Среда, 17 Январь 2018  RSS  Письмо редактору
Среда, 17 Январь 2018  RSS  Письмо редактору
19:40, 16 ноября 2015

Кодификация


Цель данного проекта это — систематизация нормативных актов затрагивающих правовую отрасль страхования. На первом этапе происходит обобщение судебной практики. Второй этап предусматривает анализ накопленного материала. На заключительном этапе предусмотрен издание материала в электронном и бумажном виде.

По вопросам помощи проекту или участия пишите на medved01 (собака) medved01.ru

Административные правонарушения (КоАП РФ)

Процессуальные вопросы

Вопросы касающиеся ОСАГО

Вопросы добровольного страхования (КАСКО, страхование жизни и пр)


 

Процессуальные вопросы (11)

Для возложения на лицо обязанности по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности, необходимо установление его юридического и фактического владения источником повышенной опасности

В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.
Согласно пункту 1 статьи 1079 названного кодекса юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).
В пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. No 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъяснено, что не признается владельцем источника повышенной опасности лицо, управляющее им в силу исполнения своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании трудового договора (служебного контракта) или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем источника повышенной опасности.
Следовательно, для возложения на лицо обязанности по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности, необходимо установление его юридического и фактического владения источником повышенной опасности на основании представленных суду доказательств, виды которых перечислены в статье 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Определение Верховного Суда РФ Дело No 5-КГ17-154 от 14 ноября 2017 г.
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1600048

Явка эксперта в судебное заседание по вызову суда для целей содействия правосудию, является обязательной, в связи с чем расходы на выплату услуг эксперта за выезд в судебное заседание , дачу дополнительно ответов на вопросы не подлежат включению в судебные расходы и не подлежат возмещению со стороны.

Согласно Федеральному закону Российской Федерации от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно — экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее Федеральный закон № 73-ФЗ) задачей государственной судебно — экспертной деятельности является оказание содействия судам , судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов , требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла (статья 1).

В соответствии со статьей 41 Федерального закона № 73-ФЗ судебная экспертиза согласно нормам процессуального законодательства Российской Федерации может производиться вне государственных судебно — экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами .

На судебно — экспертную деятельность лиц, указанных в части первой настоящей статьи, распространяется действие статей 2, 4, 6 — 8, 16 и 17, части второй статьи 18, статей 24 и 25 настоящего Федерального закона.

В силу статьи 16 настоящего Закона эксперт исполняет обязанности, предусмотренные, в том числе, соответствующим процессуальным законодательством. 

Статьей 13 ГПК РФ (аналогичные положения содержатся в статье 16 АПК РФ) установлено, что законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Неисполнение судебного постановления, а равно иное проявление неуважения к суду влечет за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом.

Исходя из содержания вышеприведенных норм права явка эксперта в судебное заседание по вызову суда для целей содействия правосудию, является обязательной, в связи с чем расходы на выплату услуг эксперта за выезд в судебное заседание , дачу дополнительно ответов на вопросы не подлежат включению в судебные расходы и не подлежат возмещению со стороны.

Требования суда о представлении доказательств, сведений и других материалов, даче объяснений, разъяснений, заключений и иные требования, связанные с рассматриваемым делом, являются также обязательными и подлежат исполнению органами, организациями и лицами, которым они адресованы.

Статьей 168 ГПК РФ установлено, что в случае, если вызванный свидетель, эксперт, специалист, переводчик не явился в судебное заседание по причинам, признанным судом неуважительными, он может быть подвергнут штрафу. 

 

В случае прекращения производства по делу в связи с его неподведомственностью суду общей юрисдикции судебные издержки на проведение экспертизы подлежали взысканию с истца.

Взыскивая с ОАО «СК «РЕГИОНГАРАНТ» судебные расходы на представителя и отказывая во взыскании с Общества расходов на оплату судебной экспертизы, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что заключение судебной экспертизы не было положено в основу в качестве доказательства по делу при вынесении судебного акта, которым производство по данному делу прекращено, спор по существу разрешен не был, в связи с чем оплаченная ответчиком сумма за проведение экспертизы в размере 15 000 руб. не может быть отнесена к судебным издержкам, подлежащими взысканию с истца.
С указанными выводами согласиться нельзя по следующим основаниям.
Согласно части 1 статьи 88 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.
Статьей 94 названного кодекса к издержкам, связанным с рассмотрением дела, отнесены, в том числе, суммы, подлежащие выплате экспертам.
Следовательно, расходы на проведение судебной экспертизы входят в состав судебных расходов и подлежат распределению в порядке, предусмотренном главой 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
В силу статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 названного кодекса (часть 1).
Данные правила относятся также к распределению судебных расходов, понесенных сторонами в связи с ведением дела в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях (часть 2).
Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 г. No 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», принципом распределения судебных расходов выступает возмещение судебных расходов лицу, которое их понесло, за счет лица, не в пользу которого принят итоговый судебный акт по делу (например, решение суда первой инстанции, определение о прекращении производства по делу или об оставлении заявления без рассмотрения, судебный акт суда апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, которым завершено производство по делу на соответствующей стадии процесса).
В пункте 25 постановления Пленума указано, что в случаях прекращения производства по делу, оставления заявления без рассмотрения судебные издержки взыскиваются с истца.
Таким образом, в случае прекращения производства по делу в связи с его неподведомственностью суду общей юрисдикции судебные издержки на проведение экспертизы подлежали взысканию с истца.
Однако это не было учтено судами первой и апелляционной инстанций, отказавшими во взыскании с истца издержек на проведение судебной экспертизы.
Допущенные нарушения норм процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя.

Верховный Суд Определение No 9-КГ16-19 от 31 января 2017 г.
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1515622

Определением Рыбинского районного суда Красноярского края о т 10 апреля 2012г. производство по данному делу прекращено в связи с тем, что спор неподведомственен суду общей юрисдикции, т а к к а к относится к
подведомственности арбитражного суда, отменена обеспечительная мера в виде
наложения ареста на имущество Филькова А.Н., с ООО «Визир» в пользу Филькова А.Н. взысканы судебные расходы, ООО «Визир» возвращена уплаченная государственная пошлина.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 06 июня 2012г. определение суда первой инстанции отменено в части взыскания в пользу Филькова А.Н. судебных расходов на представителя, в удовлетворении данных требований отказано, в остальной части определение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В кассационной жалобе, поданной заявителем 15 ноября 2012г., ставится вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 6 июня 2012г.
В связи с поданной кассационной жалобой на указанное судебное постановление и сомнениями в его законности судьей Верховного Суда Российской Федерации В.В. Горшковым 22 ноября 2012г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки по доводам кассационной жалобы и определением этого же судьи от 27 февраля 2013г. кассационная жалоба Филькова А.Н. с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы гражданского дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для удовлетворения кассационной жалобы и отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 6 июня 2012г. в части отмены определения суда первой инстанции об удовлетворении заявления Филькова А.Н. о возмещении судебных расходов на представителя и вынесения нового решения об отказе в удовлетворении данных требований.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
При рассмотрении данного дела судом апелляционной инстанции допущено существенное нарушение норм процессуального права, выразившееся в следующем.
Взыскивая судебные расходы на оплату услуг представителя с ООО «Визир» (истца) в пользу Филькова А.Н. (ответчика по делу), суд первой инстанции исходил из того, что данные расходы ответчика подлежат возмещению за счет истца обратившегося в суд общей юрисдикции с нарушением правил подведомственности, что повлекло для ответчика необходимость защищать свои интересы. При этом суд учел сложность дела,
количество судебных заседаний, в которых участвовал представитель ответчика и удовлетворил требование о взыскании судебных расходов на представителя в полном объеме.
Отменяя определение суда первой инстанции в части взыскания расходов на оплату услуг представителя в пользу Филькова А.Н. и отказывая в удовлетворении заявления Филькова А.Н. о взыскании данных расходов, суд второй инстанции исходил из того, что Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не предусмотрено взыскание судебных расходов при прекращении производства по делу в связи с неподведомственностью спора суду общей юрисдикции, в случае прекращения производства по делу рассмотрение дела по существу не происходит и вывод о правомерности или неправомерности требований истца и возражений ответчика в определении не содержится, а потому распределение судебных расходов между сторонами судом в том же процессе не осуществляется.
С данным выводом суда апелляционной инстанции в части отказа в удовлетворении заявления Филькова А.Н. о взыскании судебных расходов на представителя согласиться нельзя по следующим основаниям.
В соответствии с частью 4 статьи 1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогию закона).
В силу части первой статьи 101 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при отказе истца от иска истец возмещает ответчику издержки, понесенные им в связи с ведением дела. Такой отказ означает, что сам истец признает неправомерность заявленного им требования и тем самым подтверждает правомерность позиции ответчика.
Часть первая статьи 101 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в то же время предусматривает, что если отказ от иска связан с добровольным удовлетворением ответчиком требования истца после предъявления иска, то все понесенные истцом по делу судебные расходы, в том числе расходы на оплату услуг представителя, по просьбе истца взыскиваются с ответчика. В данном случае решение законодателя возложить на ответчика обязанность по компенсации истцу понесенных им судебных расходов основывается на том, что истец заявлял правомерные требования, которые были фактически признаны ответчиком и добровольно им удовлетворены в ходе процесса.
Как следует из представленных материалов и установлено судом, производство по данному делу было прекращено в связи с неподведомственностью спора суду общей юрисдикции, то есть истцом было инициировано производство не входящее в компетенцию суда общей юрисдикции.
Прекращение производства по делу означает завершение процесса без вынесения решения, то есть без разрешения спора по существу, в связи с невозможностью (по различным основаниям) рассмотрения дела в суде.
Предъявление истцом иска, который не может быть предметом рассмотрения в суде, следует расценивать как ошибочное инициирование судебного процесса. При этом ответчик также может нести издержки, в том числе на представительство его интересов в суде.
Включение в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации норм о возмещении сторонами судебных расходов может предотвратить необоснованную передачу споров на разрешение суда. По смыслу норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации для истца, обратившегося в суд без достаточных на то оснований, вследствие чего производство по делу прекращено, должны возникнуть неблагоприятные последствия, в частности возмещение ответчику понесенных судебных расходов.
При прекращении производства по делу вследствие неподведомственности спора суду общей юрисдикции у суда, имеются основания для применения аналогии закона или аналогии права исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации на основе равенства всех перед законом и судом.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что со способом возмещения судебных расходов в порядке статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, предложенным судом второй инстанции, изложенным в апелляционном определении, согласиться нельзя, поскольку он значительно отдаляет и усложняет защиту нарушенного права, вынуждает лицо, понесшее судебные расходы, нести дополнительные судебные расходы по оплате государственной пошлины при подаче иска о взыскании убытков и дополнительные расходы на представителя, а также доказывать обстоятельства неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств, наличие и размер убытков.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит что, предложенный способ возмещения судебных расходов не отвечает требованиям законности и справедливости судебного акта, разумности и процессуальной экономии.
С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что у суда апелляционной инстанции не имелось оснований, указанных в определении суда второй инстанции, для отмены определения суда первой инстанции в части удовлетворения заявления Филькова А.Н. о возмещении судебных расходов на представителя и вынесения нового решения об отказе в удовлетворении требований Филькова А.Н. в данной части. В связи с чем, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 6 июня 2012г. нельзя признать законным, и оно подлежит отмене в указанной части с направлением материала на новое апелляционное рассмотрение в данной части.

Верховный Суд Дело No 53-КГ12-18 от 26 марта 2013 года
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=533656

Единая методика не всегда адекватно отражает размер причинённого фактического ущерба. Правила, предназначенные исключительно для целей ОСАГО и основанная на них Единая методика, безусловно распространяются и на деликтные отношения, урегулированные указанными законоположениями.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с выводами судебных инстанций в части определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении повреждённого транспортного средства с учётом Единой методики согласиться не может по следующим основаниям.

Как следует из преамбулы Единой методики, указанная методика является обязательной для применения страховщиками или их представителями, если они самостоятельно проводят осмотр, определяют восстановительные расходы и выплачивают страховое возмещение в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», экспертами-техниками, экспертными организациями при проведении независимой технической экспертизы транспортных средств, судебными экспертами при проведении судебной экспертизы транспортных средств, назначаемой в соответствии с законодательством Российской Федерации в целях определения размера страховой выплаты потерпевшему и (или) стоимости восстановительного ремонта транспортного средства в рамках договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Применение Единой методики является обязательным при определении стоимости восстановительного ремонта транспортного средства только в рамках договора об обязательном страховании ответственности владельцев транспортных средств.

Между тем правоотношения, возникшие между сторонами, положениями Федерального закона «Об обязательном страховании ответственности владельцев транспортных средств» не регулируются. В данном случае применению подлежат нормы об общих основаниях возмещения вреда.

Обязательства, возникающие из причинения вреда (деликтные обязательства), включая вред, причинённый имуществу гражданина при эксплуатации транспортных средств другими лицами, регламентируются главой 59 данного Кодекса, закрепляющей в статье 1064 общее правило, согласно которому в этих случаях вред, причинённый личности или имуществу гражданина, а также вред, причинённый имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объёме лицом, причинившим вред (пункт 1)

В силу закреплённого в статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации принципа полного возмещения причинённых убытков лицо, право которого нарушено, может требовать возмещения расходов, которые оно произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, компенсации утраты или повреждения его имущества (реальный ущерб), а также возмещения неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Применительно к случаю причинения вреда транспортному средству это означает, что в результате возмещения убытков в полном размере потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право собственности не было нарушено, т.е. ему должны быть возмещены расходы на полное восстановление эксплуатационных и товарных характеристик повреждённого транспортного средства.

Соответственно, при исчислении размера расходов, необходимых для приведения транспортного средства в состояние, в котором оно находилось до повреждения, и подлежащих возмещению лицом, причинившим вред, должны приниматься во внимание реальные, т.е. необходимые, экономически обоснованные, отвечающие требованиям завода-изготовителя, учитывающие условия эксплуатации транспортного средства и достоверно подтверждённые расходы, в том числе расходы на новые комплектующие изделия (детали, узлы и агрегаты).

Таким образом, положения статьи 15, пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации по их конституционно-правовому смыслу в системе мер защиты права собственности и вытекающих из них гарантий полного возмещения потерпевшему вреда, — не предполагают, что правила, предназначенные исключительно для целей обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств и основанная на них Единая методика, безусловно распространяются и на деликтные отношения, урегулированные указанными законоположениями.

Данная позиция была изложена в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации N 6-П от 31 мая 2005 г. и получила свое развитие в постановлении N 6-П от 10 марта 2017 г.

Делая вывод о том, что при определении размера расходов на восстановительный ремонт транспортного средства необходимо руководствоваться исключительно Единой методикой, судебные инстанции не учли, что произведённые на ее основании подсчёты размера расходов на ремонт не всегда адекватно отражают размер причинённого фактического ущерба и, следовательно, не могут служить единственным средством для его определения, в связи с чем суд обязан в полной мере учитывать все юридически значимые обстоятельства, позволяющие установить и подтвердить фактически понесённый потерпевшим ущерб.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 мая 2017 г. N 50-КГ17-3
http://www.supcourt.ru/stor_pdf.php?id=1549034

Юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими доказыванию по делу о возврате неосновательного обогащения, являются не только факты приобретения имущества за счет другого лица при отсутствии к тому правовых оснований, но и факты того, что такое имущество было предоставлено приобретателю лицом, знавшим об отсутствии у него обязательства перед приобретателем либо имевшим намерение предоставить его в целях дара.

В соответствии с п.1 ст.1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст.1109 ГК РФ.

Согласно п.4 ст.1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Для возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения необходимо наличие одновременно двух обстоятельств: обогащение одного лица за счет другого; приобретение или сбережение имущества без предусмотренных законом, правовым актом или сделкой оснований. При этом бремя доказывания наличия данных обстоятельств лежит именно на лице, обратившемся в суд с требованиями о взыскании неосновательного обогащения.

По смыслу указанной нормы не подлежит возврату неосновательное обогащение в том случае, если передача денежных средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего либо с благотворительной целью.

В связи с изложенным, юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими доказыванию по делу о возврате неосновательного обогащения, являются не только факты приобретения имущества за счет другого лица при отсутствии к тому правовых оснований, но и факты того, что такое имущество было предоставлено приобретателю лицом, знавшим об отсутствии у него обязательства перед приобретателем либо имевшим намерение предоставить его в целях дара.

Согласно ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

На основании ст.56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать во взаимосвязи с положениями ч. 3 ст.123 Конституции Российской Федерации и ст.12 ГПК РФ, закрепляющих принципы состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Бюллетень № 9 2015 года Верховного Суда РФ

http://www.supcourt.ru/vscourt_detale.php?id=10359

Бюллетень № 9 2014 года Верховного Суда РФ

http://www.supcourt.ru/vscourt_detale.php?id=9531

Определение Верховного Суда РФ от 26 ноября 2013 г. N 56-КГ13-9

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=569654

Страхователь, оставаясь выгодоприобретателем по договору страхования, не лишен права заменить себя другим лицом, заключив договор цессии, если это не противоречит договору страхования.

Согласно пункту 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 2 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации).

На основании пункта 1 статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты.

В соответствии со статьей 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону (пункт 1). Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (пункт 2).

В силу положений пункта 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Пунктом 1 статьи 956 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что страхователь вправе заменить выгодоприобретателя, названного в договоре страхования, другим лицом, письменно уведомив об этом страховщика.

Выгодоприобретатель не может быть заменен другим лицом после того, как он выполнил какую-либо из обязанностей по договору страхования или предъявил страховщику требование о выплате страхового возмещения или страховой суммы (пункт 2 названной статьи).

Как следует из содержания статьи 956 Гражданского кодекса Российской Федерации, регламентируя замену выгодоприобретателя именно по требованию страхователя, обращенному к страховщику и предполагающему внесение изменений в договор страхования, названная статья Гражданского кодекса Российской Федерации не содержит каких-либо положений относительно возможности такой замены в результате гражданско-правовых сделок страхователя, заключаемых для передачи имущественных прав по тем или иным страховым случаям.

В связи с этим страхователь, оставаясь выгодоприобретателем по договору страхования, не лишен права заменить себя другим лицом, заключив договор цессии, если это не противоречит договору страхования.

Определение Верховного суда No 18-КП6-148 от 04 октября 2015 года

http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1484582

Конституционный Суд и Верховный Суд высказывают разную позиции о возможности взыскания разницы между выплаченным по ОСАГО и реальным вредом

Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» гарантирует возмещение потерпевшим причиненного им вреда при использовании транспортного средства иными лицами не в полном объеме, а только в установленных им пределах. В Постановлении от 31 мая 2005 года No 6-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что суть института обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств состоит в распределении неблагоприятных последствий, связанных с риском наступления гражданской ответственности, на всех законных владельцев транспортных средств с учетом такого принципа обязательного страхования, как гарантия возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, в пределах, установленных данным Федеральным законом.
Таким образом, абзац второй пункта 19 статьи 12 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в части, определяющей размер расходов на материалы и запасные части с учетом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене при восстановительном ремонте, сам по себе не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявительницы. Вместе с тем данное законоположение не препятствует возможности защиты нарушенных прав потерпевшего путем обращения с иском к непосредственному причинителю вреда в соответствии с законодательством Российской Федерации (Определение от 21 июня 2011 года No 855-О-О).

Определение Конституционного Суд РФ No 535-О от 29 марта 2016 года
http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision229510.pdf

Суды отклонили довод ответчика о необходимости взыскания стоимости восстановительного ремонта с учетом износа деталей, поскольку данные правила применяются при взыскании ущерба по Закону об ОСАГО, что в данном случае неприменимо. Требование о взыскании ущерба заявлено на основании статей 15, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми потерпевший имеет право на полное возмещение причиненных ему убытков.

Определение Верховного суда от 27 марта 2015 г. Дело  No 305-ЭС15-1554
http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1245368

Противоположная позиция.

22. Расчет стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства для целей выплаты страхового возмещения по договору ОСАГО и для определения размера ущерба, возмещаемого причинителем вреда, осуществляется в соответствии с Единой методикой, т.е. с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства.
Пример. Т. обратилась в суд с иском к причинителю вреда С. и страховой компании «А» о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.
Разрешая спор и определяя сумму ущерба, причиненного истцу, суд первой инстанции исходил из величины затрат на восстановление поврежденного транспортного средства в размере 92 300 рублей (с учетом износа).
В соответствии с абзацем восьмым статьи 1 Закона об ОСАГО договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств – договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).
Страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет в части возмещения вреда, причиненного имуществу каждого потерпевшего, 400 тысяч рублей (подпункт «б» статьи 7 Закона об ОСАГО).
Расходы, понесенные потерпевшим в связи с необходимостью восстановления права, нарушенного вследствие причиненного дорожно- транспортным происшествием вреда, подлежат возмещению страховщиком в пределах сумм, установленных статьей 7 Закона об ОСАГО (пункт 4 статьи 931 ГК РФ, абзац восьмой статьи 1, абзац первый пункта 1 статьи 12 Закона об ОСАГО).
В силу пункта 15 статьи 12 Закона об ОСАГО возмещение вреда, причиненного транспортному средству потерпевшего, может осуществляться по выбору потерпевшего путем организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства на станции технического обслуживания, с которым у страховщика заключен договор о ремонте транспортного средства в рамках договора обязательного страхования, либо путем получения суммы страховой выплаты в кассе страховщика или перечисления суммы страховой выплаты на банковский счет потерпевшего (выгодоприобретателя).
При этом независимо от того, какой способ возмещения вреда избран потерпевшим, стоимость восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства определяется с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства (абзац второй пункта 19 статьи 12 Закона об ОСАГО).
Размер подлежащего выплате потерпевшему страховщиком или причинителем вреда ущерба начиная с 17 октября 2014 г. определяется только в соответствии с Единой методикой.
Таким образом, потерпевший вправе требовать со страховой компании, являющейся страховщиком по обязательному страхованию гражданской ответственности причинителя вреда, выплаты страхового возмещения в пределах сумм, предусмотренных статьей 7 Закона об ОСАГО (400 тысяч рублей).
В случае если стоимость ремонта превышает указанную выше сумму ущерба (400 тысяч рублей), с причинителя вреда подлежит взысканию дополнительная сумма, рассчитываемая в соответствии с Единой методикой с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства.
На основании изложенного суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований Т. о взыскании с причинителя вреда С. разницы между размером страхового возмещения, рассчитанного с учетом износа, и стоимостью восстановительного ремонта без учета износа.
(По материалам судебной практики Липецкого областного суда, Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области; аналогичная правовая позиция изложена в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации No 4(2015).

Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 22 июня 2016 г.
http://www.supcourt.ru/Show_pdf.php?Id=10895

Страховая стоимость имущества, указанная в договоре страхования, не может быть впоследствии оспорена, за исключением случая, когда страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска, был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости.

Суд первой инстанции, разрешая дело, а также суд апелляционной инстанции, оставляя решение суда без изменения, сослались на то, что при страховании транспортного средства страховая сумма по договору была завышена; согласно отчету об оценке среднерыночная стоимость автомобиля, принадлежащего Мещерякову Д.В., на момент страхования составляла руб., а потому с учетом процента износа автомобиля (12%) в пользу истца с ответчика подлежала возмещению страховая сумма в размере руб.

Выводы судебных инстанций являются ошибочными по следующим основаниям.

В силу статьи 929 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении страхового случая выплатить страховое возмещение страхователю или выгодоприобретателю в пределах определенной договором страховой суммы.

На основании статьи 947 (пункты 1, 2) Гражданского кодекса Российской Федерации сумма, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение по договору имущественного страхования или которую он обязуется выплатить по договору личного страхования (страховая сумма), определяется соглашением страхователя со страховщиком в соответствии с правилами, предусмотренными этой статьей. При страховании имущества или предпринимательского риска, если договором страхования не предусмотрено иное, страховая сумма не должна превышать их действительную стоимость (страховую стоимость). Такой стоимостью считается: для имущества его действительная стоимость в месте его нахождения в день заключения договора страхования; для предпринимательского риска убытки от предпринимательской деятельности, которые страхователь, как можно ожидать, понес бы при наступлении страхового случая.

В соответствии со статьей 948 Гражданского кодекса Российской Федерации страховая стоимость имущества, указанная в договоре страхования, не может быть впоследствии оспорена, за исключением случая, когда страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска (пункт 1 статьи 945 Гражданского кодекса Российской Федерации), был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости.

Пунктом 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. No 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» разъяснено, что на основании статьи 945 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора страхования имущества страховщик вправе произвести осмотр страхуемого имущества, а при необходимости — назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости.

Если страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска, был умышленно введен в заблуждение относительно его стоимости, то страховая стоимость имущества может быть оспорена.

Таким образом, действующее гражданское законодательство и разъяснения, указанные выше, исходят из того, что после заключения договора страхования условием оспаривания страховой стоимости имущества может служить введение страховщика в заблуждение относительно действительной стоимости имущества.

Между тем обстоятельств введения страховщика истцом в заблуждение установлено не было, и в судебных постановлениях они не отражены.

В договоре страхования, заключенном между Мещеряковым Д.В. и ОАО «СГ МСК» на период с 16 марта 2011 г. по 15 марта 2012 г., действительная стоимость транспортного средства была также указана в размере руб.

Ссылка суда апелляционной инстанции на положения статьи 951 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также соответствующий ей пункт 6.3 Правил страхования ОАО «СГ МСК» не может быть принята во внимание.

В силу пункта 1 статьи 951 Гражданского кодекса Российской Федерации, если страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского риска, превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той части страховой суммы, в какой он превышает страховую стоимость. Излишне уплаченная часть страховой премии возврату в этом случае не подлежит.

Между тем страховая сумма, указанная в договоре страхования не превышала указанной в договоре страховой стоимости транспортного средства, составлявшей также руб.

Это судебными инстанциями учтено не было.

Определение Верховного суда от 30 июня 2015 г. Дело No56-КГ15-7

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1352062

В силу статьи 929 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении страхового случая выплатить страховое возмещение страхователю или выгодоприобретателю в пределах определенной договором страховой суммы.

В соответствии со статьей 945 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора страхования имущества страховщик вправе произвести осмотр страхуемого имущества, а при необходимости назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости. При заключении договора личного страхования страховщик вправе провести обследование страхуемого лица для оценки фактического состояния его здоровья. Оценка страхового риска страховщиком на основании настоящей статьи необязательна для страхователя, который вправе доказывать иное.

На основании статьи 947 (пункты 1, 2) Гражданского кодекса Российской Федерации сумма, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение по договору имущественного страхования или которую он обязуется выплатить по договору личного страхования (страховая сумма), определяется соглашением страхователя со страховщиком в соответствии с правилами, предусмотренными этой статьей. При страховании имущества или предпринимательского риска, если договором страхования не предусмотрено иное, страховая сумма не должна превышать их действительную стоимость (страховую стоимость). Такой стоимостью считается: для имущества его действительная стоимость в месте его нахождения в день заключения договора страхования; для предпринимательского риска убытки от предпринимательской деятельности, которые страхователь, как можно ожидать, понес бы при наступлении страхового случая.

Согласно статье 948 Гражданского кодекса Российской Федерации страховая стоимость имущества, указанная в договоре страхования, неможет быть впоследствии оспорена, за исключением случая, когда страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска (пункт 1 статьи 945 Гражданского кодекса Российской Федерации), был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости.

Пунктом 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. No 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» разъяснено, что на основании статьи 945 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора страхования имущества страховщик вправе произвести осмотр страхуемого имущества, а при необходимости — назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости. В силу статьи 948 Гражданского кодекса Российской Федерации страховая стоимость имущества не может быть оспорена, если при заключении договора добровольного страхования между сторонами было достигнуто соглашение о ее размере. Вместе с тем, если страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска, был умышленно введен в заблуждение относительно его стоимости, то страховая стоимость имущества может быть оспорена.

Таким образом, действующие нормы Гражданского кодекса Российской Федерации и акт их разъяснения указывают на то, что обязанность проверять наличие и характер страхуемого интереса при заключении договора возложена на страховщика. Неисполнение страховщиком этой обязанности впоследствии лишает его возможности ссылаться на несоответствие установленной в договоре страховой суммы действительной (рыночной) стоимости объекта страхования. После заключения договора страхования условием оспаривания страховой стоимости имущества может служить только введение страховщика в заблуждение относительно действительной стоимости имущества.
В договоре страхования, заключенном между Константиновым Е.Ю. и ООО «КРК-Страхование» на период со 2 октября 2014 г. по 1 октября 2015 г., действительная стоимость транспортного средства указана в размере 4 800 000 руб., из которой, как пояснил в суде кассационной инстанции представитель ООО «КРК-страхование», страховщиком начислена страховая премия в размере 235 110, 00 руб., полностью уплаченная страхователем.

Из полиса страхования следует, что стоимость застрахованного имущества не определена. При этом никаких возражений в отношении несоответствия страховой суммы страховой стоимости имущества на момент заключения договора страховщик не представил.
Обстоятельств введения страховщика истцом в заблуждение установлено не было, и в судебных постановлениях они не отражены. Ссылка суда первой и апелляционной инстанции на положения статьи 951 Гражданского кодекса Российской Федерации как на основание для отказа в удовлетворении заявленных требований не может быть принята во внимание.
В силу статьи 951 Гражданского кодекса Российской Федерации, если страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского риска, превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той части страховой суммы, в какой он превышает страховую стоимость. Излишне уплаченная часть страховой премии возврату в этом случае не подлежит (пункт 1).
Если завышение страховой суммы в договоре страхования явилось следствием обмана со стороны страхователя, страховщик вправе требовать признания договора недействительным и возмещения причиненных ему этим убытков в размере, превышающем сумму полученной им от страхователя страховой премии (пункт 3).

Однако суды не учли, что положения статьи 951 Гражданского кодекса Российской Федерации должны применяться во взаимосвязи с положениями указанной выше статьи 948 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Соответственно в том случае, если умышленных действий (обмана) со стороны страхователя, повлекших за собой введение страховщика в заблуждение относительно стоимости страхуемого объекта, не будет установлено, основания для определения иной, чем указано в договоре страхования, страховой суммы отсутствуют, а признание недействительным договора страхования в части превышения страховой стоимости над страховой суммой будет неправомерным.

Определение Верховного суда от 16 мая 2017 г. Дело No78-КГ 17-27

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1549746

В случае выявления допущенных судом существенных нарушений закона, не указанных в доводах жалобы, суд в интересах законности вправе выйти за пределы доводов жалобы.

В соответствии с частью 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела по существу суд кассационной инстанции проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами в пределах доводов кассационной жалобы, представления.
Вместе с тем в случае выявления допущенных судом существенных нарушений закона, не указанных в доводах жалобы, суд в интересах законности вправе выйти за пределы доводов жалобы и обратить внимание на допущенные судом иные существенные нарушения закона, учесть их при принятии своего решения по результатам рассмотрения кассационной жалобы.
Под интересами законности, как следует из смысла статьи 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, которые дают суду, рассматривающему дело, основания для выхода за пределы кассационной жалобы, следует, в частности, понимать необходимость обеспечения по рассматриваемому делу правильного его рассмотрения.
С учетом изложенного и в интересах законности представляется возможным и необходимым при рассмотрении кассационной жалобы представителя Касьянова СИ. — Мацедонского Д.М. выйти за пределы ее доводов и обратить внимание на допущенные судом кассационной инстанции существенные нарушения норм материального и процессуального права, не указанные в доводах жалобы.

Определение Верховного суда от 23 июня 2015 г. Дело No78-КГ15-11

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1349932

применение статьи 333 ГК РФ возможно лишь в исключительных случаях и при наличии ходатайства ответчика.

Согласно статье 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 45 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. No 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», если суд удовлетворил требования страхователя (выгодоприобретателя) в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке страховщиком, он взыскивает со страховщика в пользу страхователя (выгодоприобретателя) штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).

Судам следует иметь в виду, что применение статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации возможно лишь в исключительных случаях, когда подлежащий уплате штраф явно несоразмерен последствиям нарушенного обязательства, по заявлению ответчика с указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера штрафа является допустимым.

Исчисляя размер процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке, предусмотренном статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учётом периода просрочки ответчиком исполнения обязательства по выплате страхового возмещения, суд апелляционной инстанции, сославшись на ходатайство ответчика о снижении размера неустойки счел возможным применить положения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, снизив размер подлежавших взысканию в пользу истицы процентов за пользование чужими денежными средствами.

Вместе с тем, ходатайства ответчика о снижении размера неустойки в материалах дела не содержится, в протоколе судебного заседания суда апелляционной инстанции указано, что ходатайств сторонами, в том числе ходатайства ответчика о снижении размера неустойки, заявлено не было.

Определение Верховного суда от 07 апреля 2015 г. Дело No5-КГ15-10

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1252420

Потребителем не является лицо, застрахованное в порядке обязательного государственного страхования жизни и здоровья.

Согласно положениям ст. 46 ГПК РФ в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.

В соответствии со ст. 45 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) для осуществления своих уставных целей вправе обращаться в суды с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей).

Как следует из преамбулы Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. No 2300-1 «О защите прав потребителей», данный закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг). Потребителем является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Условия и порядок осуществления обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и иных приравненных к ним лиц определены Федеральным законом от 28 марта 1998 г. No 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников федеральных органов налоговой полиции» (в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. No 309-ФЗ).

Правоотношения по страхованию между Чикуновым А.В. и ОАО «Черезвычайная страховая компания» в связи с наступлением страхового случая возникли в силу Федерального закона No 52-ФЗ и заключенного во исполнение данного закона государственного контракта.

Выгодоприобретателем в правоотношениях по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих и иных приравненных к ним лиц на основании Федерального закона No 52-ФЗ и государственного контракта выступает специальный субъект — лицо, застрахованное в порядке обязательного государственного страхования жизни и здоровья, в связи с чем данные правоотношения не являются правоотношениями, возникающими между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), то есть частноправовыми, а носят публично-правовой характер, следовательно, положения Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. No 2300-1 «О защите прав потребителей» на указанных лиц как на специальных субъектов, равно как и на иные отношения по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих и иных приравненных к ним лиц, не распространяются.

Определение Верховного суда от 05 сентября 2014 г. Дело No 16-КГ14-25

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=605706

Об авторе: Кирилл Форманчук


© 2018 СМИ ФАРпресс
Создание и поддержка сайта: RykovLab.ru