение судьи Беловского городского суда Кемеровской области от 12 октября 2015 г.

В силу положений части 2 статьи 118 и части 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации административное судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.
Судебный порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях подразумевает обязанность суда по созданию на всех стадиях административного судопроизводства равных условий для осуществления сторонами принадлежащих им процессуальных прав.
Исходя из положений части 1 статьи 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.
Частью 2 статьи 30.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлено, что судья, принявший к рассмотрению жалобу, протест на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов, обязан известить лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, а также потерпевшего о подаче жалобы, принесении протеста и предоставить указанным лицам возможность ознакомиться с жалобой, протестом и подать возражения на них.
Закрепляя право на обжалование и опротестование вступивших в законную силу постановлений по делам об административных правонарушениях, решений по результатам рассмотрения жалоб, протестов и регламентируя порядок подачи жалобы, принесения протеста, принятия их к рассмотрению, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, исходя из положений части 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в определениях от 12 апреля 2005 г. No
ПЗ-О и от 4 апреля 2006 г. No 113-0, предусматривает обязанность судьи, принявшего к рассмотрению жалобу, протест на вступившие в законную силу постановления, известить лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, а также потерпевшего о подаче жалобы, принесении протеста и предоставить указанным лицам возможность ознакомиться с жалобой, протестом и подать свои возражения на них. Закон обеспечивает им равные условия для защиты и отстаивания своей позиции, создает необходимые предпосылки для реализации права на судебную защиту на основе конституционного принципа состязательности и равноправия сторон.
Приведенная правовая позиция изложена в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 3 апреля 2012 г. No 598-0 и может быть распространена, в том числе на случаи, когда жалоба на вступившие в законную силу судебные акты по делу об административном правонарушении подана должностным лицом, направившим это дело на рассмотрение судье.
Как усматривается из материалов дела, заместитель председателя Кемеровского областного суда в нарушение требований части 2 статьи 30.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не известил Кузьмина М.М. о подаче должностным лицом, направившим дело об административном правонарушении на рассмотрение судье, жалобы на решение судьи Беловского городского суда Кемеровской области от 12 октября 2015 г.
Материалы дела не содержат данных, свидетельствующих о соответствующем извещении и направлении Кузьмину М.М. копии жалобы должностного лица для ознакомления. Об этом заявлено и Кузьминым М.М. в настоящей жалобе.
Таким образом, Кузьмин М.М. был лишен возможности ознакомиться с жалобой, подать на нее возражения и довести свою позицию до суда, что повлекло нарушение его права на защиту, а также повлияло на всесторонность, полноту и объективность рассмотрения дела.
Допущенное заместителем председателя Кемеровского областного суда нарушение требований Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не позволяет признать вынесенное им 29 марта 2016 г. постановление законным и обоснованным.

Постановление ВС РФ No 81-АД 17-2 от 13 февраля 2017 г.
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1516264

Защита прав потребителей (2)

При передаче товара покупателю одновременно передаются установленные изготовителем комплект принадлежностей и документы.

В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее правовые нормы приведены в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) по данному договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Согласно пункту 1 статьи 456 Гражданского кодекса Российской Федерации продавец обязан передать покупателю товар, предусмотренный договором купли-продажи.

Как указано в пункте 2 статьи 456 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено договором купли-продажи, продавец обязан одновременно с передачей вещи передать покупателю ее принадлежности, а также относящиеся к ней документы (технический паспорт, сертификат качества, инструкцию по эксплуатации и т.п.), предусмотренные законом, иными правовыми актами или договором.

В силу пункта 59 постановления Правительства Российской Федерации от 19 января 1998 г. No 55 «Об утверждении Правил продажи отдельных видов товаров, перечня товаров длительного пользования, на которые не распространяется требование покупателя о безвозмездном предоставлении ему на период ремонта или замены аналогичного товара, и перечня непродовольственных товаров надлежащего качества, не подлежащих возврату или обмену на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации» при передаче товара покупателю одновременно передаются установленные изготовителем комплект принадлежностей и документы, в том числе сервисная книжка или иной заменяющий ее документ, а также документ, удостоверяющий право собственности на транспортное средство или номерной агрегат, для их государственной регистрации в установленном законодательством Российской Федерации порядке.

Согласно пункту 1 статьи 464 Гражданского кодекса Российской Федерации, если продавец не передает или отказывается передать покупателю относящиеся к товару принадлежности или документы, которые он должен передать в соответствии с законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи, покупатель вправе назначить ему разумный срок для их передачи.

На основании пункта 2 указанной статьи в случае, когда принадлежности или документы, относящиеся к товару, не переданы продавцом в указанный срок, покупатель вправе отказаться от товара, если иное не предусмотрено договором.

Приведенная правовая норма предоставляет покупателю право при соблюдении указанных в ней условий отказаться от товара при ненадлежащем исполнении продавцом обязанности по передаче покупателю относящихся к товару документов, но не предусматривает каких-либо мер гражданско-правовой ответственности, подлежащих применению к продавцу в случае причинения покупателю убытков данными действиями.

Такие меры предусмотрены Законом о защите прав потребителей, который регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

В указанном законе недостаток товара (работы, услуги) определен как несоответствие товара (работы, услуги) или обязательным требованиям, предусмотренным законом либо в установленном им порядке, или условиям договора (при их отсутствии или неполноте условий обычно предъявляемым требованиям), или целям, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется, или целям, о которых продавец (исполнитель) был поставлен в известность потребителем при заключении договора, или образцу и (или) описанию при продаже товара по образцу и (или) по описанию.

Статьей 4 (части 1, 2) Закона о защите прав потребителей установлено, что продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору. При отсутствии в договоре условий о качестве товара (работы, услуги) продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), соответствующий обычно предъявляемым требованиям и пригодный для целей, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется.

Согласно пункту 1 статьи 20 Закона о защите прав потребителей, если срок устранения недостатков товара не определен в письменной форме соглашением сторон, эти недостатки должны быть устранены изготовителем (продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) незамедлительно, то есть в минимальный срок, объективно необходимый для их устранения с учетом обычно применяемого способа. Срок устранения недостатков товара, определяемый в письменной форме соглашением сторон, не может превышать сорок пять дней.

Пунктом 3 статьи 23.1 Закона о защите прав потребителей предусмотрено, что в случае нарушения установленного договором купли-продажи срока передачи предварительно оплаченного товара потребителю, продавец уплачивает ему за каждый день просрочки неустойку (пени) в размере 0,5 процента суммы предварительной оплаты товара. Неустойка (пени) взыскивается со дня, когда по договору купли-продажи передача товара потребителю должна была быть осуществлена, до дня передачи товара потребителю или до дня удовлетворения требования потребителя о возврате ему предварительно уплаченной им суммы. Сумма взысканной потребителем неустойки (пени) не может превышать сумму предварительной оплаты товара.

Данная норма устанавливает меру гражданско-правовой ответственности (неустойку) за неисполнение продавцом обязанности по передаче покупателю предварительно оплаченного товара, к которому с учетом положения статьи 464 Гражданского кодекса Российской Федерации относятся и документы на товар.

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о невозможности применения к возникшим по данному спору правоотношениям положений пункта 3 статьи 23.1 Закона о защите прав потребителей нельзя признать правильным.

Отсутствие подлинника ПТС является недостатком переданного Бакиеву М.И. товара — автомобиля, препятствующим использованию товара по прямому назначению, что влечет право истца требовать устранения данного недостатка в соответствии с положениями Закона о защите прав потребителей, а в случае неустранения данного недостатка и невыполнения требований потребителя в порядке и сроки, предусмотренные законом, — корреспондирующую указанному праву обязанность ответчика нести установленную статьями 20, 23.1 Закона о защите прав потребителей ответственность.

Определение Верховного Суд РФ ДелоNo 47-КГ17-8 от  18 июля 2017 г.

 http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1564028

 

С учетом установленных по делу обстоятельств приобретенные истцом сетрификаты являются авансом будущей оплаты товара, а потому к возникшим правоотношениям применимы положения Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

В соответствии со статьей 492 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору розничной купли-продажи продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, обязуется передать покупателю товар, предназначенный для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью.
Договор розничной купли-продажи является публичным договором (статья 426).
К отношениям по договору розничной купли-продажи с участием покупателя-гражданина, не урегулированным названным кодексом, применяются законы о защите прав потребителей и иные правовые акты, принятые в соответствии с ними.
В абзаце 1 преамбулы Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. No 2300-1 «О защите прав потребителей» конкретизировано, что данный закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную
защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.
Потребителем в соответствии с абзацем 3 преамбулы того же закона является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.
По настоящему делу установлено, что Гребенев А.И. для личных нужд приобрел у ответчика сертификаты с целью использования их для оплаты товара в магазине, принадлежащем ИП Козловой И.В.
С учетом установленных по делу обстоятельств приобретенные истцом сетрификаты являются авансом будущей оплаты товара, а потому к возникшим правоотношениям применимы положения Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».
При обращении в магазин сотрудниками последнего было сообщено о невозможности принятия сертификатов к оплате.
В соответствии со статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации право выбора способа защиты гражданских прав принадлежит истцу.
На основании пункта 1 статьи 12 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» если потребителю не предоставлена возможность незамедлительно получить при заключении договора информацию о товаре (работе, услуге), он вправе потребовать от продавца (исполнителя) возмещения убытков, причиненных необоснованным уклонением от заключения договора, а если договор заключен, в разумный срок отказаться от его исполнения и потребовать возврата уплаченной за товар суммы и возмещения других убытков.
При отказе от исполнения договора потребитель обязан возвратить товар (результат работы, услуги, если это возможно по их характеру) продавцу (исполнителю).
В нарушение положений статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 12 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» суд кассационной инстанции неправомерно пришел к выводу о том, что возникшие между сторонами правоотношения не регулируются названным законом, а истец в силу положений статьи 445 Гражданского кодекса Российской Федерации вправе требовать от ответчика только заключения с ним договора купли-продажи с использованием сертификатов.

Определение Верховного Суда Дело No57-КГ15-7 от 13 октября 2015 г.
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1383476

КАСКО (7)

В страховом полисе стороны согласовали срок действия договора страхования без каких-бы то ни было оговорок. Полисом страхования, выданным ответчиком истцу при заключении договора, в качестве событий, на случай наступления которых осуществляется страхование, указаны «ущерб» и «хищение». Каких-либо исключений относительно данных страховых рисков в полисе страхования не содержится.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что неустановление поисковой спутниковой системы «Цезарь Сателлит Магнум 8 8ирег» являлось недобросовестным действием истца, в связи с чем страховщик обоснованно отказал в выплате страхового возмещения.
Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.
Между тем судебными инстанциями не было учтено следующее.
В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными
имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы). По договору имущественного страхования может быть застрахован риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества (статья 930 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Согласно статье 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. No 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее — Закон об организации страхового дела в Российской Федерации) страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование. Событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления (пункт 1).
Страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам (пункт 2).
Пунктом 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. No 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» разъяснено, что страховой случай включает в себя опасность, от которой производится страхование, факт причинения вреда и причинную связь между опасностью и вредом.
Исходя из изложенного страховым случаем по договору страхования имущества является наступление предусмотренного договором страхования события, причинившего утрату, гибель или повреждение застрахованного имущества.
Согласно абзацам второму и четвертому пункта 1 статьи 942 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора имущественного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страхового случая), и о сроке действия договора.
В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 943 Гражданского кодекса Российской Федерации условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).
Условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему. В последнем случае вручение страхователю при заключении договора правил страхования должно быть удостоверено записью в договоре.
Пунктом 3.3.2 Правил страхования предусматривалось, что по риску «хищение» страховым событием является утрата застрахованного транспортного средства и (или) дополнительного оборудования в результате кражи, грабежа, разбоя (согласно квалификации, предусмотренной Уголовным кодексом Российской Федерации).
Согласно пунктам 13.1 и 13.1.29 Правил страхования не являются страховыми случаями хищение транспортного средства, не оборудованного противоугонными системами, соответствующими требованиям страховщика, предусмотренными договором страхования, а также если эти системы на момент хищения транспортного средства были демонтированы, неисправны или находились в состоянии, не позволяющем им в предусмотренном конструкцией объеме осуществлять функцию поиска или противодействия хищению транспортного средства, о чем страхователю, выгодоприобретателю или лицу, допущенному к управлению, было известно.
Вместе с тем согласно пункту 3 статьи 943 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора страхования страхователь и страховщик могут договориться об изменении или исключении отдельных положений правил страхования и о дополнении правил.
Полисом страхования, выданным ответчиком истцу при заключении договора, в качестве событий, на случай наступления которых осуществляется страхование, указаны «ущерб» и «хищение». Каких-либо исключений относительно данных страховых рисков в полисе страхования не содержится.
На основании пункта 1 статьи 964 Гражданского кодекса Российской Федерации, если законом или договором страхования не предусмотрено иное, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения и страховой суммы, когда страховой случай наступил вследствие: воздействия ядерного взрыва, радиации или радиоактивного заражения; военных действий, а также маневров или иных военных мероприятий; гражданской войны, народных волнений всякого рода или забастовок.
Между тем страховщик, согласовав в полисе страхования с истцом условие о страховом риске как об ущербе и хищении, в утвержденных им в одностороннем порядке Правилах страхования существенно ограничил свои обязательства по договору страхования, исключив из числа страховых случаев в том числе хищение транспортного средства в зависимости от его комплектации определенным ПУУ и поддержания его постоянно в рабочем состоянии, указав на не предусмотренные законом основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения.
В соответствии с пунктом 1 статьи 963 Гражданского кодекса Российской Федерации страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 и 3 данной статьи. Законом могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя.
Однако судебные инстанции, придя к выводу о том, что хищение автомобиля явилось следствием недобросовестных действий страхователя, не учли, что умысла истца относительно наступления страхового случая по настоящему делу судом не установлено и ответчик на умысел истца не ссылался.
Согласно пункту 1 статьи 957 Гражданского кодекса Российской Федерации договор страхования, если в нем не предусмотрено иное, вступает в силу в момент уплаты страховой премии или первого ее взноса.
Пунктом 11.2 полиса страхования предусматривалось, что по риску «хищение» договор вступает в силу с момента предоставления представителю страховщика действующего договора на обслуживание поисковой системы «Цезарь Сателлит Магнум 8 8ирег».
Согласно пункту 7.9 Правил страхования страховая защита вступает в силу со дня, следующего за днем уплаты страхователем страховой премии или первого ее взноса. Договором страхования может быть предусмотрено начало действия страховой защиты: по риску «ущерб» — с момента предоставления транспортного средства к осмотру представителю страховщика, по риску «хищение» — с момента проверки представителем страховщика установленных на транспортное средство противоугонных систем.
Как следует из материалов дела, страховая премия в размере 178 991,80 руб. была уплачена страхователем 11 февраля 2014 г. в полном объеме.
Суд апелляционной инстанции сослался на то, что договор страхования по риску «хищение» не вступил в силу.
Между тем суд не учел, что пунктом 9 полиса страхования стороны согласовали срок действия договора страхования с 11 декабря 2014 г. до 10 декабря 2015 г. без каких-бы то ни было оговорок.
В связи с этим суду исходя из требований статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации следовало установить, подтверждал ли пункт 11.2 полиса страхования достижение сторонами какого-либо иного соглашения относительно срока вступления в силу договора страхования по риску «хищение» помимо указанного в пункте 9, учитывая, что пункт 11.2 не содержал указания на событие, которое должно неизбежно наступить, а страховая премия Бирюкбаевым Т.Т. была уплачена в полном объеме.
В силу пункта 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 названной статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом (пункт 2).
Согласно пунктам 1, 2 статьи 428 Гражданского кодекса Российской Федерации договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.
Заявляя требование о признании недействительными указанных в иске пунктов полиса страхования и Правил страхования, истец ссылался на то, что договор добровольного страхования имущества содержал явно обременительное для него как потребителя условие об установке дорогостоящего ПУУ.
Таким образом, суду следовало установить, являлось ли условие договора присоединения об установке конкретного ПУУ, навязанным потребителю страхователем, недобросовестным и могло ли это обстоятельство повлечь за собой отказ в защите права страховщика путем неприменения этого условия договора либо признания его недействительным.
Этого сделано не было.
Допущенные нарушения являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 20 января 2016 г. подлежит отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

Верховный Суд Определение ДелоNo4-КГ16-18 от 02 августа 2016 г.
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1466056

Category: КАСКО

Страхователь, оставаясь выгодоприобретателем по договору страхования, не лишен права заменить себя другим лицом, заключив договор цессии, если это не противоречит договору страхования.

Согласно пункту 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 2 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации).

На основании пункта 1 статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты.

В соответствии со статьей 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону (пункт 1). Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (пункт 2).

В силу положений пункта 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Пунктом 1 статьи 956 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что страхователь вправе заменить выгодоприобретателя, названного в договоре страхования, другим лицом, письменно уведомив об этом страховщика.

Выгодоприобретатель не может быть заменен другим лицом после того, как он выполнил какую-либо из обязанностей по договору страхования или предъявил страховщику требование о выплате страхового возмещения или страховой суммы (пункт 2 названной статьи).

Как следует из содержания статьи 956 Гражданского кодекса Российской Федерации, регламентируя замену выгодоприобретателя именно по требованию страхователя, обращенному к страховщику и предполагающему внесение изменений в договор страхования, названная статья Гражданского кодекса Российской Федерации не содержит каких-либо положений относительно возможности такой замены в результате гражданско-правовых сделок страхователя, заключаемых для передачи имущественных прав по тем или иным страховым случаям.

В связи с этим страхователь, оставаясь выгодоприобретателем по договору страхования, не лишен права заменить себя другим лицом, заключив договор цессии, если это не противоречит договору страхования.

Определение Верховного суда No 18-КП6-148 от 04 октября 2015 года

http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1484582

Ежемесячное уменьшение размера страховой суммы противоречит императивной норме, содержащейся в пункте 5 статьи 10 Закона об организации страхового дела.

В пункте 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. No 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» разъяснено, что в случае полной гибели имущества, то есть при полном его уничтожении либо таком повреждении, когда оно не подлежит восстановлению, страхователю выплачивается страховое возмещение в размере полной страховой суммы в соответствии с пунктом 5 статьи 10 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. No 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее — Закон об организации страхового дела).

Согласно пункту 5 статьи 10 указанного закона в случае утраты, гибели застрахованного имущества страхователь, выгодоприобретатель вправе отказаться от своих прав на него в пользу страховщика в целях получения от него страховой выплаты (страхового возмещения) в размере полной страховой суммы.

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. No 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», в случае полной гибели имущества, то есть при полном его уничтожении либо таком повреждении, когда оно не подлежит восстановлению, страхователю выплачивается страховое возмещение в размере полной страховой суммы в соответствии с пунктом 5 статьи 10 Закона об организации страхового дела (абандон).

Таким образом, исходя из положений вышеприведенной правовой нормы, являющейся императивной, и разъяснений, в случае полной гибели, утраты застрахованного имущества, в том числе транспортного средства, застрахованного по договору добровольного страхования, и отказа выгодоприобретателя от своих прав на указанное имущество в пользу страховщика страхователю выплачивается страховое возмещение в размере полной страховой суммы.

Следовательно, ежемесячное уменьшение размера страховой суммы противоречит императивной норме, содержащейся в пункте 5 статьи 10 Закона об организации страхового дела.

Иное толкование закона и договора страхования противоречило бы целям добровольного имущественного страхования и не отвечало бы интересам страхователя, в полном объеме уплатившего страховую премию пропорционально размеру страховой суммы.

При этом под страховой суммой понимается денежная сумма, которая определена в порядке, установленном федеральным законом и (или) договором страхования при его заключении, и исходя из которой устанавливаются размер страховой премии (страховых взносов) и размер страховой выплаты при наступлении страхового случая (пункт 1 статьи 10 Закона об организации страхового дела).

Определение Верховного суда No 50-КГ16-26 от 25 апреля 2017 г.

http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1539656

Category: КАСКО

Пункт правил страхования ограничивающий действие страхового полиса на территории некоторых субъектов РФ не подлежит применению.

Конституцией Российской Федерации (часть 1 статьи 5) установлено, что Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов — равноправных субъектов Российской Федерации.

Согласно части 2 статьи 6 Конституции Российской Федерации каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несёт равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации.

Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства (часть 1 статьи 27 Конституции Российской Федерации).

В соответствии с частью 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Пунктом 1 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплены принципы гражданского законодательства, а именно равенство участников регулируемых им отношений, неприкосновенность собственности, свобода договора, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечение восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

Ввиду указанных выше конституционно-правовых гарантий и принципов гражданского законодательства права и свободы граждан Российской Федерации не могут быть ограничены путём заключения договора, содержащего условия дискриминационного характера, препятствующие реализации этих прав и свобод на всей территории Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 927 Гражданского кодекса Российской Федерации страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком).

В соответствии с пунктом 1 статьи 3 Закона Российской Федерации «Об организации страхового дела в Российской Федерации» целью организации страхового дела является обеспечение защиты имущественных интересов физических и юридических лиц, Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований при наступлении страховых случаев.

Несмотря на то, что страховые интересы являются частными интересами конкретных заинтересованных лиц, публичный интерес в страховании имеет большое значение и существенно влияет на правовое регулирование.

В финансовой устойчивости страховой организации заинтересован неопределённый круг лиц, так как страховой фонд, предназначенный для защиты интереса конкретного страхователя, формируется из взносов всех страхователей и, как следствие, каждый страхователь заинтересован во всех других договорах страхования.

Именно поэтому условия конкретного договора страхования являются не только объектом частных интересов страхователя и страховой организации, но и являются объектом публичного интереса.

Таким образом, договор добровольного страхования имущества по своей правовой природе является публичным договором, то есть в силу пункта 1 статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации договором, заключаемым коммерческой организацией и устанавливающим её обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится. Коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами.

Обязательность заключения публичного договора при наличии возможности предоставить соответствующие услуги означает недопустимость одностороннего отказа исполнителя от исполнения обязательств по договору, поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы смысла и правового значения.

Следовательно, право гражданина на заключение публичного договора добровольного страхования имущества может быть реализовано, а обязательства исполнителя услуги по договору подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации без каких-либо исключений.

Пунктом 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Назначение субъективного права состоит в предоставлении уполномоченному субъекту, в данном случае коммерческой организации, оказывающей страховые услуги, юридически гарантированной возможности удовлетворить свои потребности, не нарушая при этом интересов других лиц, общества и государства.

При осуществлении субъективного права в противоречии с его назначением происходит конфликт между интересами общества и отдельно взятого лица.

Злоупотребление правом, по смыслу статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть осуществление субъективного права в противоречии с его назначением, имеет место в случае, когда субъект поступает вопреки правовой норме, предоставляющей ему соответствующее право; не соотносит своё поведение с интересами общества и государства; не исполняет корреспондирующую данному праву юридическую обязанность.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. No 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», на договоры добровольного страхования имущества граждан для личных и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, распространяется Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей».

Действие Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» в равной степени должно защищать права и интересы всех граждан Российской Федерации на всей территории государства без каких- либо дискриминирующих признаков по территории пребывания, проживания, национальной принадлежности к тому или иному народу.

В соответствии с пунктом 1 статьи 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

По смыслу приведённых выше правовых норм, стороны вправе включать в договор страхования условия, предусматривающие в том числе основания для отказа в выплате страхового возмещения, не противоречащие императивным нормам закона.

Как установлено судом первой инстанции, Зиновьевым Д.Г. заключён с ООО «Группа Ренессанс Страхование» договор добровольного страхования транспортного средства по рискам «ущерб», «угон/хищение», «гражданская ответственность».

Пунктом 2.10 Правил добровольного страхования транспортных средств, утверждённых приказом генерального директора ООО «Группа Ренессанс Страхование» от 11 июля 2011 г. No 52, определено, что если договором страхования не предусмотренное иное, договор страхования действует на территории Российской Федерации, за исключением территории Республики Дагестан, Республики Ингушетия, Республики Северная Осетия — Алания, Чеченской Республики. При этом в пункте 2.10 Правил указано, что по риску «ущерб» договор страхования действует также на территории остальных стран мира.

Исходя из изложенного пункт 2.10 Правил добровольного страхования транспортных средств нарушает права потребителей на пользование в полном объеме застрахованным имуществом на всей территории Российской Федерации, а также лишает граждан, проживающих на территории названных республик в составе Российской Федерации, возможности при наличии публичной оферты заключить договор с ООО «Группа Ренессанс Страхование».

Таким образом, пункт 2.10 Правил добровольного страхования транспортных средств противоречит действующему законодательству Российской Федерации и не подлежит применению в соответствии со статьёй 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

Определение Верховного суда от 03 февраля 2015 г. Дело No32-КГ14-17

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1239716

Category: КАСКО

При полной конструктивной гибели (утраты) имущества подлежит выплате полная страховая сумма без вычета износа, амортизации и иных вычетов.


https://youtu.be/CrjzvRQ5sYg
В соответствии с частью 5 статьи 10 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. No 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее — Закон об организации страхового дела) в случае утраты, гибели застрахованного имущества страхователь, выгодоприобретатель вправе отказаться от своих прав на него в пользу страховщика в целях получения от него страховой выплаты (страхового возмещения) в размере полной страховой суммы.
Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. No 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», в случае полной гибели имущества, т.е. при полном его уничтожении либо таком повреждении, когда оно не подлежит восстановлению, страхователю выплачивается страховое возмещение в размере полной страховой суммы в соответствии с пунктом 5 статьи 10 Закона об организации страхового дела (абандон).
Таким образом, в силу императивной нормы закона в случае полной гибели застрахованного имущества и отказа выгодоприобретателя от своих прав на указанное имущество в пользу страховщика страхователю выплачивается страховое возмещение в размере полной страховой суммы.
Пунктом 1 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.
Следовательно, условие договора добровольного страхования транспортного средства о том, что при полной гибели транспортного средства страховая выплата определяется с учетом износа деталей поврежденного имущества, не подлежало применению, как противоречащее императивной норме, содержащейся в части 5 статьи 10 Закона об организации страхового дела.

Определение Верховного суда от 10 февраля 2015 г. Дело No44-КГ14-11

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1236198

Отменяя решение суда первой инстанции в части взыскания страхового возмещения, суд апелляционной инстанции сослался на положения статьи 943 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования). Условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему. В последнем случае вручение страхователю при заключении договора правил страхования должно быть удостоверено записью в договоре.

Пунктом 11.7.1 Правил страхования, являющихся неотъемлемой частью заключенного сторонами договора, предусмотрено, что при наступлении страхового случая по риску «Хищение» страховщик выплачивает страховое возмещение в размере страховой суммы, установленной по транспортному средству, за вычетом суммы износа на момент наступления страхового случая и суммы ранее выплаченных страховых возмещений по соответствующему риску.

При указанных обстоятельствах, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что соглашением сторон было установлено возмещение ущерба выгодоприобретателю с учетом износа застрахованного имущества, в связи с чем оснований для взыскание страхового возмещения в полном объеме у суда первой инстанции не имелось.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с выводом суда апелляционной инстанции согласиться нельзя, поскольку он не соответствует требованиям закона.

В соответствии с частью 5 статьи 10 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» в случае утраты, гибели застрахованного имущества страхователь, выгодоприобретатель вправе отказаться от своих прав на него в пользу страховщика в целях получения от него страховой выплаты (страхового возмещения) в размере полной страховой суммы.

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 38 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. No 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», в случае полной гибели имущества, т.е. при полном его уничтожении либо таком повреждении, когда оно не подлежит восстановлению, страхователю выплачивается страховое возмещение в размере полной страховой суммы в соответствии с пунктом 5 статьи 10 Закона об организации страхового дела (абандон).

Таким образом, в силу императивной нормы закона в случае полной гибели, утраты застрахованного имущества и отказа выгодоприобретателя от своих прав на указанное имущество в пользу страховщика страхователю выплачивается страховое возмещение в размере полной страховой суммы.

Пунктом 1 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Следовательно, условие договора добровольного страхования транспортного средства о том, что при полной гибели, утраты, в том числе в результате хищения, транспортного средства страховая выплата определяется с учетом износа деталей поврежденного имущества, не подлежало применению, как противоречащее императивной норме, содержащейся в части 5 статьи 10 Закона об организации страхового дела.

Определение Верховного суда от 07 апреля 2015 г. Дело No5-КГ15-10

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1252420

Отменяя решение суда первой инстанции, и отказывая в удовлетворении иска Хоботилова В.А., суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что взыскание с ответчика суммы страхового возмещения, размер которой соответствует износу транспортного средства истца за период действия заключенного между сторонами договора страхования, является неправомерным, поскольку Правилами добровольного страхования средств наземного транспорта, утвержденными Генеральным директором ООО «СК «ОРАНТА» 11 июля 2012 г., установлено возмещение ущерба выгодоприобретателю за вычетом износа застрахованного транспортного средства.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы суда апелляционной инстанции, сделанными без учета требований закона.

В силу пункта 1 статьи 943 Гражданского кодекса Российской Федерации условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).

Пунктом 1 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

В соответствии с пунктом 12.7. указанных выше Правил страхования в случае хищения, угона застрахованного транспортного средства размер страхового возмещения определяется исходя из страховой суммы по

застрахованному риску («КАСКО» или «Хищение, Угон») за вычетом износа транспортного средства в течение срок действия договора страхования.

В соответствии с частью 5 статьи 10 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. No 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» в случае утраты, гибели застрахованного имущества страхователь, выгодоприобретатель вправе отказаться от своих прав на него в пользу страховщика в целях получения от него страховой выплаты (страхового возмещения) в размере полной страховой суммы.

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. No 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», в случае полной гибели имущества, то есть при полном его уничтожении либо таком повреждении, когда оно не подлежит восстановлению, страхователю выплачивается страховое возмещение в размере полной страховой суммы в соответствии с пунктом 5 статьи 10 Закона об организации страхового дела (абандон).

Таким образом, исходя из положений вышеприведенной правовой нормы, являющейся императивной, и разъяснений в случае полной гибели, утраты застрахованного имущества, в том числе транспортного средства, застрахованного по договору добровольного страхования, и отказа выгодоприобретателя от своих прав на указанное имущество в пользу страховщика страхователю выплачивается страховое возмещение в размере полной страховой суммы.

Следовательно, условие, содержащееся в названных Правилах страхования, о том, что при полной гибели, утраты, в том числе в результате хищения, транспортного средства страховая выплата определяется с учетом износа деталей поврежденного имущества, не подлежало применению, как противоречащее императивной норме, содержащейся в части 5 статьи 10 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. No 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации».

24 сентября 2013 г. между истцом и ответчиком подписано соглашение о взаимоотношениях сторон в случае нахождения похищенного, угнанного застрахованного транспортного средства, согласно которому истец отказался от своих прав на застрахованное транспортное средство в пользу ответчика.

При таких обстоятельствах вывод суда второй инстанции об отсутствии оснований для взыскания с ответчика в пользу истца суммы страхового возмещения, соответствующей размеру износа транспортного средства истца за период действия заключенного между сторонами договора страхования, противоречит требованиям закона.

Определение Верховного суда от 07 апреля 2015 г. Дело No78-КГ15-18

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1352062

Отказывая в удовлетворении иска суд первой инстанции сослался на то, что ответчик произвёл выплату страхового возмещения в соответствии с заключённым между сторонами соглашением от 19 ноября 2012 г., по условиям которого сумма страхового возмещения определена в размере

руб., её выплата означает принятие выгодоприобретателем исполнения обязательств страховщика по договору страхования в полном объёме, а также отсутствие каких-либо претензий, связанных с договором страхования. Данный способ расчёта страховой выплаты, по мнению суда, истцом выбран добровольно, с приведёнными выше условиями он согласился, а определённое соглашением страховое возмещение ответчиком выплачено своевременно и в полном объёме.

Отказывая в удовлетворении требований о признании недействительным пункта 11.27 Правил страхования транспортных средств, утверждённых приказом генерального директора ОАО «КИТ Финанс Страхование» от 5 августа 2008 г. No 86 (далее — Правила страхования), который предусматривает, что по риску «хищение/угон» страховщик выплачивает страховое возмещение в размере страховой суммы, установленной для застрахованного транспортного средства, за вычетом

суммы амортизационного износа, рассчитанного в соответствии с нормами, указанными в пункте 11.8 Правил страхования, согласно которому процент

амортизации в течение первого года эксплуатации застрахованного транспортного средства составляет за первый и второй месяцы по 2,5 % в месяц, за последующие месяцы — по 1,25 % в месяц, в течение второго года — 1,2 %, за последующие годы эксплуатации — 1 % за каждый месяц, суд указал, что оспариваемый пункт Правил страхования не нарушает прав истца, а заключение договора страхования на таких условиях не противоречит положениям действующего законодательства.

В удовлетворении остальных исковых требований судом отказано со ссылкой на то, что они являются производными от указанных выше требований о признании недействительными положений Правил страхования и соглашения о выплате страхового возмещения.

С таким выводом согласился и суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что вынесенные по делу судебные постановления являются ошибочными.

В силу пункта 1 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 929 данного кодекса по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключён договор (выгодоприобретателю), причинённые вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определённой договором суммы (страховой суммы).

Согласно пункту 2 статьи 947 этого же кодекса при страховании имущества, если договором страхования не предусмотрено иное, страховая сумма не должна превышать их действительную стоимость (страховой стоимости). Такой стоимостью считается действительная стоимость имущества в месте его нахождения в день заключения договора страхования.

В пункте 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. No 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» разъяснено, что в случае полной гибели имущества, то есть при полном его уничтожении либо таком повреждении, когда оно не подлежит восстановлению, страхователю выплачивается страховое возмещение в размере полной страховой суммы в соответствии с пунктом 5 статьи 10 Закона Российской Федерации от

27 ноября 1992 г. No 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации».

Согласно пункту 5 статьи 10 этого закона в случае утраты, гибели застрахованного имущества страхователь, выгодоприобретатель вправе отказаться от своих прав на него в пользу страховщика в целях получения от него страховой выплаты (страхового возмещения) в размере полной страховой суммы.

Поскольку нормами гражданского законодательства в случае «полной гибели» (утраты) транспортного средства не предусмотрена выплата страхового возмещения за вычетом суммы амортизационного износа транспортного средства, наличие такого положения в Правилах страхования противоречит приведённым выше положениям Закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Кроме того, применяемый страховщиком размер износа, с которым согласились судебные инстанции, в данном случае определён не в соответствии с действительным износом застрахованного транспортного средства, влияющим на его рыночную (действительную) стоимость, а по нормативам, установленным страховщиком.

Доводы судебных инстанций о добровольном заключении истцом соглашения о выплате страхового возмещения в размере руб. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации также находит противоречащими закону, поскольку пунктом 1 статьи 16 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. No 2300-1 «О защите прав потребителей» установлено, что условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Как следует из судебных постановлений по делу, причитающееся истцу страховое возмещение оспариваемым соглашением существенно уменьшено без какого-либо встречного предоставления.

Из установленных судом обстоятельств дела также следует, что страховое возмещение истцу ответчиком не выплачивалось в течение длительного времени — с марта 2012 года — и было выплачено лишь 7 декабря 2012 г., после подписания им оспариваемого соглашения на явно невыгодных для него условиях.

Определение Верховного суда от 21 июля 2015 г. Дело No78-КП5-17

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1355336

Category: КАСКО

Кредитор вправе выбрать между предъявлением требований неустойки по ЗоПП или по 395 ГК РФ. Оба требования нельзя.

Согласно пункту 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации No 13, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации No 14 от 8 октября 1998 г. «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» (в редакции от 4 декабря 2000 г.) в денежных обязательствах, возникших из договоров, в частности, предусматривающих обязанность должника произвести оплату товаров, работ или услуг либо уплатить полученные на условиях возврата денежные средства, на просроченную уплатой сумму подлежат начислению проценты на основании статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Этим же пунктом разъяснено, что если законом либо соглашением сторон предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства, то в подобных случаях суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.

Таким образом, в тех случаях, когда страхователь не ставит вопрос об ответственности за нарушение исполнения страховщиком обязательства по статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, а заявляет требование о взыскании неустойки, предусмотренной статьей 28 Закона о защите прав потребителей, такое требование подлежит удовлетворению, а неустойка — исчислению в зависимости от размера страховой премии.

Решения ВС РФ

No67-КГ14-10

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1238772

17 февраля 2015 г.

Category: КАСКО

Под страховой услугой понимается финансовая услуга, оказываемая страховой организацией или обществом взаимного страхования в целях защиты интересов страхователей (выгодоприобретателей) при наступлении определенных страховых случаев.

Пунктом 5 статьи 28 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» предусмотрена ответственность за нарушение сроков оказания услуги потребителю в виде уплаты неустойки, начисляемой за каждый день просрочки в размере трех процентов цены оказания услуги, а если цена оказания услуги договором об оказании услуг не определена, — общей цены заказа.

Под страховой услугой понимается финансовая услуга, оказываемая страховой организацией или обществом взаимного страхования в целях защиты интересов страхователей (выгодоприобретателей) при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, формируемых страховщиками из уплаченных страховых премий (страховых взносов), а также за счет иных средств страховщиков. Цена страховой услуги определяется размером страховой премии (пункт 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации No 20).

Решения ВС РФ

No67-КГ14-10

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1238772

17 февраля 2015 г.

 

Category: КАСКО

ОСАГО (2)

ТС управляло без законных на то оснований неустановленное лицо, гражданская ответственность которого не была застрахована по договору ОСАГО.

Кроме того, судом апелляционной инстанции был сделан вывод о том, что у страхового общества не возникло обязанности по выплате истцу страхового возмещения, поскольку, несмотря на то, что гражданская ответственность Марабяна Г.Л. была застрахована, принадлежащим ему транспортным средством управляло без законных на то оснований неустановленное лицо, гражданская ответственность которого не была застрахована по договору ОСАГО, а потому вред, причиненный истцу, подлежит возмещению Марабяном Г.Л. как собственником автомобиля.

С данным выводом суда апелляционной инстанции нельзя согласиться по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Согласно пункту 1 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена.

В силу пункта 4 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Исходя из положений статьи 1 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. No 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств — договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Страховой случай — наступление гражданской ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, влекущее за собой в соответствии с договором обязательного страхования обязанность страховщика осуществить страховую выплату.

В пункте 2 статьи 6 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» перечислены обстоятельства, при которых страховое возмещение не выплачивается.

Абзацами четвертым и шестым пункта 1 статьи 14 указанного закона (в редакции, действовавшей на момент совершения ДТП) предусмотрено право страховщика предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу в размере произведенной потерпевшему страховой выплаты, если указанное лицо не имело права на управление транспортным средством, при использовании которого им был причинен вред; указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством.

По смыслу указанных норм, по договору обязательного страхования застрахованным является риск наступления гражданской ответственности при эксплуатации конкретного транспортного средства, поэтому при наступлении страхового случая вследствие действий любого лица, использующего транспортное средство, страховщик от выплаты страхового возмещения не освобождается.

В связи с этим примененное судом апелляционной инстанции иное толкование Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» и освобождение страховщика от обязанности возместить ущерб, причиненный автомобилем, владелец которого застраховал свою ответственность по договору ОСАГО, является неверным, а потому апелляционное определение подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Определение Верховного суда от 20 января 2015 г. Дело No 84-КГ14-3

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1234076

Category: ОСАГО

Старая неустойка по ОСАГО начисляется от 120 (160) тыс. руб., а не от размера выплаты.

В соответствии с п. 2 ст. 13 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» страховщик рассматривает заявление потерпевшего о страховой выплате и предусмотренные правилами обязательного страхования приложенные к нему документы в течение 30 дней со дня их получения. В течение указанного срока страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или направить ему мотивированный отказ в такой выплате.

При неисполнении данной обязанности страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пени) в размере одной семьдесят пятой ставки рефинансирования ЦБ РФ, действующей на день, когда страховщик должен был исполнить эту обязанность, от установленной ст. 7 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» страховой суммы по виду возмещения вреда каждому потерпевшему.

Согласно ст. 7 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет:

в) в части возмещения вреда, причиненного имуществу одного потерпевшего, не более 120 тысяч рублей.

Как следует из Определения Верховного Суда Российской Федерации от 28.07.2011г. по делу № КАС11-382, Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1(2015) от 04.03.2015 г., расчет неустойки должен осуществляться исходя из предельной страховой суммы, установленной ст. 7 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Category: ОСАГО

Процессуальные вопросы (10)

Явка эксперта в судебное заседание по вызову суда для целей содействия правосудию, является обязательной, в связи с чем расходы на выплату услуг эксперта за выезд в судебное заседание , дачу дополнительно ответов на вопросы не подлежат включению в судебные расходы и не подлежат возмещению со стороны.

Согласно Федеральному закону Российской Федерации от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно — экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее Федеральный закон № 73-ФЗ) задачей государственной судебно — экспертной деятельности является оказание содействия судам , судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов , требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла (статья 1).

В соответствии со статьей 41 Федерального закона № 73-ФЗ судебная экспертиза согласно нормам процессуального законодательства Российской Федерации может производиться вне государственных судебно — экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами .

На судебно — экспертную деятельность лиц, указанных в части первой настоящей статьи, распространяется действие статей 2, 4, 6 — 8, 16 и 17, части второй статьи 18, статей 24 и 25 настоящего Федерального закона.

В силу статьи 16 настоящего Закона эксперт исполняет обязанности, предусмотренные, в том числе, соответствующим процессуальным законодательством. 

Статьей 13 ГПК РФ (аналогичные положения содержатся в статье 16 АПК РФ) установлено, что законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Неисполнение судебного постановления, а равно иное проявление неуважения к суду влечет за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом.

Исходя из содержания вышеприведенных норм права явка эксперта в судебное заседание по вызову суда для целей содействия правосудию, является обязательной, в связи с чем расходы на выплату услуг эксперта за выезд в судебное заседание , дачу дополнительно ответов на вопросы не подлежат включению в судебные расходы и не подлежат возмещению со стороны.

Требования суда о представлении доказательств, сведений и других материалов, даче объяснений, разъяснений, заключений и иные требования, связанные с рассматриваемым делом, являются также обязательными и подлежат исполнению органами, организациями и лицами, которым они адресованы.

Статьей 168 ГПК РФ установлено, что в случае, если вызванный свидетель, эксперт, специалист, переводчик не явился в судебное заседание по причинам, признанным судом неуважительными, он может быть подвергнут штрафу. 

 

В случае прекращения производства по делу в связи с его неподведомственностью суду общей юрисдикции судебные издержки на проведение экспертизы подлежали взысканию с истца.

Взыскивая с ОАО «СК «РЕГИОНГАРАНТ» судебные расходы на представителя и отказывая во взыскании с Общества расходов на оплату судебной экспертизы, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что заключение судебной экспертизы не было положено в основу в качестве доказательства по делу при вынесении судебного акта, которым производство по данному делу прекращено, спор по существу разрешен не был, в связи с чем оплаченная ответчиком сумма за проведение экспертизы в размере 15 000 руб. не может быть отнесена к судебным издержкам, подлежащими взысканию с истца.
С указанными выводами согласиться нельзя по следующим основаниям.
Согласно части 1 статьи 88 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.
Статьей 94 названного кодекса к издержкам, связанным с рассмотрением дела, отнесены, в том числе, суммы, подлежащие выплате экспертам.
Следовательно, расходы на проведение судебной экспертизы входят в состав судебных расходов и подлежат распределению в порядке, предусмотренном главой 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
В силу статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 названного кодекса (часть 1).
Данные правила относятся также к распределению судебных расходов, понесенных сторонами в связи с ведением дела в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях (часть 2).
Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 г. No 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», принципом распределения судебных расходов выступает возмещение судебных расходов лицу, которое их понесло, за счет лица, не в пользу которого принят итоговый судебный акт по делу (например, решение суда первой инстанции, определение о прекращении производства по делу или об оставлении заявления без рассмотрения, судебный акт суда апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, которым завершено производство по делу на соответствующей стадии процесса).
В пункте 25 постановления Пленума указано, что в случаях прекращения производства по делу, оставления заявления без рассмотрения судебные издержки взыскиваются с истца.
Таким образом, в случае прекращения производства по делу в связи с его неподведомственностью суду общей юрисдикции судебные издержки на проведение экспертизы подлежали взысканию с истца.
Однако это не было учтено судами первой и апелляционной инстанций, отказавшими во взыскании с истца издержек на проведение судебной экспертизы.
Допущенные нарушения норм процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя.

Верховный Суд Определение No 9-КГ16-19 от 31 января 2017 г.
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1515622

Определением Рыбинского районного суда Красноярского края о т 10 апреля 2012г. производство по данному делу прекращено в связи с тем, что спор неподведомственен суду общей юрисдикции, т а к к а к относится к
подведомственности арбитражного суда, отменена обеспечительная мера в виде
наложения ареста на имущество Филькова А.Н., с ООО «Визир» в пользу Филькова А.Н. взысканы судебные расходы, ООО «Визир» возвращена уплаченная государственная пошлина.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 06 июня 2012г. определение суда первой инстанции отменено в части взыскания в пользу Филькова А.Н. судебных расходов на представителя, в удовлетворении данных требований отказано, в остальной части определение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В кассационной жалобе, поданной заявителем 15 ноября 2012г., ставится вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 6 июня 2012г.
В связи с поданной кассационной жалобой на указанное судебное постановление и сомнениями в его законности судьей Верховного Суда Российской Федерации В.В. Горшковым 22 ноября 2012г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки по доводам кассационной жалобы и определением этого же судьи от 27 февраля 2013г. кассационная жалоба Филькова А.Н. с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы гражданского дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для удовлетворения кассационной жалобы и отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 6 июня 2012г. в части отмены определения суда первой инстанции об удовлетворении заявления Филькова А.Н. о возмещении судебных расходов на представителя и вынесения нового решения об отказе в удовлетворении данных требований.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
При рассмотрении данного дела судом апелляционной инстанции допущено существенное нарушение норм процессуального права, выразившееся в следующем.
Взыскивая судебные расходы на оплату услуг представителя с ООО «Визир» (истца) в пользу Филькова А.Н. (ответчика по делу), суд первой инстанции исходил из того, что данные расходы ответчика подлежат возмещению за счет истца обратившегося в суд общей юрисдикции с нарушением правил подведомственности, что повлекло для ответчика необходимость защищать свои интересы. При этом суд учел сложность дела,
количество судебных заседаний, в которых участвовал представитель ответчика и удовлетворил требование о взыскании судебных расходов на представителя в полном объеме.
Отменяя определение суда первой инстанции в части взыскания расходов на оплату услуг представителя в пользу Филькова А.Н. и отказывая в удовлетворении заявления Филькова А.Н. о взыскании данных расходов, суд второй инстанции исходил из того, что Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не предусмотрено взыскание судебных расходов при прекращении производства по делу в связи с неподведомственностью спора суду общей юрисдикции, в случае прекращения производства по делу рассмотрение дела по существу не происходит и вывод о правомерности или неправомерности требований истца и возражений ответчика в определении не содержится, а потому распределение судебных расходов между сторонами судом в том же процессе не осуществляется.
С данным выводом суда апелляционной инстанции в части отказа в удовлетворении заявления Филькова А.Н. о взыскании судебных расходов на представителя согласиться нельзя по следующим основаниям.
В соответствии с частью 4 статьи 1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогию закона).
В силу части первой статьи 101 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при отказе истца от иска истец возмещает ответчику издержки, понесенные им в связи с ведением дела. Такой отказ означает, что сам истец признает неправомерность заявленного им требования и тем самым подтверждает правомерность позиции ответчика.
Часть первая статьи 101 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в то же время предусматривает, что если отказ от иска связан с добровольным удовлетворением ответчиком требования истца после предъявления иска, то все понесенные истцом по делу судебные расходы, в том числе расходы на оплату услуг представителя, по просьбе истца взыскиваются с ответчика. В данном случае решение законодателя возложить на ответчика обязанность по компенсации истцу понесенных им судебных расходов основывается на том, что истец заявлял правомерные требования, которые были фактически признаны ответчиком и добровольно им удовлетворены в ходе процесса.
Как следует из представленных материалов и установлено судом, производство по данному делу было прекращено в связи с неподведомственностью спора суду общей юрисдикции, то есть истцом было инициировано производство не входящее в компетенцию суда общей юрисдикции.
Прекращение производства по делу означает завершение процесса без вынесения решения, то есть без разрешения спора по существу, в связи с невозможностью (по различным основаниям) рассмотрения дела в суде.
Предъявление истцом иска, который не может быть предметом рассмотрения в суде, следует расценивать как ошибочное инициирование судебного процесса. При этом ответчик также может нести издержки, в том числе на представительство его интересов в суде.
Включение в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации норм о возмещении сторонами судебных расходов может предотвратить необоснованную передачу споров на разрешение суда. По смыслу норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации для истца, обратившегося в суд без достаточных на то оснований, вследствие чего производство по делу прекращено, должны возникнуть неблагоприятные последствия, в частности возмещение ответчику понесенных судебных расходов.
При прекращении производства по делу вследствие неподведомственности спора суду общей юрисдикции у суда, имеются основания для применения аналогии закона или аналогии права исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации на основе равенства всех перед законом и судом.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что со способом возмещения судебных расходов в порядке статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, предложенным судом второй инстанции, изложенным в апелляционном определении, согласиться нельзя, поскольку он значительно отдаляет и усложняет защиту нарушенного права, вынуждает лицо, понесшее судебные расходы, нести дополнительные судебные расходы по оплате государственной пошлины при подаче иска о взыскании убытков и дополнительные расходы на представителя, а также доказывать обстоятельства неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств, наличие и размер убытков.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит что, предложенный способ возмещения судебных расходов не отвечает требованиям законности и справедливости судебного акта, разумности и процессуальной экономии.
С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что у суда апелляционной инстанции не имелось оснований, указанных в определении суда второй инстанции, для отмены определения суда первой инстанции в части удовлетворения заявления Филькова А.Н. о возмещении судебных расходов на представителя и вынесения нового решения об отказе в удовлетворении требований Филькова А.Н. в данной части. В связи с чем, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 6 июня 2012г. нельзя признать законным, и оно подлежит отмене в указанной части с направлением материала на новое апелляционное рассмотрение в данной части.

Верховный Суд Дело No 53-КГ12-18 от 26 марта 2013 года
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=533656

Единая методика не всегда адекватно отражает размер причинённого фактического ущерба. Правила, предназначенные исключительно для целей ОСАГО и основанная на них Единая методика, безусловно распространяются и на деликтные отношения, урегулированные указанными законоположениями.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с выводами судебных инстанций в части определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении повреждённого транспортного средства с учётом Единой методики согласиться не может по следующим основаниям.

Как следует из преамбулы Единой методики, указанная методика является обязательной для применения страховщиками или их представителями, если они самостоятельно проводят осмотр, определяют восстановительные расходы и выплачивают страховое возмещение в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», экспертами-техниками, экспертными организациями при проведении независимой технической экспертизы транспортных средств, судебными экспертами при проведении судебной экспертизы транспортных средств, назначаемой в соответствии с законодательством Российской Федерации в целях определения размера страховой выплаты потерпевшему и (или) стоимости восстановительного ремонта транспортного средства в рамках договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Применение Единой методики является обязательным при определении стоимости восстановительного ремонта транспортного средства только в рамках договора об обязательном страховании ответственности владельцев транспортных средств.

Между тем правоотношения, возникшие между сторонами, положениями Федерального закона «Об обязательном страховании ответственности владельцев транспортных средств» не регулируются. В данном случае применению подлежат нормы об общих основаниях возмещения вреда.

Обязательства, возникающие из причинения вреда (деликтные обязательства), включая вред, причинённый имуществу гражданина при эксплуатации транспортных средств другими лицами, регламентируются главой 59 данного Кодекса, закрепляющей в статье 1064 общее правило, согласно которому в этих случаях вред, причинённый личности или имуществу гражданина, а также вред, причинённый имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объёме лицом, причинившим вред (пункт 1)

В силу закреплённого в статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации принципа полного возмещения причинённых убытков лицо, право которого нарушено, может требовать возмещения расходов, которые оно произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, компенсации утраты или повреждения его имущества (реальный ущерб), а также возмещения неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Применительно к случаю причинения вреда транспортному средству это означает, что в результате возмещения убытков в полном размере потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право собственности не было нарушено, т.е. ему должны быть возмещены расходы на полное восстановление эксплуатационных и товарных характеристик повреждённого транспортного средства.

Соответственно, при исчислении размера расходов, необходимых для приведения транспортного средства в состояние, в котором оно находилось до повреждения, и подлежащих возмещению лицом, причинившим вред, должны приниматься во внимание реальные, т.е. необходимые, экономически обоснованные, отвечающие требованиям завода-изготовителя, учитывающие условия эксплуатации транспортного средства и достоверно подтверждённые расходы, в том числе расходы на новые комплектующие изделия (детали, узлы и агрегаты).

Таким образом, положения статьи 15, пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации по их конституционно-правовому смыслу в системе мер защиты права собственности и вытекающих из них гарантий полного возмещения потерпевшему вреда, — не предполагают, что правила, предназначенные исключительно для целей обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств и основанная на них Единая методика, безусловно распространяются и на деликтные отношения, урегулированные указанными законоположениями.

Данная позиция была изложена в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации N 6-П от 31 мая 2005 г. и получила свое развитие в постановлении N 6-П от 10 марта 2017 г.

Делая вывод о том, что при определении размера расходов на восстановительный ремонт транспортного средства необходимо руководствоваться исключительно Единой методикой, судебные инстанции не учли, что произведённые на ее основании подсчёты размера расходов на ремонт не всегда адекватно отражают размер причинённого фактического ущерба и, следовательно, не могут служить единственным средством для его определения, в связи с чем суд обязан в полной мере учитывать все юридически значимые обстоятельства, позволяющие установить и подтвердить фактически понесённый потерпевшим ущерб.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 мая 2017 г. N 50-КГ17-3
http://www.supcourt.ru/stor_pdf.php?id=1549034

Юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими доказыванию по делу о возврате неосновательного обогащения, являются не только факты приобретения имущества за счет другого лица при отсутствии к тому правовых оснований, но и факты того, что такое имущество было предоставлено приобретателю лицом, знавшим об отсутствии у него обязательства перед приобретателем либо имевшим намерение предоставить его в целях дара.

В соответствии с п.1 ст.1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст.1109 ГК РФ.

Согласно п.4 ст.1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Для возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения необходимо наличие одновременно двух обстоятельств: обогащение одного лица за счет другого; приобретение или сбережение имущества без предусмотренных законом, правовым актом или сделкой оснований. При этом бремя доказывания наличия данных обстоятельств лежит именно на лице, обратившемся в суд с требованиями о взыскании неосновательного обогащения.

По смыслу указанной нормы не подлежит возврату неосновательное обогащение в том случае, если передача денежных средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего либо с благотворительной целью.

В связи с изложенным, юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими доказыванию по делу о возврате неосновательного обогащения, являются не только факты приобретения имущества за счет другого лица при отсутствии к тому правовых оснований, но и факты того, что такое имущество было предоставлено приобретателю лицом, знавшим об отсутствии у него обязательства перед приобретателем либо имевшим намерение предоставить его в целях дара.

Согласно ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

На основании ст.56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать во взаимосвязи с положениями ч. 3 ст.123 Конституции Российской Федерации и ст.12 ГПК РФ, закрепляющих принципы состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Бюллетень № 9 2015 года Верховного Суда РФ

http://www.supcourt.ru/vscourt_detale.php?id=10359

Бюллетень № 9 2014 года Верховного Суда РФ

http://www.supcourt.ru/vscourt_detale.php?id=9531

Определение Верховного Суда РФ от 26 ноября 2013 г. N 56-КГ13-9

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=569654

Страхователь, оставаясь выгодоприобретателем по договору страхования, не лишен права заменить себя другим лицом, заключив договор цессии, если это не противоречит договору страхования.

Согласно пункту 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 2 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации).

На основании пункта 1 статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты.

В соответствии со статьей 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону (пункт 1). Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (пункт 2).

В силу положений пункта 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Пунктом 1 статьи 956 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что страхователь вправе заменить выгодоприобретателя, названного в договоре страхования, другим лицом, письменно уведомив об этом страховщика.

Выгодоприобретатель не может быть заменен другим лицом после того, как он выполнил какую-либо из обязанностей по договору страхования или предъявил страховщику требование о выплате страхового возмещения или страховой суммы (пункт 2 названной статьи).

Как следует из содержания статьи 956 Гражданского кодекса Российской Федерации, регламентируя замену выгодоприобретателя именно по требованию страхователя, обращенному к страховщику и предполагающему внесение изменений в договор страхования, названная статья Гражданского кодекса Российской Федерации не содержит каких-либо положений относительно возможности такой замены в результате гражданско-правовых сделок страхователя, заключаемых для передачи имущественных прав по тем или иным страховым случаям.

В связи с этим страхователь, оставаясь выгодоприобретателем по договору страхования, не лишен права заменить себя другим лицом, заключив договор цессии, если это не противоречит договору страхования.

Определение Верховного суда No 18-КП6-148 от 04 октября 2015 года

http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1484582

Конституционный Суд и Верховный Суд высказывают разную позиции о возможности взыскания разницы между выплаченным по ОСАГО и реальным вредом

Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» гарантирует возмещение потерпевшим причиненного им вреда при использовании транспортного средства иными лицами не в полном объеме, а только в установленных им пределах. В Постановлении от 31 мая 2005 года No 6-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что суть института обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств состоит в распределении неблагоприятных последствий, связанных с риском наступления гражданской ответственности, на всех законных владельцев транспортных средств с учетом такого принципа обязательного страхования, как гарантия возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, в пределах, установленных данным Федеральным законом.
Таким образом, абзац второй пункта 19 статьи 12 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в части, определяющей размер расходов на материалы и запасные части с учетом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене при восстановительном ремонте, сам по себе не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявительницы. Вместе с тем данное законоположение не препятствует возможности защиты нарушенных прав потерпевшего путем обращения с иском к непосредственному причинителю вреда в соответствии с законодательством Российской Федерации (Определение от 21 июня 2011 года No 855-О-О).

Определение Конституционного Суд РФ No 535-О от 29 марта 2016 года
http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision229510.pdf

Суды отклонили довод ответчика о необходимости взыскания стоимости восстановительного ремонта с учетом износа деталей, поскольку данные правила применяются при взыскании ущерба по Закону об ОСАГО, что в данном случае неприменимо. Требование о взыскании ущерба заявлено на основании статей 15, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми потерпевший имеет право на полное возмещение причиненных ему убытков.

Определение Верховного суда от 27 марта 2015 г. Дело  No 305-ЭС15-1554
http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1245368

Противоположная позиция.

22. Расчет стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства для целей выплаты страхового возмещения по договору ОСАГО и для определения размера ущерба, возмещаемого причинителем вреда, осуществляется в соответствии с Единой методикой, т.е. с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства.
Пример. Т. обратилась в суд с иском к причинителю вреда С. и страховой компании «А» о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.
Разрешая спор и определяя сумму ущерба, причиненного истцу, суд первой инстанции исходил из величины затрат на восстановление поврежденного транспортного средства в размере 92 300 рублей (с учетом износа).
В соответствии с абзацем восьмым статьи 1 Закона об ОСАГО договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств – договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).
Страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет в части возмещения вреда, причиненного имуществу каждого потерпевшего, 400 тысяч рублей (подпункт «б» статьи 7 Закона об ОСАГО).
Расходы, понесенные потерпевшим в связи с необходимостью восстановления права, нарушенного вследствие причиненного дорожно- транспортным происшествием вреда, подлежат возмещению страховщиком в пределах сумм, установленных статьей 7 Закона об ОСАГО (пункт 4 статьи 931 ГК РФ, абзац восьмой статьи 1, абзац первый пункта 1 статьи 12 Закона об ОСАГО).
В силу пункта 15 статьи 12 Закона об ОСАГО возмещение вреда, причиненного транспортному средству потерпевшего, может осуществляться по выбору потерпевшего путем организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства на станции технического обслуживания, с которым у страховщика заключен договор о ремонте транспортного средства в рамках договора обязательного страхования, либо путем получения суммы страховой выплаты в кассе страховщика или перечисления суммы страховой выплаты на банковский счет потерпевшего (выгодоприобретателя).
При этом независимо от того, какой способ возмещения вреда избран потерпевшим, стоимость восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства определяется с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства (абзац второй пункта 19 статьи 12 Закона об ОСАГО).
Размер подлежащего выплате потерпевшему страховщиком или причинителем вреда ущерба начиная с 17 октября 2014 г. определяется только в соответствии с Единой методикой.
Таким образом, потерпевший вправе требовать со страховой компании, являющейся страховщиком по обязательному страхованию гражданской ответственности причинителя вреда, выплаты страхового возмещения в пределах сумм, предусмотренных статьей 7 Закона об ОСАГО (400 тысяч рублей).
В случае если стоимость ремонта превышает указанную выше сумму ущерба (400 тысяч рублей), с причинителя вреда подлежит взысканию дополнительная сумма, рассчитываемая в соответствии с Единой методикой с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства.
На основании изложенного суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований Т. о взыскании с причинителя вреда С. разницы между размером страхового возмещения, рассчитанного с учетом износа, и стоимостью восстановительного ремонта без учета износа.
(По материалам судебной практики Липецкого областного суда, Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области; аналогичная правовая позиция изложена в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации No 4(2015).

Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 22 июня 2016 г.
http://www.supcourt.ru/Show_pdf.php?Id=10895

Страховая стоимость имущества, указанная в договоре страхования, не может быть впоследствии оспорена, за исключением случая, когда страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска, был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости.

Суд первой инстанции, разрешая дело, а также суд апелляционной инстанции, оставляя решение суда без изменения, сослались на то, что при страховании транспортного средства страховая сумма по договору была завышена; согласно отчету об оценке среднерыночная стоимость автомобиля, принадлежащего Мещерякову Д.В., на момент страхования составляла руб., а потому с учетом процента износа автомобиля (12%) в пользу истца с ответчика подлежала возмещению страховая сумма в размере руб.

Выводы судебных инстанций являются ошибочными по следующим основаниям.

В силу статьи 929 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении страхового случая выплатить страховое возмещение страхователю или выгодоприобретателю в пределах определенной договором страховой суммы.

На основании статьи 947 (пункты 1, 2) Гражданского кодекса Российской Федерации сумма, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение по договору имущественного страхования или которую он обязуется выплатить по договору личного страхования (страховая сумма), определяется соглашением страхователя со страховщиком в соответствии с правилами, предусмотренными этой статьей. При страховании имущества или предпринимательского риска, если договором страхования не предусмотрено иное, страховая сумма не должна превышать их действительную стоимость (страховую стоимость). Такой стоимостью считается: для имущества его действительная стоимость в месте его нахождения в день заключения договора страхования; для предпринимательского риска убытки от предпринимательской деятельности, которые страхователь, как можно ожидать, понес бы при наступлении страхового случая.

В соответствии со статьей 948 Гражданского кодекса Российской Федерации страховая стоимость имущества, указанная в договоре страхования, не может быть впоследствии оспорена, за исключением случая, когда страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска (пункт 1 статьи 945 Гражданского кодекса Российской Федерации), был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости.

Пунктом 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. No 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» разъяснено, что на основании статьи 945 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора страхования имущества страховщик вправе произвести осмотр страхуемого имущества, а при необходимости — назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости.

Если страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска, был умышленно введен в заблуждение относительно его стоимости, то страховая стоимость имущества может быть оспорена.

Таким образом, действующее гражданское законодательство и разъяснения, указанные выше, исходят из того, что после заключения договора страхования условием оспаривания страховой стоимости имущества может служить введение страховщика в заблуждение относительно действительной стоимости имущества.

Между тем обстоятельств введения страховщика истцом в заблуждение установлено не было, и в судебных постановлениях они не отражены.

В договоре страхования, заключенном между Мещеряковым Д.В. и ОАО «СГ МСК» на период с 16 марта 2011 г. по 15 марта 2012 г., действительная стоимость транспортного средства была также указана в размере руб.

Ссылка суда апелляционной инстанции на положения статьи 951 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также соответствующий ей пункт 6.3 Правил страхования ОАО «СГ МСК» не может быть принята во внимание.

В силу пункта 1 статьи 951 Гражданского кодекса Российской Федерации, если страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского риска, превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той части страховой суммы, в какой он превышает страховую стоимость. Излишне уплаченная часть страховой премии возврату в этом случае не подлежит.

Между тем страховая сумма, указанная в договоре страхования не превышала указанной в договоре страховой стоимости транспортного средства, составлявшей также руб.

Это судебными инстанциями учтено не было.

Определение Верховного суда от 30 июня 2015 г. Дело No56-КГ15-7

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1352062

В силу статьи 929 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении страхового случая выплатить страховое возмещение страхователю или выгодоприобретателю в пределах определенной договором страховой суммы.

В соответствии со статьей 945 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора страхования имущества страховщик вправе произвести осмотр страхуемого имущества, а при необходимости назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости. При заключении договора личного страхования страховщик вправе провести обследование страхуемого лица для оценки фактического состояния его здоровья. Оценка страхового риска страховщиком на основании настоящей статьи необязательна для страхователя, который вправе доказывать иное.

На основании статьи 947 (пункты 1, 2) Гражданского кодекса Российской Федерации сумма, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение по договору имущественного страхования или которую он обязуется выплатить по договору личного страхования (страховая сумма), определяется соглашением страхователя со страховщиком в соответствии с правилами, предусмотренными этой статьей. При страховании имущества или предпринимательского риска, если договором страхования не предусмотрено иное, страховая сумма не должна превышать их действительную стоимость (страховую стоимость). Такой стоимостью считается: для имущества его действительная стоимость в месте его нахождения в день заключения договора страхования; для предпринимательского риска убытки от предпринимательской деятельности, которые страхователь, как можно ожидать, понес бы при наступлении страхового случая.

Согласно статье 948 Гражданского кодекса Российской Федерации страховая стоимость имущества, указанная в договоре страхования, неможет быть впоследствии оспорена, за исключением случая, когда страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска (пункт 1 статьи 945 Гражданского кодекса Российской Федерации), был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости.

Пунктом 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. No 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» разъяснено, что на основании статьи 945 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора страхования имущества страховщик вправе произвести осмотр страхуемого имущества, а при необходимости — назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости. В силу статьи 948 Гражданского кодекса Российской Федерации страховая стоимость имущества не может быть оспорена, если при заключении договора добровольного страхования между сторонами было достигнуто соглашение о ее размере. Вместе с тем, если страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска, был умышленно введен в заблуждение относительно его стоимости, то страховая стоимость имущества может быть оспорена.

Таким образом, действующие нормы Гражданского кодекса Российской Федерации и акт их разъяснения указывают на то, что обязанность проверять наличие и характер страхуемого интереса при заключении договора возложена на страховщика. Неисполнение страховщиком этой обязанности впоследствии лишает его возможности ссылаться на несоответствие установленной в договоре страховой суммы действительной (рыночной) стоимости объекта страхования. После заключения договора страхования условием оспаривания страховой стоимости имущества может служить только введение страховщика в заблуждение относительно действительной стоимости имущества.
В договоре страхования, заключенном между Константиновым Е.Ю. и ООО «КРК-Страхование» на период со 2 октября 2014 г. по 1 октября 2015 г., действительная стоимость транспортного средства указана в размере 4 800 000 руб., из которой, как пояснил в суде кассационной инстанции представитель ООО «КРК-страхование», страховщиком начислена страховая премия в размере 235 110, 00 руб., полностью уплаченная страхователем.

Из полиса страхования следует, что стоимость застрахованного имущества не определена. При этом никаких возражений в отношении несоответствия страховой суммы страховой стоимости имущества на момент заключения договора страховщик не представил.
Обстоятельств введения страховщика истцом в заблуждение установлено не было, и в судебных постановлениях они не отражены. Ссылка суда первой и апелляционной инстанции на положения статьи 951 Гражданского кодекса Российской Федерации как на основание для отказа в удовлетворении заявленных требований не может быть принята во внимание.
В силу статьи 951 Гражданского кодекса Российской Федерации, если страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского риска, превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той части страховой суммы, в какой он превышает страховую стоимость. Излишне уплаченная часть страховой премии возврату в этом случае не подлежит (пункт 1).
Если завышение страховой суммы в договоре страхования явилось следствием обмана со стороны страхователя, страховщик вправе требовать признания договора недействительным и возмещения причиненных ему этим убытков в размере, превышающем сумму полученной им от страхователя страховой премии (пункт 3).

Однако суды не учли, что положения статьи 951 Гражданского кодекса Российской Федерации должны применяться во взаимосвязи с положениями указанной выше статьи 948 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Соответственно в том случае, если умышленных действий (обмана) со стороны страхователя, повлекших за собой введение страховщика в заблуждение относительно стоимости страхуемого объекта, не будет установлено, основания для определения иной, чем указано в договоре страхования, страховой суммы отсутствуют, а признание недействительным договора страхования в части превышения страховой стоимости над страховой суммой будет неправомерным.

Определение Верховного суда от 16 мая 2017 г. Дело No78-КГ 17-27

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1549746

В случае выявления допущенных судом существенных нарушений закона, не указанных в доводах жалобы, суд в интересах законности вправе выйти за пределы доводов жалобы.

В соответствии с частью 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела по существу суд кассационной инстанции проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами в пределах доводов кассационной жалобы, представления.
Вместе с тем в случае выявления допущенных судом существенных нарушений закона, не указанных в доводах жалобы, суд в интересах законности вправе выйти за пределы доводов жалобы и обратить внимание на допущенные судом иные существенные нарушения закона, учесть их при принятии своего решения по результатам рассмотрения кассационной жалобы.
Под интересами законности, как следует из смысла статьи 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, которые дают суду, рассматривающему дело, основания для выхода за пределы кассационной жалобы, следует, в частности, понимать необходимость обеспечения по рассматриваемому делу правильного его рассмотрения.
С учетом изложенного и в интересах законности представляется возможным и необходимым при рассмотрении кассационной жалобы представителя Касьянова СИ. — Мацедонского Д.М. выйти за пределы ее доводов и обратить внимание на допущенные судом кассационной инстанции существенные нарушения норм материального и процессуального права, не указанные в доводах жалобы.

Определение Верховного суда от 23 июня 2015 г. Дело No78-КГ15-11

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1349932

применение статьи 333 ГК РФ возможно лишь в исключительных случаях и при наличии ходатайства ответчика.

Согласно статье 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 45 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. No 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», если суд удовлетворил требования страхователя (выгодоприобретателя) в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке страховщиком, он взыскивает со страховщика в пользу страхователя (выгодоприобретателя) штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).

Судам следует иметь в виду, что применение статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации возможно лишь в исключительных случаях, когда подлежащий уплате штраф явно несоразмерен последствиям нарушенного обязательства, по заявлению ответчика с указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера штрафа является допустимым.

Исчисляя размер процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке, предусмотренном статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учётом периода просрочки ответчиком исполнения обязательства по выплате страхового возмещения, суд апелляционной инстанции, сославшись на ходатайство ответчика о снижении размера неустойки счел возможным применить положения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, снизив размер подлежавших взысканию в пользу истицы процентов за пользование чужими денежными средствами.

Вместе с тем, ходатайства ответчика о снижении размера неустойки в материалах дела не содержится, в протоколе судебного заседания суда апелляционной инстанции указано, что ходатайств сторонами, в том числе ходатайства ответчика о снижении размера неустойки, заявлено не было.

Определение Верховного суда от 07 апреля 2015 г. Дело No5-КГ15-10

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1252420

Потребителем не является лицо, застрахованное в порядке обязательного государственного страхования жизни и здоровья.

Согласно положениям ст. 46 ГПК РФ в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.

В соответствии со ст. 45 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) для осуществления своих уставных целей вправе обращаться в суды с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей).

Как следует из преамбулы Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. No 2300-1 «О защите прав потребителей», данный закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг). Потребителем является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Условия и порядок осуществления обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и иных приравненных к ним лиц определены Федеральным законом от 28 марта 1998 г. No 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников федеральных органов налоговой полиции» (в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. No 309-ФЗ).

Правоотношения по страхованию между Чикуновым А.В. и ОАО «Черезвычайная страховая компания» в связи с наступлением страхового случая возникли в силу Федерального закона No 52-ФЗ и заключенного во исполнение данного закона государственного контракта.

Выгодоприобретателем в правоотношениях по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих и иных приравненных к ним лиц на основании Федерального закона No 52-ФЗ и государственного контракта выступает специальный субъект — лицо, застрахованное в порядке обязательного государственного страхования жизни и здоровья, в связи с чем данные правоотношения не являются правоотношениями, возникающими между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), то есть частноправовыми, а носят публично-правовой характер, следовательно, положения Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. No 2300-1 «О защите прав потребителей» на указанных лиц как на специальных субъектов, равно как и на иные отношения по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих и иных приравненных к ним лиц, не распространяются.

Определение Верховного суда от 05 сентября 2014 г. Дело No 16-КГ14-25

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=605706

Об авторе: Кирилл Форманчук


© 2017 ФАРпресс
Создание и поддержка сайта: RykovLab.ru