Кодификация

Цель данного проекта это — систематизация нормативных актов затрагивающих правовую отрасль страхования. На первом этапе происходит обобщение судебной практики. Второй этап предусматривает анализ накопленного материала. На заключительном этапе предусмотрен издание материала в электронном и бумажном виде.

По вопросам помощи проекту или участия пишите на medved01 (собака) medved01.ru

Административные правонарушения (КоАП РФ)

Процессуальные вопросы

Вопросы касающиеся ОСАГО

Вопросы добровольного страхования (КАСКО, страхование жизни и пр)


 

Защита прав потребителей (3)

Взыскание штрафа в пользу общественных объединений потребителей направлено на компенсацию расходов, понесённых в судебном процессе и стимулирование деятельности общественных объединений потребителей по защите прав и законных интересов потребителей.

Пункт 46 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 года устанавливает, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).

Аналогичная норма предусмотрена Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» от 25.04.2002 N 40-ФЗ.

Исходя из особой общественной значимости защиты прав потребителей в сфере торговли и оказания услуг, необходимости обеспечения надлежащего качества товаров и услуг, законодатель наряду с гражданско-правовой ответственностью изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) предусмотрел самостоятельный вид ответственности за нарушение установленного законом добровольного порядка удовлетворения требований потребителя как менее защищенной стороны договора. Установленная в пункте 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» ответственность в виде штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, как направленная на обеспечение интересов граждан в сфере торговли и оказания услуг, защиту прав потребителей, а также на охрану установленного законом порядка торговли и оказания услуг.

Основанием для участия в процессе в порядке ст. 46 ГПК РФ в качестве лица, обращающегося в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц (ст. 34 ГПК РФ), является процессуальная заинтересованность этих органов и организаций, обусловленная возложенными на них в силу закона функциями и обязанностями, в том числе по осуществлению судебной защиты граждан по делам, охватываемым сферой их ведения.

Наделение законом перечисленных в ст. 46 ГПК РФ органов и организаций названной функцией предопределяет наличие у этих субъектов необходимых ресурсов для её осуществления (соответствующий штат работников, обладающих надлежащим уровнем юридических знаний, финансирование данной деятельности или предусмотрение в законе иных материальных источников возмещения расходов, понесённых в связи с участием в деле в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц). Так, предоставив п. 2 ст. 45 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей» общественным объединениям потребителей (их ассоциациям, союзам), имеющим статус юридического лица, для осуществления уставных целей право на обращение в суд с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределённого круга потребителей), законодатель в п. 6 ст. 13 данного Закона закрепил положение, согласно которому пятьдесят процентов суммы штрафа, взысканного в пользу потребителя, перечисляются указанным объединениям (их ассоциациям, союзам). Данная норма гарантирует этим объединениям в том числе и компенсацию расходов, понесённых ими в судебном процессе, в случае обращения в суд в защиту конкретного потребителя.

Положения приведенных норм направлены на обеспечение интересов граждан в сфере торговли и оказания услуг, защиту прав потребителей, а также на охрану установленного законом порядка торговли и оказания услуг и одновременно — на стимулирование деятельности общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) по защите прав и законных интересов потребителя, которая позволяет компенсировать — благодаря их усилиям — нанесенный потребителю ущерб; на побуждение изготовителя или продавца товара как профессионального участника рынка надлежащим образом исполнять свои обязательства, в целях защиты прав потребителя как менее защищенной стороны договора.

Указанная позиция нашла свое подтверждение в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 17 октября 2006 года N 460-О, от 16 апреля 2009 года N 398-О-О, от 13 октября 2009 года N 1215-О-О, от 29 сентября 2015 г. N 2112-О, и др..

Из буквального толкования положений приведенной нормы следует, что взыскание штрафа в пользу общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) направлено на компенсацию расходов, понесённых в судебном процессе и стимулирование деятельности общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) по защите прав и законных интересов потребителей.

В соответствии с пунктом 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. No 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования (часть 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В соответствии со статьей 148 названного кодекса на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд выносит на обсуждение вопрос о юридической квалификации правоотношения для определения того, какие нормы права подлежат применению при разрешении спора.

Судами апелляционной и кассационной инстанций приведенные процессуальные нормы с учётом акта их толкования были применены неправильно.

В исковом заявлении, в дополнениях к нему, в своих объяснениях, в апелляционной и кассационной жалобах Саломатин А.В. в обоснование своих требований ссылался на то, что совершил сделки под влиянием существенного заблуждения, и указывал на создание менеджерами по продажам психотравмирующей обстановки: они продержали его 9 часов в офисе продаж, неоднократно согласовывая с ним различные варианты условий договора. В результате многочасовых переговоров и неоднократного изменения условий, на которых предлагалось заключить договор купли- продажи автомобиля и кредитного договора, он был введен в заблуждение относительно контрагента, цены автомашины и стоимости кредита, что, на его взгляд, подтверждается одновременным подписанием двух договоров купли-продажи одной и той же машины по разным ценам и с разными продавцами, а также подписанием двух различных кредитных договоров.

Таким образом, фактические обстоятельства, на которые ссылается истец, свидетельствуют о том, что он просил о признании заключенных сделок недействительными как совершенных под влиянием существенного заблуждения (статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации). 

Однако суды апелляционной и кассационной инстанций рассмотрели спор и постановили судебные акты, исходя из положений статей 450 и 450.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, на которые ошибочно сослался истец.

При этом судам надлежало дать правильную юридическую квалификацию возникшему спору, после чего уточнить требования Саломатина А.В. (расторгнуть договор или признать его недействительным).

Поскольку указанные требования закона не были выполнены, судебные постановления судов апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Определение Верховного Суда РФ № 49-КГ21-3-К6 от 27 апреля 2021

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1996706

В соответствии с преамбулой Закона о защите прав потребителей этот закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортёрами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

Как разъяснено в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. No 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальнымизаконами.

Согласно статье 15 Закона о защите прав потребителей моральный вред, причинённый потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортёром) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Таким образом, основанием для удовлетворения требований о взыскании компенсации морального вреда является сам факт нарушения прав потребителей, при этом возмещение материального ущерба не освобождает от ответственности за причинённый моральный вред.

Определение Верховного Суда РФ от 30 марта 2021 г. № 8-КГ20-71-КЗ 

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1986622

КАСКО (2)

Страхователь, оставаясь выгодоприобретателем по договору страхования, не лишен права заменить себя другим лицом, заключив договор цессии, если это не противоречит договору страхования.

Согласно пункту 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 2 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации).

На основании пункта 1 статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты.

В соответствии со статьей 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону (пункт 1). Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (пункт 2).

В силу положений пункта 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Пунктом 1 статьи 956 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что страхователь вправе заменить выгодоприобретателя, названного в договоре страхования, другим лицом, письменно уведомив об этом страховщика.

Выгодоприобретатель не может быть заменен другим лицом после того, как он выполнил какую-либо из обязанностей по договору страхования или предъявил страховщику требование о выплате страхового возмещения или страховой суммы (пункт 2 названной статьи).

Как следует из содержания статьи 956 Гражданского кодекса Российской Федерации, регламентируя замену выгодоприобретателя именно по требованию страхователя, обращенному к страховщику и предполагающему внесение изменений в договор страхования, названная статья Гражданского кодекса Российской Федерации не содержит каких-либо положений относительно возможности такой замены в результате гражданско-правовых сделок страхователя, заключаемых для передачи имущественных прав по тем или иным страховым случаям.

В связи с этим страхователь, оставаясь выгодоприобретателем по договору страхования, не лишен права заменить себя другим лицом, заключив договор цессии, если это не противоречит договору страхования.

Определение Верховного суда No 18-КП6-148 от 04 октября 2015 года

http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1484582

При смене собственника страховщик может потребовать расторжения договора, если докажет увеличение степени риска, но не может отказать в выплате страхового возмещения.

Per. № 33-3820/2020    Судья: Самсоновой Е.Б

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Санкт-Петербург    11 февраля 2020 года

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Миргородской И.В.

судей     Вологдиной Т.И.,

Хвещенко Е.Р.

при секретаре     Кириной Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы АО «АльфаСтрахование», М.Ф. на решение Ленинского районного суда  от  по гражданскому делу №… по иску М.Ф. к АО «АльфаСтрахование» о взыскании страховой выплаты, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа, взыскания судебных расходов.

Заслушав доклад судьи Миргородской И.В., объяснения представителя истца М.Ф. М.С., представителя ответчика АО «АльфаСтрахование» К.Е., изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

М.Ф. обратилась в Ленинский районный суд  с иском к АО «АльфаСтрахование» о взыскании страхового возмещения в размере 1 532 400 руб., стоимости утраты товарной стоимости в размере 197 125 руб., стоимости затрат на экспертное заключение о стоимости восстановительного ремонта в размере 6 500 руб., стоимости затрат на экспертное заключение об определении величины утраты товарной стоимости в размере 2 500 руб., неустойки в размере 7 108,34 руб., компенсации морального вреда в размере 30 000 руб. и штрафа.

Свои требования истец мотивировала тем, что  А.Н. с ответчиком был заключен договор добровольного имущественного страхования ТС Ауди 6 г.р.з. Х299НО178 по программе Автокаско («Ущерб»+ «Хищение») в период с  по .

 между А.Н. и М.Ф. был заключен договор купли-продажи указанного транспортного средства.

 в 21 час 12 минут на пересечении  и  произошло ДТП с участием транспортного средства автомобиля Ауди 6 г.р.з. Х299НО178.

Истец обратилась к страховщику с заявлением о страховом случае и выплате страхового возмещения, однако получила отказ.

В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции истцом было представлено ходатайство об увеличении исковых требований в части взыскания неустойки в размере 59 236 руб. 15 коп. (л.д. 102-104, т. 1).

Решением Ленинского районного суда  от  исковые требования удовлетворены частично.

С АО «АльфаСтрахование» в пользу М.Ф. взыскано невыплаченное страховое возмещение в размере 1 383 800 руб., расходы на оплату услуг по оценке восстановительного ремонта в сумме 6 500 руб.

В остальной части в иске отказано.

Кроме того, с АО «АльфаСтрахование» в доход бюджета  взыскана государственная пошлина в размере 15 119 руб.

Не согласившись с решением, М.Ф. подала апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить в части отказа взыскания с ответчика в пользу истца неустойки, компенсации морального вреда, штрафа, принять по делу новое решение, которым исковые требования в указанной части удовлетворить.

Не согласившись с решением, представитель АО «АльфаСтрахование» подала апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказать.

Истец М.Ф. на рассмотрение дела в суд апелляционной инстанции не явилась, доверила представлять свои интересы М.С., третье лицо А.М. в суд апелляционной инстанции не явился, о времени и месте судебного заседания стороны извещены надлежащим образом; ходатайств и заявлений об отложении слушания дела, доказательств уважительности причин неявки в судебную коллегию не представили, при таких обстоятельствах, в соответствии со статьей 167, частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя истца М.Ф. М.С., представителя ответчика АО «АльфаСтрахование» К.Е., обсудив доводы апелляционных жалоб, приходит к следующему.

В соответствии с п. 1 ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Согласно п. 2 ст. 9 Закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

В соответствии с пунктом 2 статьи 9 Закона об организации страхового дела под страховым случаем понимается совершившееся событие, предусмотренное договором добровольного страхования имущества, с наступлением которого возникает обязанность страховщика выплатить страховое возмещение лицу, в пользу которого заключен договор страхования (страхователю, выгодоприобретателю).

Согласно пункту 1 статьи 960 Гражданского кодекса Российской Федерации при переходе прав на застрахованное имущество от лица, в интересах которого был заключен договор страхования, к другому лицу права и обязанности по этому договору переходят к лицу, к которому перешли права на имущество, за исключением случаев принудительного изъятия имущества по основаниям, указанным в пункте 2 статьи 235 настоящего Кодекса, и отказа от права собственности (статья 236).

В соответствии с ч. 2 ст. 960 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, к которому перешли права на застрахованное имущество, должно незамедлительно письменно уведомить об этом страховщика.

В силу пунктов 1 и 3 статьи 959 Гражданского кодекса Российской Федерации при несообщении страхователем о ставших ему известными значительных изменениях в обстоятельствах, сообщенных страховщику при заключении договора, если эти изменения могут существенно повлиять на увеличение страхового риска, страховщик вправе потребовать расторжения договора страхования и возмещения убытков, причиненных расторжением договора (пункт 5 статьи 453 Кодекса).

Судом первой инстанции установлено и из материалов дела следует, что  между А.Н. и АО «АльфаСтрахование» был заключен договор добровольного имущественного страхования транспортного средства Ауди 6 г.р.з. Х299НО178 по программе Автокаско («Ущерб»+ «Хищение»), срок действия договора с  по  (л.д. 13, т. 1).

 между А.Н. и М.Ф. был заключен договор купли-продажи указанного транспортного средства.

 в 21 час 12 минут на пересечении Светлановского проспекта и Тихорецкого проспекта в городе Санкт-Петербурге произошло дорожно-транспортное происшествие с участием транспортного средства автомобиля Ауди 6 г.р.з. Х299НО178, которое принадлежит истцу, под управлением А.Н. и Хонды Цивик г.р.з. В182 ЕТ60 под управлением водителя Д.Д., в результате чего ТС Ауди 6 г.р.з. Х299НО178 получило механические повреждения.

А.Н. обратился к страховщику с заявлением о страховом случае, однако получил отказ в выплате страхового возмещения, в связи с тем, что он не является собственником ТС Ауди 6 г.р.з. Х299НО178 (л.д. 147, т. 1).

Истец М.Ф. обратилась в ООО «Экспертный подход», согласно заключению специалиста стоимость устранения повреждений ТС составила 1 532 400 руб., стоимость утраты товарной стоимости составила 197 125 руб. (л.д. 18-96, т. 1)

 М.Ф. ответчику была подана претензия с требованием выплатить страховое возмещение, на которую АО «Альфа страхование» ответило отказом (л.д. 165-167, т. 1).

В ходе рассмотрения дела судом по ходатайству представителя ответчика была назначена судебная автотовароведческая экспертиза с целью определения стоимости поврежденного автомобиля в результате ДТП  (л.д.203-204, т. 1).

Согласно заключению эксперта ООО «ЭЦ Питер-Лекс» №… стоимость восстановительного ремонта ТС Ауди 6 г.р.з. Х299НО178, поврежденного в результате ДТП , как без учета износа, так и с учетом износа составила 1 383 800 руб. (л.д. 231, т. 1), поскольку автомобиль находится на гарантийном обслуживании и к расчету экспертом принято нулевое значение износа ( л.д. 229 т. 1 ).

Разрешая заявленные требования в части взыскания страхового возмещения, суд первой инстанции, руководствуясь вышеприведенными нормами права, оценив представленные доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, учитывая, что обстоятельств, освобождающих страховщика от выплаты страхового возмещения не установлено, пришел к выводу, что причинение автомобилю истца повреждений , то есть в период действия договора страхования, является страховым случаем и влечет обязанность страховщика выплатить истцу страховое возмещение.

Судебная коллегия соглашается с данным выводом суда первой инстанции, поскольку он основан на правильном применении норм материального права, правильной оценке представленных доказательств и подтверждается материалами дела.

В апелляционной жалобе представитель ответчика ссылается на то, что у ответчика не имелось обязанности по выплате страхового возмещения, так как страхователь/выгодоприобретатель в период действия договора имущественного страхования не исполнил обязанность, предусмотренную п. 1 ст. 959 ГК РФ и п. 8.1 Правил страхования по извещению страховщика о переходе права собственности на ТС, что свидетельствует о наличии обстоятельств, увеличивающих степень страхового риска в сравнении с той степенью риска, которая была определена на момент заключения договора страхования.

Судебная коллегия не может согласиться с данными доводами по следующим основаниям.

По смыслу ст. 959 ГК РФ следует, что для страхового обязательства правовые последствия влекут не любые изменения, а лишь носящие существенный характер и увеличивающие установленные для объекта страхования риски.

Между тем, АО «АльфаСтрахование» в нарушение ст. 56 ГПК РФ не были представлены суду доказательства того, что переход права собственности на застрахованное имущество от А.Н. к М.Ф. повлек увеличение страхового риска в период действия договора страхования, то есть такого изменения сообщенных страховщику при его заключении существенных обстоятельств, которое объективно значительно увеличивает вероятность наступления страхового случая и (или) размера убытков от его наступления, учитывая то обстоятельство, что М.Ф., являясь собственником транспортного средства, не является лицом, допущенным к управлению транспортным средством, в отношении которого был заключен договор добровольного страхования.

Лицом, допущенным управлению, остался один А.Н., ранее являвшийся и собственником автомобиля.

Кроме того, в качестве правового последствия нарушения страхователем условия договора об уведомлении страховщика о существенных изменениях названная статья Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает возможность расторжения договора страхования, а не освобождение страховщика от его исполнения при наступившем страховом случае.

Доводы представителя ответчика о том, что суд первой инстанции необоснованно сделал вывод, что ответчиком требований о расторжении договора заявлено не было, подлежат отклонению, поскольку из материалов дела усматривается, что определением Ленинского районного суда  от  встречное исковое заявление АО «АльфаСтрахование» в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ было возвращено по мотиву несоблюдения АО «АльфаСтрахование» досудебного порядка урегулирования спора, предусмотренного п. 2 ст. 450 ГК РФ, доказательств обратного материалы дела не содержат.

Вопреки доводам апелляционной жалобы ответчика судебная коллегия соглашается с размером суммы страхового возмещения, взысканной судом первой инстанции.

Суд первой инстанции на основании экспертного заключения ООО «ЭЦ Питер-Лекс» №… правильно определил размер взыскиваемой суммы, с учетом цен на запасные части и работы официального дилера АУДИ, поскольку автомобиль 2017 года выпуска, находился на гарантии завода-изготовителя, а в соответствии с п. 10.11.2 Правил страхования средств наземного транспорта от , действующих у ответчика, предусмотрен способ возмещения ущерба в виде направления застрахованного автомобиля для ремонта на авторизованной производителем СТОА (л.д. 125, т. 1).

При таких обстоятельствах, судебная коллегия не находит оснований для вычета франшизы, которая подлежала бы удержанию в случае выплаты страхового возмещения в денежном выражении, так как условиями договора не предусмотрено, что в случае направления застрахованного автомобиля для восстановительного ремонта на СТОА применяется безусловная франшиза.

Кроме того, учитывая вышеизложенное, Положение Банка России от  N 432-П «Об единой методике определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства» в данном случае применению не подлежит.

Разрешая спор в части взыскания неустойки, компенсации морального вреда и штрафа на основании Закона РФ «О защите прав потребителей», суд первой инстанции исходил из того, что договор страхования М.Ф. с АО «АльфаСтрахования» не заключала, на основании чего пришел к выводу, что удовлетворению в этой части заявленные требования не подлежат.

Судебная коллегия не может согласиться с данным выводом суда по следующим основаниям.

Судом установлено, что перемена стороны в договоре страхования произошла в силу закона (статьи 960 п. 1 ГК РФ), договор страхования на момент перехода права собственности на автомобиль не прекратил своего действия, права и вытекающие из него обязанности, включая право на получение страхового возмещения, перешли к М.Ф., как к новому собственнику.

Согласно п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от  N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при отнесении споров к сфере регулирования Закона о защите прав потребителей следует учитывать, что:

а) исходя из преамбулы Закона о защите прав потребителей и статьи 9 Федерального закона от  N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» правами, предоставленными потребителю Законом и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами, а также правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации пользуется не только гражданин, который имеет намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий товары (работы, услуги), но и гражданин, который использует приобретенные (заказанные) вследствие таких отношений товары (работы, услуги) на законном основании (наследник, а также лицо, которому вещь была отчуждена впоследствии, и т.п.).

Поскольку материалами дела подтверждается, что автомобиль приобретен истцом на законном основании, на момент дорожно-транспортного происшествия использовался в личных целях, на истца в полной мере распространяются права потребителя, предусмотренные Законом о защите прав потребителей.

Учитывая, что судом установлен факт нарушения ответчиком обязательства по выплате страхового возмещения судебная коллегия полагает необходимым взыскать с ответчика в пользу истца неустойку в соответствии с п. 5 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей».

При разрешении требований М.Ф. о взыскании с ответчика неустойки следует руководствоваться разъяснениями, содержащимися в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от дата N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», п. 5 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей», п. 16 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан (утв. Президиумом Верховного Суда РФ дата).

С учетом того, что цена страховой услуги определяется размером страховой премии (пункт 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от дата N 20), размер подлежащей в пользу истца неустойки подлежит ограничению суммой страховой премии равной 59236,15 руб.

Оснований для снижения размера неустойки судебная коллегия не усматривает.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ в пункте 45 Постановления от  N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.

Поскольку в ходе апелляционного рассмотрения судом установлен факт нарушения прав М.Ф. как потребителя действиями АО «АльфаСтрахование», выплата страхового возмещения ответчиком в добровольном порядке не произведена, судебная коллегия, руководствуясь положениями ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителя», разъяснениями п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от  N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», приходит к выводу о необходимости удовлетворения исковых требований в части взыскания компенсации морального вреда.

С учетом конкретных обстоятельств дела, принципа разумности и справедливости, судебная коллегия полагает необходимым взыскать с АО «АльфаСтрахование» в пользу истца в качестве компенсации морального вреда денежные средства в размере 5 000 руб.

В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Таким образом, размер штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя составляет 727 268 руб.

В соответствии со статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении.

Разрешая спор в части взыскиваемого штрафа, учитывая, что в суде первой инстанции ответчиком было заявлено ходатайство о снижении размера неустойки и штрафа (л.д. 113), судебная коллегия, принимая во внимание характер обязательства, соразмерность суммы неустойки последствиям его нарушения, компенсационный характер неустойки, необходимость соблюдения баланса между применяемой к ответчику мерой ответственности и последствиями ненадлежащего исполнения им обязательства, применив положения ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, приходит к выводу о возможности уменьшения подлежащего взысканию с АО «АльфаСтрахование» в пользу М.Ф. штрафа до 500 000 руб.

В соответствии со ст.103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с ответчика в доход бюджета Санкт-Петербурга подлежит взысканию государственная пошлина пропорционально удовлетворенным исковым требованиям в размере 9092,36 руб.

Руководствуясь положениями ст.ст. 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Ленинского районного суда  от  отменить в части отказа истцу в иске о взыскании неустойки, компенсации морального вреда и штрафа.

Взыскать с АО «АльфаСтрахование» в пользу М.Ф. неустойку в размере 59 236 рублей 15 копеек, компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей, штраф в размере 500 000 рублей.

Взыскать с АО «АльфаСтрахование» в доход бюджета  государственную пошлину в размере 9092,36 руб.

В остальной части решение оставить без изменения, апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Председательствующий:        

Судьи:

ОСАГО (3)

Отсутствие оценки суда доводам ответчика относительно правильности выводов экспертов, проводивших экспертизу по поручению суда, отказ в приобщении рецензии на судебную экспертизу является нарушением принципа состязательности и равноправия сторон

Согласно части 2 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы.

Пунктом 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. No 23 «О судебном решении» разъяснено, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Представитель ООО «Зетта Страхование», ссылаясь на то обстоятельство, что заключение, назначенной судом экспертизы является недопустимым доказательством в связи с допущенными экспертом при ее выполнении существенными нарушениями, заявил ходатайство о назначении повторной экспертизы, в удовлетворении которого суд, в нарушение статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отказал, указав на то, что оснований не доверять заключению эксперта не имеется, поскольку оно является допустимым по делу доказательством, эксперт предупрежден об уголовной ответственности по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации за дачу заведомо ложного заключения.

При этом возражениям ответчика относительно правильности выводов экспертов, проводивших экспертизу по поручению суда, суд в нарушение требований статей 67, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оценки не дал.

Указанное нарушение судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда не исправлено.

В силу требований части 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу части 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательства предоставляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

В судебном заседании представитель ответчика в обосновании своего несогласия с выводами экспертизы, проведенной ООО «ПрофЭкспертЮг», ходатайствовал о приобщении к делу дополнительных доказательств, а именно: консультационного заключения No 1614 от 15 ноября 2018 г. на заключение эксперта ООО «ПрофЭкспертЮг», рецензии ООО «Ростовский Экспертный Центр Дон» No Р-001-18 от 23 ноября 2018 г., диска с записью компьютерного моделирования механизма столкновения автомобилей «Мерседес Бенц Е 200» и «УАЗ Хантер», однако судом первой инстанций отказано в приобщении указанных доказательств, что повлекло за собой отказ в назначении повторной экспертизы по делу.

В связи с отказом суда в принятии вышеуказанных документов нарушены права ответчика, предусмотренные статьей 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку ответчик был лишен права представить доказательства в подтверждение того, что механические повреждения указанного автомобиля не относятся к имевшему месту 28 сентября 2017 года дорожно-транспортному происшествию, что привело к нарушению принципа состязательности и равноправия сторон (статья 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Определение ВС РФ Дело No 41-КГ19-39 от 3 декабря 2019 года http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1842550

Расходы на устранение после ДТП включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения.

В силу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (пункт 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. No 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (действовавшего на момент рассмотрения судами настоящего спора) к реальному ущербу, возникшему в результате дорожно-транспортного происшествия, наряду со стоимостью ремонта и запасных частей относится также утраченная товарная стоимость, которая представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида транспортного средства и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно- транспортного происшествия и последующего ремонта.

Аналогичные разъяснения приведены в пункте 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. No 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Таким образом, утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей автомобиля, поскольку уменьшение его потребительской стоимости нарушает права владельца транспортного средства, и в её возмещении страхователю не может быть отказано.

Согласно разъяснениям, изложенным в абзаце втором пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. No 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Пункт 13 указанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации разъясняет, что при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которое это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использоваться новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 10 марта 2017 г. No 6-П указал, что положения статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации Российской Федерации — по их конституционно-правовому смыслу в системе мер защиты права собственности, основанной на требованиях статей 7 (часть 1), 17 (части 1 и 3), 19 (части 1 и 2), 35 (часть 1), 46 (часть 1) и 52 Конституции Российской Федерации и вытекающих из них гарантий полного возмещения потерпевшему вреда, — не предполагают, что правила, предназначенные исключительно для целей обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, распространяются и на деликтные отношения, урегулированные указанными законоположениями.

Иное означало бы, что потерпевший лишался бы возможности возмещения вреда в полном объеме с непосредственного причинителя в случае выплаты в пределах страховой суммы страхового возмещения, для целей которой размер стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства определен на основании Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства с учётом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов.

В контексте конституционно-правового предназначения статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации Закон об ОСАГО, как регулирующий иные страховые

отношения, и основанная на нем Единая методика определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства не могут рассматриваться в качестве нормативно установленного исключения из общего правила об определении размера убытков в рамках деликтных обязательств и, таким образом, не препятствуют учету полной стоимости новых деталей, узлов и агрегатов при определении размера убытков, подлежащих возмещению лицом, причинившим вред.

Таким образом, принцип полного возмещения убытков применительно к случаю повреждения транспортного средства предполагает, что в результате возмещения убытков в полном размере потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право собственности не было нарушено.

С учетом приведенных положений статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по применению этой нормы и правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации судам следовало оценить совокупность имеющихся в деле доказательств, подтверждающих размер причиненных Арепьевой О.В. убытков.

Отказ в иске о возмещении убытков в полном объеме нарушает конституционный принцип справедливости и лишает заявителя возможности восстановления его нарушенных прав.

В случае несогласия с представленным истцом расчетом убытков обязанностью суда, предусмотренной действующим законодательством, являлось установление размера подлежащих возмещению убытков с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению, однако суды от данной обязанности фактически уклонились.

Определение Верховного Суда РФ от 27 февраля 2018 г. Дело No 18-КГ17-257

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1629742

В соответствии с Единой методикой в основу формирования справочников должны быть положены сведения о ценах, собранные в городах с численностью населения не менее одного миллиона человек и во всех административных центрах субъектов Российской Федерации по каждому экономическому региону. Однако сформированные РСА справочники основаны на исследовании цен, проведенном лишь в 11 городах.

Антимонопольным органом установлено, что справочники утверждены Президиумом РСА 16.10.2014 и применялись при определении стоимости восстановительного ремонта транспортных средств в период с 01.12.2014 по01.05.2015.

Согласно выводам антимонопольного органа, при исследовании цен на запасные части, материалы и нормочасы работ РСА использовалась иная методика, чем установлено Положением о единой методике определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, утвержденным Банком России 19.09.2014 No 432-П (далее – Единая методика). Кроме того, по результатам сопоставления информации онлайн-сервиса РСА с информацией официальных дилеров о закупке и реализации запасных частей, а также с информацией о ценах, представленной на сайте http://www.exist.ru/, антимонопольным органом установлено, что цены отдельных запасных частей и нормочасы из онлайн-сервиса существенно ниже цен, сложившихся на рынке.

На этом основании антимонопольный орган заключил, что полномочия по разработке методологического обеспечения формирования справочников, по сбору и обработке первичной информации по ценам на запасные части, материалы и нормочасы работ, а также по определению средней стоимости запасных частей, материалов и нормочаса работ при определении размера расходов на восстановительный ремонт использовались РСА при отсутствии надлежащего контроля.

…….

Судом первой инстанции установлено, что в соответствии с Единой методикой в основу формирования справочников должны быть положены сведения о ценах, собранные в городах с численностью населения не менее одного миллиона человек и во всех административных центрах субъектов Российской Федерации по каждому экономическому региону. Однако сформированные РСА справочники основаны на исследовании цен, проведенном лишь в 11 городах. При этом невозможно провести проверку соответствия средней стоимости запасных частей и материалов, содержащихся в них источникам получения РСА информации.
На основании представленных в материалы дела доказательств судом первой инстанции также установлено, что ценовая информация, необходимая для определения размера расходов на восстановительный ремонт была скорректирована в сторону уменьшения за счет применения к стоимости материалов возможных скидок, предоставляемых сервисным ремонтным предприятиям (оптовым покупателям). Однако пунктом 7.2.3. Единой методики предусмотрено применение скидок к розничным ценам, по которым услуги по ремонту оказываются потребителям и оплачиваются гражданами.
Суд первой инстанции счел доказанным и то обстоятельство, что цены отдельных запасных частей и нормочаса, указанных в справочниках, оказались существенно ниже цен, сложившихся на рынке. Это обстоятельство в совокупности с изложенным выше ведет к экономически необоснованному занижению страховых выплат потребителям (страхователям).
Вопреки части 2 статьи 10 Закона о защите конкуренции, со стороны РСА данные обстоятельства не опровергнуты и не представлены доказательства, которые бы свидетельствовали о том, что действия РСА при формировании справочников носили экономически обоснованный характер.
Принимая во внимание изложенное, следует признать правильным вывод суда первой инстанции о том, что заявитель оказал влияние на достоверность определения размера расходов на восстановительный ремонт транспортных средств, действуя к выгоде страховщиков, чьим коллективным представителем (объединением) РСА является в силу закона и своих учредительных документов, и в ущерб потребителям финансовой услуги – владельцам транспортных средств (страхователям).

Таким образом, действия РСА правомерно квалифицированы антимонопольным органом в качестве антиконкурентного и недобросовестного поведения, затрагивающего права и законные интересы неопределенного круга потребителей.
При таком положении Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает, что оспариваемые судебные акты арбитражных судов апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как принятые с существенным нарушением норм материального права, а решение суда первой инстанции – оставлению в силе.

 

Определение Верховного Суда РФ от 16.03.2018 No 306-КГ17-17947 Дело No А65-16238/2016

http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/8740b149-40f3-4115-b72c-468f2c98e89d/A65-16238-2016_20180316_Opredelenie.pdf

 

В соответствии с пунктом 3 статьи 12.1 Закона об ОСАГО независимая техническая экспертиза проводится с использованием единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, которая утверждается Банком России.
Единая методика определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, утверждена Положением Центрального Банка Российской Федерации от 19.09.2014 N 432-П (далее — Единая методика) (зарегистрировано в Минюсте России от 03.10.2014г. No34245).
Вышеуказанная единая методика содержит в частности:
— порядок расчета размера расходов на материалы, запасные части, оплату работ, связанных с восстановительным ремонтом поврежденного транспортного средства;
— порядок расчета размера износа подлежащих замене комплектующих изделий (деталей, узлов, агрегатов), в том числе номенклатуру комплектующих изделий (деталей, узлов, агрегатов), на которые при расчете размера расходов на восстановительный ремонт устанавливается нулевой значение износа;
— номенклатура комплектующих изделий (деталей, узлов, агрегатов), для которых устанавливается;
— порядок расчета стоимости годных остатков в случае полной гибели транспортного средства;
— определение стоимости транспортного средства до повреждения;
— порядок формирования и утверждения справочников средней стоимости запасных частей, материалов и нормо-часа работ при определении размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства с учетом установленных границ региональных товарных рынков (экономических регионов).
Главой 7 единой методики установлен Порядок формирования и утверждения справочников средней стоимости запасных частей, материалов и нормо-часа работ при определении размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства с учетом установленных границ региональных товарных рынков (экономических регионов).
Так, согласно пункту 7.4 Единой методики — Справочники формируются и утверждаются профессиональным объединением страховщиков, созданным в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», с учетом границ экономических регионов Российской Федерации, указанных в приложении 4 к настоящей Методике.
Как установлено судом, Банк России вышеуказанной Методикой наделил профессиональное объединение страховщиков (Российский союз автостраховщиков) полномочиями по формированию Справочников.

Пунктом 7.2.1 Методики определено, что для установления средних цен на запасные части должно быть исследовано предложение по ценам: в городах Москве и Санкт-Петербурге — не менее 15 магазинов, в городах с численностью населения не менее одного миллиона человек — не менее 10 магазинов; в остальных административных центрах субъектов Российской Федерации — не менее 8 магазинов. Также, установлено, что переход от «базовых» стоимостей Центрального экономического региона к ценам других регионов производится через расчет коэффициентов. Коэффициенты для каждого экономического региона рассчитываются на основании результатов маркетингового регионального исследования путем сравнения расчетного и полученного в результате наблюдения показателей. При отсутствии сведений о какой-либо марке в определенном экономическом регионе (марка в соответствующем регионе не представлена) используется коэффициент 1,0.
Таким образом, установленный Банком России Порядок предусматривает проведение исследования цен в городах с численностью населения не менее одного миллиона человек и во всех административных центрах субъектов Российской Федерации по каждому экономическому региону, а в случае, если цены на конкретную запасную часть в экономическом регионе не выявлены, то применяются «базовые» стоимости Центрального экономического региона, скорректированные на расчетный коэффициент на основании маркетингового регионального исследования.
Как следует из материалов дела, представленные Российским союзом автостраховщиков документы свидетельствуют о том, что при исследовании цен на запасные части и нормочасы работ Союзом вышеуказанный порядок не соблюдался.
В частности установлено, что Справочники были сформированы на основании результатов исследований, проведенных в мае-июне 2014 года, т.е. до утверждения Методики Банком России.
Согласно представленным материалам, Работы по проведению исследований и формированию справочников были выполнены ЗАО «Центр Информационных технологий «Автоинжиринг» на основании договора от 5 мая 2014 года No21/14 (далее — Договор No21/14).
Согласно пункту 3.1.1. Договора No21/14 Исполнитель (ЗАО «Центр Информационных технологий «Автоинжиринг») обязан выполнить работы в соответствии с Техническим заданием (Приложение No2 к настоящему Договору) и передать Заказчику (РСА) результаты работ.
В соответствии с техническим заданием в Центральном экономическом регионе исследование проводится в Москве и Московской области, в Северо-Западном -в Санкт- Петербурге, в Северном — в Архангельске (при этом отмечено, что если невозможно получить информацию о ценах, то следует применять справочники Северо-Западного экономического региона), в Волго-Вятском — в Нижнем Новгороде, в Центральном-Черноземном — в Воронежской области, в Поволжском — в Самаре и Тольяти, в Северо-Кавказском — в Ростове-на-Дону, в Уральском — в Екатеринбурге, в Западно-Сибирском — в Новосибирске, в Восточно-Сибирском — в Красноярске. Так же, отмечено, что в Дальневосточном регионе следует применять справочники Северо-Восточного региона, а в Калининградском — Северо-Западного.
Таким образом, в основу формирования Справочников согласно Методике Банка России должны были быть положены 85 административных центра. Однако, техническое задание, разработанное Российским союзом автостраховщиков, устанавливает провести исследование лишь в 11 городах (Приложение No3). Кроме того, техническим заданием не определено количество магазинов, в которых должно проводится исследование цен на запасные части в экономических регионах.
Вместе с тем, установленные в техническом задании границы региональных товарных рынков (экономических регионов) являются укрупненными и не отражают разницу в стоимости запасных частей или работ применительно конкретному субъекту РФ, его удаленности от соответствующих товарных рынков и/или общего уровня цен в соответствующем субъекте РФ.
Как следует из материалов дела, решение об утверждении Справочников и о начале их применения с 01 декабря 2014 года было принято Президиумом РСА 16 октября 2014 года.
Как установлено, исследование проводилось в период с мая по июнь 2014 года. При этом дата начала действия Положения о единой методике определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, утвержденного банком России 19.09.2014г. No432-П – 17 октября 2014 года.
Из изложенного следует вывод что, Справочники были сформированы на основании результатов исследований, проведенных в мае-июне 2014 года, т.е. до утверждения Методики Банком России, при этом, при исследовании цен на запасные части, материалы и нормчасы работ применялась методика, не соответствующая методике, утвержденной Банком России.
В 2015 году Российским союзом автостраховщиков произведена актуализация Справочников на основании заключенного договора от 02 февраля 2015 года No2599-Э с ЗАО «Центр Информационных технологий «Автоинжиринг». При этом, представленные Российским союзом автостраховщиков документы свидетельствуют о том, что ЗАО «Центр Информационных технологий «Автоинжиринг» производило исследование также в разрез положениям главы 7 Методики, по аналогии с предыдущим периодом.
Кроме того, Справочники не позволяют провести проверку соответствия средней стоимости запасных частей и материалов, содержащихся в них источникам получения РСА информации.
На невозможность проведения проверки достоверности сведений представленных в Справочниках указывает Российский союз автостраховщиков в своем ответе от 09.11.2015г. No13834, из которого следует, что передача сведений об информационных источниках, использованных при проведении указанных исследований данных, необходимой для получения внесенных в Справочники стоимостных показателей, равно как и информации о торговых организациях, Положением Банка России не предусмотрена.
Аналогичный ответ содержится в письме на судебный запрос Мирового судьи судебного участка No4 по Авиастроительному району города Казани (исх. NoИ-74330 от 14.10.2015г.), представленном физическим лицом в обращении (вх.609 от 22.01.2016г.). Из вышеуказанного письма следует, что информацию об исследовательской части справочников о том, по каким источникам определялись цены на запасные части, приведенные в справочнике РСА представить невозможно, в связи с тем, что процедура обратной информации не предусмотрена методикой формирования справочников средней стоимости запасных частей, материалов, нормо-часов работ при восстановительном ремонте транспортных средств.
Из оспариваемого решения следует, что информация, представленная в отчете «Отчет по результатам проведенного в ходе второго этапа исследования для определения средней стоимости материалов при определении размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства» свидетельствует о том, что ЗАО «Центр информационных технологий «Автоинжиниринг» производилась корректировка справочной стоимости материалов исходя из возможных скидок, предоставленных сервисным предприятиям, осуществляющим восстановительный ремонт ТС и являющимися оптовыми покупателями.
Между тем антимонопольный орган указал, что, в соответствии с пунктом 7.2.3. Положения о единой методике стоимость на единицу материала устанавливается исходя из рекомендуемой розничной цены официальных поставщиков (представительств производителей) на территории Российской Федерации. При отсутствий официального представителя производителя материала или наличии нескольких доставщиков в качестве средней принимается минимальная рекомендованная розничная цена.
Средняя стоимость в Справочнике формируется с учетом применения скидки к рекомендованной розничной цене в размере до 35 процентов, учитывая, что более половины ремонтов осуществляются ремонтными организациями, приобретающими материалы по оптовым ценам.; Размер скидки для справочника определяется выборочным исследованием в торговых точках по Центральному экономическому региону и анализом оплаченных счетов (заказ-нарядов) по восстановительному ремонту транспортных средств.
Учитывая вышеизложенное, корректировка цен при формировании справочника средней стоимости материалов исходя из возможных скидок допускается только к рекомендованным розничным ценам, а не отпускным ценам поставщиков (производителей). Согласно абзацу 4 пункта 7.2.3. Положения о единой методике итоговый перечень материалов, включаемых в Справочник, определяется по информации поставщиков (представительств производителей).
Как уже было отмечено, По результатам сопоставления информации Онлайн-сервиса (http://prices.autoins.ru/priceAutoParts/), информации официальных дилеров о закупке и реализации
запасных частей, а также информации о ценах, представленной на сайте http://www.exist.ru/ установлено, что цены отдельных запасных частей и норм часов из Онлайн-сервиса существенно ниже цен, сложившихся на рынке.
Однако при соблюдении порядка формирования Справочников цены должны быть актуальными и отражать действительную ситуацию, сложившуюся на потребительском рынке запасных частей.
Наличие недостоверных сведений о стоимости восстановительного ремонта в Справочниках подтверждается позицией ФБУ Российский федеральный центр судебной экспертизы при Минюсте РФ (письмо от 22.01.2015г. No23-30), где руководителям региональных центров судебных экспертиз рекомендовано не использовать Справочники, в которых либо отсутствуют ссылки на источники информации, либо цены в которых отличаются более чем на 10% от цен в соответствующем регионе.
При вышеизложенных обстоятельствах, суд соглашается с выводами антимонопольного органа, что Российский союз автостраховщиков имеет возможность оказывать влияние на определение размера расходов на восстановительный ремонт транспортных средств, устанавливая в Справочниках значения средней стоимости запасных частей, материалов и нормчаса работ ниже фактически действующих на рынке услуг по ремонту транспортных средств цен.
На основании изложенного, суд приходит к выводу, что действия Российского союза автостраховщиков, занимающего доминирующее положение на рынке предоставления электронных баз данных о средних ценах на запасные части, материалы и нормо-часа работ при определении размера расходов на восстановительный ремонт поврежденного транспортного средства, выразившиеся в нарушении порядка формировании Справочников средней стоимости запасных частей, материалов и нормо-часа работ, установленного Банком России, которые приводят или могут привести к экономически необоснованным выплатам страховщиками потерпевшим сумм ущерба по договорам обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО) и ущемлению интересов неопределенного круга лиц, являются нарушением части 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006г. No135-Ф3 «О защите конкуренции».

Решение Арбитражный суд Республики Татарстан от 28 февраля 2017 года

http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/ee522f97-0c48-4fa3-b7a2-e4c06e1edf1c/f10c8a03-6ad0-434e-b9e9-456bec3909c9/A65-16238-2016_20170228_Reshenie.pdf

Процессуальные вопросы (35)

Явка эксперта в судебное заседание по вызову суда для целей содействия правосудию, является обязательной, в связи с чем расходы на выплату услуг эксперта за выезд в судебное заседание , дачу дополнительно ответов на вопросы не подлежат включению в судебные расходы и не подлежат возмещению со стороны.

Согласно Федеральному закону Российской Федерации от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно — экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее Федеральный закон № 73-ФЗ) задачей государственной судебно — экспертной деятельности является оказание содействия судам , судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов , требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла (статья 1).

В соответствии со статьей 41 Федерального закона № 73-ФЗ судебная экспертиза согласно нормам процессуального законодательства Российской Федерации может производиться вне государственных судебно — экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами .

На судебно — экспертную деятельность лиц, указанных в части первой настоящей статьи, распространяется действие статей 2, 4, 6 — 8, 16 и 17, части второй статьи 18, статей 24 и 25 настоящего Федерального закона.

В силу статьи 16 настоящего Закона эксперт исполняет обязанности, предусмотренные, в том числе, соответствующим процессуальным законодательством. 

Статьей 13 ГПК РФ (аналогичные положения содержатся в статье 16 АПК РФ) установлено, что законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Неисполнение судебного постановления, а равно иное проявление неуважения к суду влечет за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом.

Исходя из содержания вышеприведенных норм права явка эксперта в судебное заседание по вызову суда для целей содействия правосудию, является обязательной, в связи с чем расходы на выплату услуг эксперта за выезд в судебное заседание , дачу дополнительно ответов на вопросы не подлежат включению в судебные расходы и не подлежат возмещению со стороны.

Требования суда о представлении доказательств, сведений и других материалов, даче объяснений, разъяснений, заключений и иные требования, связанные с рассматриваемым делом, являются также обязательными и подлежат исполнению органами, организациями и лицами, которым они адресованы.

Положение части первой статьи 85 ГПК Российской Федерации, в силу которого обязанности эксперта в гражданском процессе не исчерпываются проведением порученной ему судом экспертизы и направлением подготовленного им заключения в суд, поскольку эксперт также обязан явиться по вызову суда для личного участия в судебном заседании и ответить на вопросы, связанные с проведенным исследованием и данным им заключением, как и предписание абзаца второго статьи 94 данного Кодекса, относящее суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам, к издержкам, связанным с рассмотрением дела, не предполагают необходимости отдельной оплаты вызова эксперта в суд для дачи пояснений по содержанию проведенного им экспертного исследования, поскольку данная процессуальная обязанность эксперта должна приниматься им во внимание при согласовании размера вознаграждения, определяемого судом на основании части третьей статьи 95 этого же Кодекса (Определение Конституционного Суда РФ от 18 июля 2017 г. N 1715-О, Определение Конституционного Суда РФ от 28 июня 2018 г. N 1593-О).

Статьей 168 ГПК РФ установлено, что в случае, если вызванный свидетель, эксперт, специалист, переводчик не явился в судебное заседание по причинам, признанным судом неуважительными, он может быть подвергнут штрафу. 

 

Взыскание штрафа в пользу общественных объединений потребителей направлено на компенсацию расходов, понесённых в судебном процессе и стимулирование деятельности общественных объединений потребителей по защите прав и законных интересов потребителей.

Пункт 46 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 года устанавливает, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).

Аналогичная норма предусмотрена Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» от 25.04.2002 N 40-ФЗ.

Исходя из особой общественной значимости защиты прав потребителей в сфере торговли и оказания услуг, необходимости обеспечения надлежащего качества товаров и услуг, законодатель наряду с гражданско-правовой ответственностью изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) предусмотрел самостоятельный вид ответственности за нарушение установленного законом добровольного порядка удовлетворения требований потребителя как менее защищенной стороны договора. Установленная в пункте 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» ответственность в виде штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, как направленная на обеспечение интересов граждан в сфере торговли и оказания услуг, защиту прав потребителей, а также на охрану установленного законом порядка торговли и оказания услуг.

Основанием для участия в процессе в порядке ст. 46 ГПК РФ в качестве лица, обращающегося в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц (ст. 34 ГПК РФ), является процессуальная заинтересованность этих органов и организаций, обусловленная возложенными на них в силу закона функциями и обязанностями, в том числе по осуществлению судебной защиты граждан по делам, охватываемым сферой их ведения.

Наделение законом перечисленных в ст. 46 ГПК РФ органов и организаций названной функцией предопределяет наличие у этих субъектов необходимых ресурсов для её осуществления (соответствующий штат работников, обладающих надлежащим уровнем юридических знаний, финансирование данной деятельности или предусмотрение в законе иных материальных источников возмещения расходов, понесённых в связи с участием в деле в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц). Так, предоставив п. 2 ст. 45 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей» общественным объединениям потребителей (их ассоциациям, союзам), имеющим статус юридического лица, для осуществления уставных целей право на обращение в суд с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределённого круга потребителей), законодатель в п. 6 ст. 13 данного Закона закрепил положение, согласно которому пятьдесят процентов суммы штрафа, взысканного в пользу потребителя, перечисляются указанным объединениям (их ассоциациям, союзам). Данная норма гарантирует этим объединениям в том числе и компенсацию расходов, понесённых ими в судебном процессе, в случае обращения в суд в защиту конкретного потребителя.

Положения приведенных норм направлены на обеспечение интересов граждан в сфере торговли и оказания услуг, защиту прав потребителей, а также на охрану установленного законом порядка торговли и оказания услуг и одновременно — на стимулирование деятельности общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) по защите прав и законных интересов потребителя, которая позволяет компенсировать — благодаря их усилиям — нанесенный потребителю ущерб; на побуждение изготовителя или продавца товара как профессионального участника рынка надлежащим образом исполнять свои обязательства, в целях защиты прав потребителя как менее защищенной стороны договора.

Указанная позиция нашла свое подтверждение в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 17 октября 2006 года N 460-О, от 16 апреля 2009 года N 398-О-О, от 13 октября 2009 года N 1215-О-О, от 29 сентября 2015 г. N 2112-О, и др..

Из буквального толкования положений приведенной нормы следует, что взыскание штрафа в пользу общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) направлено на компенсацию расходов, понесённых в судебном процессе и стимулирование деятельности общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) по защите прав и законных интересов потребителей.

Судебная неустойка (астрент) не может быть взыскана за неисполнение судебного акта до момента её присуждения. Тем более, не допускается присуждение судебной неустойки в случае, когда обязательство уже исполнено должником.

Пунктом 1 статьи 308.3 ГК РФ установлено, что в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено данным Кодексом, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства; суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (пункт 1 статьи 330 ГК РФ) на случай неисполнения указанного судебного акта.

По смыслу данной нормы и разъяснений, приведенных в пункте 28 постановления Пленума N 7, суд может присудить денежные средства на случай неисполнения соответствующего судебного акта в пользу кредитора- взыскателя (судебную неустойку) в целях побуждения должника к своевременному исполнению обязательства в натуре. Судебная неустойка является дополнительной мерой воздействия на должника, мерой стимулирования и косвенного принуждения.

Как разъяснено в пунктах 31 и 32 постановления Пленума N 7, суд не вправе отказать в присуждении судебной неустойки в случае удовлетворения иска о понуждении к исполнению обязательства в натуре; судебная неустойка может быть присуждена только по заявлению истца (взыскателя) как одновременно с вынесением судом решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре, так и в последующем при его исполнении в рамках исполнительного производства; удовлетворяя требования истца о присуждении судебной неустойки, суд указывает ее размер и/или порядок определения.

Если требование о взыскании судебной неустойки заявлено истцом и удовлетворяется судом одновременно с требованием о понуждении к исполнению обязательства в натуре, началом для начисления судебной неустойки является первый день, следующий за последним днём установленным решением суда для исполнения обязательства в натуре.

В случае подачи истцом заявления о взыскании судебной неустойки через какое-то время после вынесения решения об исполнении обязательства в натуре взыскание судебной неустойки за период, предшествующий моменту рассмотрения судом вопроса о её взыскании, не допустимо, поскольку ретроспективное взыскание судебной неустойки не соответствует той цели, на которую она в первую очередь направлена — стимулирование должника к совершению определённых действий или воздержанию от них. Целью судебной неустойки не является восстановление имущественного положения истца в связи с неисполнением судебного акта об исполнении обязательства в натуре (абзац 2 пункта 28 постановления Пленума N 7).

Таким образом, судебная неустойка не может быть взыскана за неисполнение судебного акта до момента её присуждения. Тем более, не допускается присуждение судебной неустойки в случае, когда обязательство уже исполнено должником.

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 15 марта 2018 г. N 305-ЭС17-17260
http://kad.arbitr.ru/Kad/Card?number=А40-28789%2F2014

В соответствии с пунктом 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. No 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования (часть 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В соответствии со статьей 148 названного кодекса на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд выносит на обсуждение вопрос о юридической квалификации правоотношения для определения того, какие нормы права подлежат применению при разрешении спора.

Судами апелляционной и кассационной инстанций приведенные процессуальные нормы с учётом акта их толкования были применены неправильно.

В исковом заявлении, в дополнениях к нему, в своих объяснениях, в апелляционной и кассационной жалобах Саломатин А.В. в обоснование своих требований ссылался на то, что совершил сделки под влиянием существенного заблуждения, и указывал на создание менеджерами по продажам психотравмирующей обстановки: они продержали его 9 часов в офисе продаж, неоднократно согласовывая с ним различные варианты условий договора. В результате многочасовых переговоров и неоднократного изменения условий, на которых предлагалось заключить договор купли- продажи автомобиля и кредитного договора, он был введен в заблуждение относительно контрагента, цены автомашины и стоимости кредита, что, на его взгляд, подтверждается одновременным подписанием двух договоров купли-продажи одной и той же машины по разным ценам и с разными продавцами, а также подписанием двух различных кредитных договоров.

Таким образом, фактические обстоятельства, на которые ссылается истец, свидетельствуют о том, что он просил о признании заключенных сделок недействительными как совершенных под влиянием существенного заблуждения (статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации). 

Однако суды апелляционной и кассационной инстанций рассмотрели спор и постановили судебные акты, исходя из положений статей 450 и 450.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, на которые ошибочно сослался истец.

При этом судам надлежало дать правильную юридическую квалификацию возникшему спору, после чего уточнить требования Саломатина А.В. (расторгнуть договор или признать его недействительным).

Поскольку указанные требования закона не были выполнены, судебные постановления судов апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Определение Верховного Суда РФ № 49-КГ21-3-К6 от 27 апреля 2021

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1996706

Обращение с самостоятельным заявлением об установлении
степени вины законодательством не предусмотрено.

Абзацем вторым пункта 3 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (статья 1064 указанного кодекса). В соответствии с абзацем первым пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (пункт 2 той же статьи). По смыслу приведенных выше норм права общими основаниями ответственности за причинение вреда являются наличие вреда, противоправность действий его причинителя, причинно-следственная связь между такими действиями и возникновением вреда, вина причинителя вреда.

Таким образом, ответственность за причиненный в результате дорожно-транспортного происшествия вред возлагается только при наличии всех перечисленных выше условий.

Следовательно, установление обстоятельств дорожно-транспортного происшествия имеет существенное значение для разрешения настоящего спора. При этом факт привлечения участников дорожно-транспортного происшествия к административной ответственности не является безусловным основанием для возложения на них гражданско-правовой ответственности за ущерб, причиненный в результате действий (бездействия), за которые они были привлечены к административной ответственности.

Причинно-следственная связь ущерба, причиненного в дорожно-транспортном происшествии, и факта управления Джаримовым А.Б. автомобилем с покрытием на переднем стекле, ухудшающим обзорность с места водителя, судом не устанавливались, а управление автомобилем в отсутствие страхового полиса ОСАГО в принципе не может находиться в причинно-следственной связи с совершением аварии.

Кроме того, в соответствии с абзацем четвертым пункта 22 статьи 12 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО) в случае, если степень вины участников дорожно-транспортного происшествия судом не установлена, застраховавшие их гражданскую ответственность страховщики несут установленную настоящим федеральным законом обязанность по возмещению вреда, причиненного в результате такого дорожно-транспортного происшествия, в равных долях.

Как следует из разъяснений, изложенных в пункте 46 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», если из документов, составленных сотрудниками полиции, невозможно установить вину застраховавшего ответственность лица в наступлении страхового случая или определить степень вины каждого из водителей — участников дорожно-транспортного происшествия, лицо, обратившееся за страховой выплатой, не лишается права на ее получение. В таком случае страховые организации производят страховые выплаты в равных долях от размера ущерба, понесенного каждым потерпевшим (абзац четвертый пункта 22 статьи 12 Закона об ОСАГО).

В случае несогласия с такой выплатой лицо, получившее страховое возмещение, вправе обратиться в суд с иском о взыскании страхового возмещения в недостающей части. При рассмотрении спора суд обязан установить степень вины лиц, признанных ответственными за причиненный вред, и взыскать со страховой организации страховую выплату с учетом установленной судом степени вины лиц, гражданская ответственность которых застрахована. Обращение с самостоятельным заявлением об установлении степени вины законодательством не предусмотрено.

Таким образом, существенным обстоятельством, имеющим значение для правильного разрешения настоящего дела, является установление степени вины лиц, признанных ответственными за причиненный вред. Вместе с тем, суд апелляционной инстанции, признав всех участников дорожно-транспортного происшествия ответственными за причиненный вред, уклонился от установления степени их вины.

Определение Верховного Суда РФ 24-КГ18-17 от 26 март а 2019 г

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1754718

Отсутствие оценки суда доводам ответчика относительно правильности выводов экспертов, проводивших экспертизу по поручению суда, отказ в приобщении рецензии на судебную экспертизу является нарушением принципа состязательности и равноправия сторон

Согласно части 2 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы.

Пунктом 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. No 23 «О судебном решении» разъяснено, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Представитель ООО «Зетта Страхование», ссылаясь на то обстоятельство, что заключение, назначенной судом экспертизы является недопустимым доказательством в связи с допущенными экспертом при ее выполнении существенными нарушениями, заявил ходатайство о назначении повторной экспертизы, в удовлетворении которого суд, в нарушение статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отказал, указав на то, что оснований не доверять заключению эксперта не имеется, поскольку оно является допустимым по делу доказательством, эксперт предупрежден об уголовной ответственности по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации за дачу заведомо ложного заключения.

При этом возражениям ответчика относительно правильности выводов экспертов, проводивших экспертизу по поручению суда, суд в нарушение требований статей 67, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оценки не дал.

Указанное нарушение судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда не исправлено.

В силу требований части 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу части 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательства предоставляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

В судебном заседании представитель ответчика в обосновании своего несогласия с выводами экспертизы, проведенной ООО «ПрофЭкспертЮг», ходатайствовал о приобщении к делу дополнительных доказательств, а именно: консультационного заключения No 1614 от 15 ноября 2018 г. на заключение эксперта ООО «ПрофЭкспертЮг», рецензии ООО «Ростовский Экспертный Центр Дон» No Р-001-18 от 23 ноября 2018 г., диска с записью компьютерного моделирования механизма столкновения автомобилей «Мерседес Бенц Е 200» и «УАЗ Хантер», однако судом первой инстанций отказано в приобщении указанных доказательств, что повлекло за собой отказ в назначении повторной экспертизы по делу.

В связи с отказом суда в принятии вышеуказанных документов нарушены права ответчика, предусмотренные статьей 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку ответчик был лишен права представить доказательства в подтверждение того, что механические повреждения указанного автомобиля не относятся к имевшему месту 28 сентября 2017 года дорожно-транспортному происшествию, что привело к нарушению принципа состязательности и равноправия сторон (статья 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Определение ВС РФ Дело No 41-КГ19-39 от 3 декабря 2019 года http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1842550

Само по себе наличие судебного спора о страховом возмещении указывает на несоблюдение страховщиком добровольного порядка удовлетворения требований потребителя.

Принимая решение о взыскании с ответчика в пользу истца неустойки, штрафа и компенсации морального вреда, суд первой инстанции исходил из доказанности факта нарушения страховщиком сроков выплаты страхового возмещения.

Изменяя решение районного суда в части размера штрафа, взысканного судом на основании положений пункта 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. No 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей), судебная коллегия указала, что расчет штрафа должен производиться от суммы, присужденной судом в пользу потребителя, в данном случае от суммы неустойки и компенсации морального вреда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что обжалуемые судебные постановления приняты с существенным нарушением норм права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Согласно части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

В силу пункта 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

В пункте 46 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. No 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.

В соответствии с пунктом 47 названного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, если после принятия иска к производству суда требования потребителя удовлетворены ответчиком по делу добровольно, то при отказе истца от иска суд прекращает производство по делу в соответствии со статьей 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В этом случае штраф, предусмотренный пунктом 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей, с ответчика не взыскивается.

Исходя из приведенных выше правовых норм и акта их разъяснения штраф, предусмотренный пунктом 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей, не подлежит взысканию с исполнителя услуги при удовлетворении им требований потребителя после принятия иска к производству суда только при последующем отказе истца от иска и прекращении судом производства по делу.

Если отказ истца от иска заявлен не был, то в пользу потребителя подлежит взысканию предусмотренный Законом о защите прав потребителей штраф, исчисляемый от всей присужденной судом суммы.

Производство по делу в связи с отказом истца от иска судом не прекращалось.

Само по себе наличие судебного спора о страховом возмещении указывает на несоблюдение страховщиком добровольного порядка удовлетворения требований потребителя, в связи с чем перечисление денежных средств на счет выгодоприобретателя в период рассмотрения спора в суде при условии, что истец не отказался от иска, не является основанием для освобождения страховщика от ответственности в виде штрафа за ненадлежащее исполнение обязательств.

Определение Верховного Суда РФ No 19-КГ20-6 от 28 июля 2020 г. http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1903262


Для возложения на лицо обязанности по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности, необходимо установление его юридического и фактического владения источником повышенной опасности

В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.
Согласно пункту 1 статьи 1079 названного кодекса юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).
В пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. No 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъяснено, что не признается владельцем источника повышенной опасности лицо, управляющее им в силу исполнения своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании трудового договора (служебного контракта) или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем источника повышенной опасности.
Следовательно, для возложения на лицо обязанности по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности, необходимо установление его юридического и фактического владения источником повышенной опасности на основании представленных суду доказательств, виды которых перечислены в статье 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Определение Верховного Суда РФ Дело No 5-КГ17-154 от 14 ноября 2017 г.
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1600048

В случае выявления допущенных судом существенных нарушений закона, не указанных в доводах жалобы, суд в интересах законности вправе выйти за пределы доводов жалобы.

В соответствии с частью 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела по существу суд кассационной инстанции проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами в пределах доводов кассационной жалобы, представления.
Вместе с тем в случае выявления допущенных судом существенных нарушений закона, не указанных в доводах жалобы, суд в интересах законности вправе выйти за пределы доводов жалобы и обратить внимание на допущенные судом иные существенные нарушения закона, учесть их при принятии своего решения по результатам рассмотрения кассационной жалобы.
Под интересами законности, как следует из смысла статьи 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, которые дают суду, рассматривающему дело, основания для выхода за пределы кассационной жалобы, следует, в частности, понимать необходимость обеспечения по рассматриваемому делу правильного его рассмотрения.
С учетом изложенного и в интересах законности представляется возможным и необходимым при рассмотрении кассационной жалобы представителя Касьянова СИ. — Мацедонского Д.М. выйти за пределы ее доводов и обратить внимание на допущенные судом кассационной инстанции существенные нарушения норм материального и процессуального права, не указанные в доводах жалобы.

Определение Верховного суда от 23 июня 2015 г. Дело No78-КГ15-11

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1349932

Как установлено судами, со стороны истца имели место как обращение к страховщику с заявлением о страховой выплате, так и подача претензии по поводу невыплаты страхового возмещения, однако указанные обращение и претензия не получены ответчиком по зависящим от него обстоятельствам.

Риск гражданской ответственности владельцев транспортных средств в силу пункта 1 статьи 935 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит обязательному страхованию, которое осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 25 апреля 2002 г. No 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО).
Статьей 1 названного выше закона установлено, что по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств страховщик обязуется при наступлении страхового случая возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред, в том числе вред жизни или здоровью.
В соответствии со статьей 12 этого же закона потерпевший вправе предъявить страховщику требование о возмещении вреда, причиненного его жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортного средства, в пределах страховой суммы, установленной данным законом, путем предъявления страховщику заявления о страховой выплате или прямом возмещении убытков и документов, предусмотренных правилами обязательного страхования. Заявление потерпевшего, содержащее требование о страховой выплате или прямом возмещении убытков в связи с причинением вреда его жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортного средства, с приложенными документами, предусмотренными правилами обязательного страхования, направляется страховщику по месту нахождения страховщика или представителя страховщика, уполномоченного страховщиком на рассмотрение указанных требований потерпевшего и осуществление страховых выплат или прямого возмещения убытков (пункт 1).
В силу абзацев первого, второго пункта 1 статьи 16.1 Закона об ОСАГО до предъявления к страховщику иска, содержащего требование об осуществлении страховой выплаты, потерпевший обязан обратиться к страховщику с заявлением, содержащим требование о страховой выплате или прямом возмещении убытков, с приложенными к нему документами, предусмотренными правилами обязательного страхования. При наличии разногласий между потерпевшим и страховщиком относительно исполнения последним своих обязательств по договору обязательного страхования до предъявления к страховщику иска, вытекающего из неисполнения или ненадлежащего исполнения им обязательств по договору обязательного страхования, несогласия потерпевшего с размером осуществленной страховщиком страховой выплаты потерпевший направляет страховщику претензию с документами, приложенными к ней и обосновывающими требование потерпевшего, которая подлежит рассмотрению страховщиком в течение пяти календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня поступления. В течение указанного срока страховщик обязан удовлетворить выраженное потерпевшим требование о надлежащем исполнении обязательств по договору обязательного страхования или направить мотивированный отказ в удовлетворении такого требования.
Как разъяснено в пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. No 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», направление заявления о страховой выплате и представление необходимых документов, перечень которых установлен Правилами страхования, должны производиться способами, обеспечивающими фиксацию их направления и получения адресатом.
Аналогичное разъяснение содержалось и в ранее действовавшем постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. No 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (пункт 43).
В силу пункта 1 статьи 1651 Гражданского кодекса Российской Федерации заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю. Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним.
Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. No 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и содержащей толкование положений статьи 165 Гражданского кодекса Российской Федерации, юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресу, указанному в едином государственном реестре юридических лиц, либо по адресу, указанному самим юридическим лицом, а также риск отсутствия по указанным адресам своего представителя. Сообщения, доставленные по названным адресам, считаются полученными, даже если юридическое лицо фактически не находится по указанному адресу.
В соответствии с указанным выше постановлением сообщение считается доставленным, если адресат уклонился от получения корреспонденции в отделении связи, в связи с чем она была возвращена по истечении срока хранения. Риск неполучения поступившей корреспонденции несет адресат (пункт 67).
Как установлено судами, со стороны истца имели место как обращение к страховщику с заявлением о страховой выплате, так и подача претензии по поводу невыплаты страхового возмещения, однако указанные обращение и претензия не получены ответчиком по зависящим от него обстоятельствам.
Пунктом 98 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. No 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» разъяснено, что при предъявлении в суд требований о взыскании одновременно страхового возмещения, неустойки и/или финансовой санкции обязательный досудебный порядок урегулирования спора считается соблюденным и в случае, если условия, предусмотренные пунктом 1 статьи 16.1 об ОСАГО, выполнены истцом только в отношении требования о страховой выплате.
Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о несоблюдении истцом обязательного досудебного порядка урегулирования спора не соответствует приведенным нормам закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Определение Верховного Суда РФ Дело No16-КГ17-56 от 16 января 2018 г
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1622096

Расходы на устранение после ДТП включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения.

В силу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (пункт 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. No 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (действовавшего на момент рассмотрения судами настоящего спора) к реальному ущербу, возникшему в результате дорожно-транспортного происшествия, наряду со стоимостью ремонта и запасных частей относится также утраченная товарная стоимость, которая представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида транспортного средства и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно- транспортного происшествия и последующего ремонта.

Аналогичные разъяснения приведены в пункте 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. No 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Таким образом, утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей автомобиля, поскольку уменьшение его потребительской стоимости нарушает права владельца транспортного средства, и в её возмещении страхователю не может быть отказано.

Согласно разъяснениям, изложенным в абзаце втором пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. No 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Пункт 13 указанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации разъясняет, что при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которое это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использоваться новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 10 марта 2017 г. No 6-П указал, что положения статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации Российской Федерации — по их конституционно-правовому смыслу в системе мер защиты права собственности, основанной на требованиях статей 7 (часть 1), 17 (части 1 и 3), 19 (части 1 и 2), 35 (часть 1), 46 (часть 1) и 52 Конституции Российской Федерации и вытекающих из них гарантий полного возмещения потерпевшему вреда, — не предполагают, что правила, предназначенные исключительно для целей обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, распространяются и на деликтные отношения, урегулированные указанными законоположениями.

Иное означало бы, что потерпевший лишался бы возможности возмещения вреда в полном объеме с непосредственного причинителя в случае выплаты в пределах страховой суммы страхового возмещения, для целей которой размер стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства определен на основании Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства с учётом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов.

В контексте конституционно-правового предназначения статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации Закон об ОСАГО, как регулирующий иные страховые

отношения, и основанная на нем Единая методика определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства не могут рассматриваться в качестве нормативно установленного исключения из общего правила об определении размера убытков в рамках деликтных обязательств и, таким образом, не препятствуют учету полной стоимости новых деталей, узлов и агрегатов при определении размера убытков, подлежащих возмещению лицом, причинившим вред.

Таким образом, принцип полного возмещения убытков применительно к случаю повреждения транспортного средства предполагает, что в результате возмещения убытков в полном размере потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право собственности не было нарушено.

С учетом приведенных положений статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по применению этой нормы и правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации судам следовало оценить совокупность имеющихся в деле доказательств, подтверждающих размер причиненных Арепьевой О.В. убытков.

Отказ в иске о возмещении убытков в полном объеме нарушает конституционный принцип справедливости и лишает заявителя возможности восстановления его нарушенных прав.

В случае несогласия с представленным истцом расчетом убытков обязанностью суда, предусмотренной действующим законодательством, являлось установление размера подлежащих возмещению убытков с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению, однако суды от данной обязанности фактически уклонились.

Определение Верховного Суда РФ от 27 февраля 2018 г. Дело No 18-КГ17-257

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1629742

Конституционный Суд и Верховный Суд высказывают разную позиции о возможности взыскания разницы между выплаченным по ОСАГО и реальным вредом

Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» гарантирует возмещение потерпевшим причиненного им вреда при использовании транспортного средства иными лицами не в полном объеме, а только в установленных им пределах. В Постановлении от 31 мая 2005 года No 6-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что суть института обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств состоит в распределении неблагоприятных последствий, связанных с риском наступления гражданской ответственности, на всех законных владельцев транспортных средств с учетом такого принципа обязательного страхования, как гарантия возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, в пределах, установленных данным Федеральным законом.
Таким образом, абзац второй пункта 19 статьи 12 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в части, определяющей размер расходов на материалы и запасные части с учетом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене при восстановительном ремонте, сам по себе не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявительницы. Вместе с тем данное законоположение не препятствует возможности защиты нарушенных прав потерпевшего путем обращения с иском к непосредственному причинителю вреда в соответствии с законодательством Российской Федерации (Определение от 21 июня 2011 года No 855-О-О).

Определение Конституционного Суд РФ No 535-О от 29 марта 2016 года
http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision229510.pdf

Суды отклонили довод ответчика о необходимости взыскания стоимости восстановительного ремонта с учетом износа деталей, поскольку данные правила применяются при взыскании ущерба по Закону об ОСАГО, что в данном случае неприменимо. Требование о взыскании ущерба заявлено на основании статей 15, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми потерпевший имеет право на полное возмещение причиненных ему убытков.

Определение Верховного суда от 27 марта 2015 г. Дело  No 305-ЭС15-1554
http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1245368

Противоположная позиция.

22. Расчет стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства для целей выплаты страхового возмещения по договору ОСАГО и для определения размера ущерба, возмещаемого причинителем вреда, осуществляется в соответствии с Единой методикой, т.е. с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства.
Пример. Т. обратилась в суд с иском к причинителю вреда С. и страховой компании «А» о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.
Разрешая спор и определяя сумму ущерба, причиненного истцу, суд первой инстанции исходил из величины затрат на восстановление поврежденного транспортного средства в размере 92 300 рублей (с учетом износа).
В соответствии с абзацем восьмым статьи 1 Закона об ОСАГО договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств – договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).
Страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет в части возмещения вреда, причиненного имуществу каждого потерпевшего, 400 тысяч рублей (подпункт «б» статьи 7 Закона об ОСАГО).
Расходы, понесенные потерпевшим в связи с необходимостью восстановления права, нарушенного вследствие причиненного дорожно- транспортным происшествием вреда, подлежат возмещению страховщиком в пределах сумм, установленных статьей 7 Закона об ОСАГО (пункт 4 статьи 931 ГК РФ, абзац восьмой статьи 1, абзац первый пункта 1 статьи 12 Закона об ОСАГО).
В силу пункта 15 статьи 12 Закона об ОСАГО возмещение вреда, причиненного транспортному средству потерпевшего, может осуществляться по выбору потерпевшего путем организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства на станции технического обслуживания, с которым у страховщика заключен договор о ремонте транспортного средства в рамках договора обязательного страхования, либо путем получения суммы страховой выплаты в кассе страховщика или перечисления суммы страховой выплаты на банковский счет потерпевшего (выгодоприобретателя).
При этом независимо от того, какой способ возмещения вреда избран потерпевшим, стоимость восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства определяется с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства (абзац второй пункта 19 статьи 12 Закона об ОСАГО).
Размер подлежащего выплате потерпевшему страховщиком или причинителем вреда ущерба начиная с 17 октября 2014 г. определяется только в соответствии с Единой методикой.
Таким образом, потерпевший вправе требовать со страховой компании, являющейся страховщиком по обязательному страхованию гражданской ответственности причинителя вреда, выплаты страхового возмещения в пределах сумм, предусмотренных статьей 7 Закона об ОСАГО (400 тысяч рублей).
В случае если стоимость ремонта превышает указанную выше сумму ущерба (400 тысяч рублей), с причинителя вреда подлежит взысканию дополнительная сумма, рассчитываемая в соответствии с Единой методикой с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства.
На основании изложенного суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований Т. о взыскании с причинителя вреда С. разницы между размером страхового возмещения, рассчитанного с учетом износа, и стоимостью восстановительного ремонта без учета износа.
(По материалам судебной практики Липецкого областного суда, Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области; аналогичная правовая позиция изложена в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации No 4(2015).

Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 22 июня 2016 г.
http://www.supcourt.ru/Show_pdf.php?Id=10895

Частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации установлено, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. закреплено право каждого в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.
Частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации установлено, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.
Согласно Конституции Российской Федерации право на судебную защиту и доступ к правосудию относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека и одновременно выступает гарантией всех других прав и свобод, оно признаётся и гарантируется согласно общепризнанным принципам и нормам международного права (статьи 17 и 18; статья 46, части 1 и 2; статья 52). Из приведённых конституционных положений во взаимосвязи со статьёй 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и статьёй 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод следует, что правосудие как таковое должно обеспечивать эффективное восстановление в правах и отвечать требованиям справедливости (пункт 2 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 г. No 2-П).
Право на судебную защиту реализуется заинтересованным лицом в том числе путём обжалования принятых по делу и вступивших в законную силу судебных постановлений в суд кассационной инстанции. При этом для реализации права на обжалование судебных постановлении в кассационном порядке необходимо соблюдение определённых в гражданском процессуальном законе условий, в частности срока подачи кассационной жалобы.
В соответствии с частью 1 статьи 209 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решения суда вступают в законную силу по истечении срока на апелляционное обжалование, если они не были обжалованы. В случае подачи апелляционной жалобы решение суда вступает в законную силу после рассмотрения судом этой жалобы, если обжалуемое решение суда не отменено. Если определением суда апелляционной инстанции отменено или изменено решение суда первой инстанции и принято новое решение, оно вступает в законную силу немедленно.
Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия (часть 5 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
В силу части 1 статьи 3761 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационные жалоба, представление могут быть поданы в кассационный суд общей юрисдикции в срок, не превышающий трёх месяцев со дня вступления в законную силу обжалуемого судебного постановления.
Срок подачи кассационных жалобы, представления в кассационный суд общей юрисдикции, пропущенный по причинам, признанным судом уважительными, может быть восстановлен судьёй соответствующего суда кассационной инстанции (часть 2 статьи 3761 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Заявление о восстановлении пропущенного срока подачи кассационных жалобы, представления рассматривается судьёй без проведения судебного заседания и извещения лиц, участвующих в деле. По результатам рассмотрения данного заявления судья выносит определение о восстановлении пропущенного срока подачи кассационных жалобы, представления или об отказе в его восстановлении (часть 3 статьи 3761 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Гарантией для лиц, не имевших возможности реализовать своё право на совершение процессуальных действий в установленный срок по уважительным причинам, является институт восстановления процессуальных сроков.
Частью 1 статьи 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.
Заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационных или надзорных жалобы, представления рассматривается в порядке, предусмотренном частями 2 и 3 статьи 376% частями 2 и 3 статьи 390 , частью 2 статьи 3912 и частью 2 статьи 391й настоящего Кодекса. Пропущенные процессуальные сроки подачи кассационных или надзорных жалоб, представлений могут быть восстановлены только в исключительных случаях, если суд признает уважительными причины их пропуска по обстоятельствам, объективно исключающим возможность подачи кассационной или надзорной жалобы в установленный срок (тяжёлая болезнь лица, подающего жалобу, его беспомощное состояние и другое), и эти обстоятельства имели место в период не позднее одного года со дня вступления обжалуемого судебного постановления в законную силу (часть 6 статьи 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Положения статьи 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации направлены на расширение гарантий судебной защиты прав и законных интересов участников гражданского судопроизводства, предусматривая возможность восстановления им судом пропущенного по уважительным причинам процессуального срока, носят общий характер и относятся ко всем установленным федеральным законом процессуальным срокам.
Из приведённых норм процессуального права следует, что в случае пропуска лицом срока подачи кассационной жалобы он может быть восстановлен судом при наличии уважительных причин, перечень которых, содержащийся в части 6 статьи 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не является исчерпывающим. Уважительными причинами могут быть признаны не только обстоятельства, относящиеся к личности заявителя, такие как тяжёлая болезнь, беспомощное состояние и т.п., но и обстоятельства, объективно препятствовавшие лицу, добросовестно пользующемуся своими процессуальными правами, реализовать право на обжалование судебного постановления в установленный законом срок, в том числе обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии у заявителя реальной возможности своевременно подготовить и подать кассационную жалобу. Вопрос о возможности восстановления заявителю пропущенного процессуального срока решается судом в каждом конкретном случае на основе установления и исследования фактических обстоятельств дела и оценки представленных доказательств по правилам, установленным статьями 67, 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. При этом суд обязан оценивать все приведённые заявителем в обоснование уважительности причин пропуска срока доводы и исчерпывающим образом мотивировать свои выводы по данному вопросу в определении суда.
Таким образом, суд, действуя в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения с учётом необходимости обеспечения баланса прав и законных интересов участников гражданского судопроизводства, соблюдения их гарантированных прав и требований справедливости, оценивая, является ли то или иное обстоятельство достаточным для принятия решения о восстановлении пропущенного процессуального срока для обжалования судебных актов, не должен действовать произвольно, а обязан проверять и учитывать всю совокупность обстоятельств конкретного дела, не позволивших лицу своевременно обратиться в суд с кассационной жалобой.
Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, содержащейся в вопросе 4 раздела I «Вопросы применения процессуального законодательства» Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой короновирусной инфекции (СОУГО-19) No 1, утверждённого Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 21 апреля 2020 г., право на судебную защиту лиц, участвующих в деле, лишённых в силу объективных обстоятельств (ограничительные меры, введённые в субъектах Российской Федерации в целях противодействия распространению новой короновирусной инфекции (СОУГО-19), и (или) соблюдение гражданином режима самоизоляции) возможности совершить необходимое процессуальное действие в установленные законом сроки, обеспечивается посредством восстановления процессуальных сроков.

Определение Верховного Суда РФ 19-КГ21-16-К5 от 2 7 сентября 2021 г.

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=2048470

применение статьи 333 ГК РФ возможно лишь в исключительных случаях и при наличии ходатайства ответчика.

Согласно статье 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 45 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. No 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», если суд удовлетворил требования страхователя (выгодоприобретателя) в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке страховщиком, он взыскивает со страховщика в пользу страхователя (выгодоприобретателя) штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).

Судам следует иметь в виду, что применение статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации возможно лишь в исключительных случаях, когда подлежащий уплате штраф явно несоразмерен последствиям нарушенного обязательства, по заявлению ответчика с указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера штрафа является допустимым.

Исчисляя размер процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке, предусмотренном статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учётом периода просрочки ответчиком исполнения обязательства по выплате страхового возмещения, суд апелляционной инстанции, сославшись на ходатайство ответчика о снижении размера неустойки счел возможным применить положения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, снизив размер подлежавших взысканию в пользу истицы процентов за пользование чужими денежными средствами.

Вместе с тем, ходатайства ответчика о снижении размера неустойки в материалах дела не содержится, в протоколе судебного заседания суда апелляционной инстанции указано, что ходатайств сторонами, в том числе ходатайства ответчика о снижении размера неустойки, заявлено не было.

Определение Верховного суда от 07 апреля 2015 г. Дело No5-КГ15-10

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1252420

В соответствии с преамбулой Закона о защите прав потребителей этот закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортёрами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

Как разъяснено в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. No 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальнымизаконами.

Согласно статье 15 Закона о защите прав потребителей моральный вред, причинённый потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортёром) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Таким образом, основанием для удовлетворения требований о взыскании компенсации морального вреда является сам факт нарушения прав потребителей, при этом возмещение материального ущерба не освобождает от ответственности за причинённый моральный вред.

Определение Верховного Суда РФ от 30 марта 2021 г. № 8-КГ20-71-КЗ 

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1986622

В случае прекращения производства по делу в связи с его неподведомственностью суду общей юрисдикции судебные издержки на проведение экспертизы подлежали взысканию с истца.

Взыскивая с ОАО «СК «РЕГИОНГАРАНТ» судебные расходы на представителя и отказывая во взыскании с Общества расходов на оплату судебной экспертизы, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что заключение судебной экспертизы не было положено в основу в качестве доказательства по делу при вынесении судебного акта, которым производство по данному делу прекращено, спор по существу разрешен не был, в связи с чем оплаченная ответчиком сумма за проведение экспертизы в размере 15 000 руб. не может быть отнесена к судебным издержкам, подлежащими взысканию с истца.
С указанными выводами согласиться нельзя по следующим основаниям.
Согласно части 1 статьи 88 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.
Статьей 94 названного кодекса к издержкам, связанным с рассмотрением дела, отнесены, в том числе, суммы, подлежащие выплате экспертам.
Следовательно, расходы на проведение судебной экспертизы входят в состав судебных расходов и подлежат распределению в порядке, предусмотренном главой 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
В силу статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 названного кодекса (часть 1).
Данные правила относятся также к распределению судебных расходов, понесенных сторонами в связи с ведением дела в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях (часть 2).
Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 г. No 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», принципом распределения судебных расходов выступает возмещение судебных расходов лицу, которое их понесло, за счет лица, не в пользу которого принят итоговый судебный акт по делу (например, решение суда первой инстанции, определение о прекращении производства по делу или об оставлении заявления без рассмотрения, судебный акт суда апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, которым завершено производство по делу на соответствующей стадии процесса).
В пункте 25 постановления Пленума указано, что в случаях прекращения производства по делу, оставления заявления без рассмотрения судебные издержки взыскиваются с истца.
Таким образом, в случае прекращения производства по делу в связи с его неподведомственностью суду общей юрисдикции судебные издержки на проведение экспертизы подлежали взысканию с истца.
Однако это не было учтено судами первой и апелляционной инстанций, отказавшими во взыскании с истца издержек на проведение судебной экспертизы.
Допущенные нарушения норм процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя.

Верховный Суд Определение No 9-КГ16-19 от 31 января 2017 г.
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1515622

Определением Рыбинского районного суда Красноярского края о т 10 апреля 2012г. производство по данному делу прекращено в связи с тем, что спор неподведомственен суду общей юрисдикции, т а к к а к относится к
подведомственности арбитражного суда, отменена обеспечительная мера в виде
наложения ареста на имущество Филькова А.Н., с ООО «Визир» в пользу Филькова А.Н. взысканы судебные расходы, ООО «Визир» возвращена уплаченная государственная пошлина.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 06 июня 2012г. определение суда первой инстанции отменено в части взыскания в пользу Филькова А.Н. судебных расходов на представителя, в удовлетворении данных требований отказано, в остальной части определение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В кассационной жалобе, поданной заявителем 15 ноября 2012г., ставится вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 6 июня 2012г.
В связи с поданной кассационной жалобой на указанное судебное постановление и сомнениями в его законности судьей Верховного Суда Российской Федерации В.В. Горшковым 22 ноября 2012г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки по доводам кассационной жалобы и определением этого же судьи от 27 февраля 2013г. кассационная жалоба Филькова А.Н. с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы гражданского дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для удовлетворения кассационной жалобы и отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 6 июня 2012г. в части отмены определения суда первой инстанции об удовлетворении заявления Филькова А.Н. о возмещении судебных расходов на представителя и вынесения нового решения об отказе в удовлетворении данных требований.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
При рассмотрении данного дела судом апелляционной инстанции допущено существенное нарушение норм процессуального права, выразившееся в следующем.
Взыскивая судебные расходы на оплату услуг представителя с ООО «Визир» (истца) в пользу Филькова А.Н. (ответчика по делу), суд первой инстанции исходил из того, что данные расходы ответчика подлежат возмещению за счет истца обратившегося в суд общей юрисдикции с нарушением правил подведомственности, что повлекло для ответчика необходимость защищать свои интересы. При этом суд учел сложность дела,
количество судебных заседаний, в которых участвовал представитель ответчика и удовлетворил требование о взыскании судебных расходов на представителя в полном объеме.
Отменяя определение суда первой инстанции в части взыскания расходов на оплату услуг представителя в пользу Филькова А.Н. и отказывая в удовлетворении заявления Филькова А.Н. о взыскании данных расходов, суд второй инстанции исходил из того, что Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не предусмотрено взыскание судебных расходов при прекращении производства по делу в связи с неподведомственностью спора суду общей юрисдикции, в случае прекращения производства по делу рассмотрение дела по существу не происходит и вывод о правомерности или неправомерности требований истца и возражений ответчика в определении не содержится, а потому распределение судебных расходов между сторонами судом в том же процессе не осуществляется.
С данным выводом суда апелляционной инстанции в части отказа в удовлетворении заявления Филькова А.Н. о взыскании судебных расходов на представителя согласиться нельзя по следующим основаниям.
В соответствии с частью 4 статьи 1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогию закона).
В силу части первой статьи 101 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при отказе истца от иска истец возмещает ответчику издержки, понесенные им в связи с ведением дела. Такой отказ означает, что сам истец признает неправомерность заявленного им требования и тем самым подтверждает правомерность позиции ответчика.
Часть первая статьи 101 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в то же время предусматривает, что если отказ от иска связан с добровольным удовлетворением ответчиком требования истца после предъявления иска, то все понесенные истцом по делу судебные расходы, в том числе расходы на оплату услуг представителя, по просьбе истца взыскиваются с ответчика. В данном случае решение законодателя возложить на ответчика обязанность по компенсации истцу понесенных им судебных расходов основывается на том, что истец заявлял правомерные требования, которые были фактически признаны ответчиком и добровольно им удовлетворены в ходе процесса.
Как следует из представленных материалов и установлено судом, производство по данному делу было прекращено в связи с неподведомственностью спора суду общей юрисдикции, то есть истцом было инициировано производство не входящее в компетенцию суда общей юрисдикции.
Прекращение производства по делу означает завершение процесса без вынесения решения, то есть без разрешения спора по существу, в связи с невозможностью (по различным основаниям) рассмотрения дела в суде.
Предъявление истцом иска, который не может быть предметом рассмотрения в суде, следует расценивать как ошибочное инициирование судебного процесса. При этом ответчик также может нести издержки, в том числе на представительство его интересов в суде.
Включение в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации норм о возмещении сторонами судебных расходов может предотвратить необоснованную передачу споров на разрешение суда. По смыслу норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации для истца, обратившегося в суд без достаточных на то оснований, вследствие чего производство по делу прекращено, должны возникнуть неблагоприятные последствия, в частности возмещение ответчику понесенных судебных расходов.
При прекращении производства по делу вследствие неподведомственности спора суду общей юрисдикции у суда, имеются основания для применения аналогии закона или аналогии права исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации на основе равенства всех перед законом и судом.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что со способом возмещения судебных расходов в порядке статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, предложенным судом второй инстанции, изложенным в апелляционном определении, согласиться нельзя, поскольку он значительно отдаляет и усложняет защиту нарушенного права, вынуждает лицо, понесшее судебные расходы, нести дополнительные судебные расходы по оплате государственной пошлины при подаче иска о взыскании убытков и дополнительные расходы на представителя, а также доказывать обстоятельства неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств, наличие и размер убытков.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит что, предложенный способ возмещения судебных расходов не отвечает требованиям законности и справедливости судебного акта, разумности и процессуальной экономии.
С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что у суда апелляционной инстанции не имелось оснований, указанных в определении суда второй инстанции, для отмены определения суда первой инстанции в части удовлетворения заявления Филькова А.Н. о возмещении судебных расходов на представителя и вынесения нового решения об отказе в удовлетворении требований Филькова А.Н. в данной части. В связи с чем, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 6 июня 2012г. нельзя признать законным, и оно подлежит отмене в указанной части с направлением материала на новое апелляционное рассмотрение в данной части.

Верховный Суд Дело No 53-КГ12-18 от 26 марта 2013 года
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=533656

Суд направляет копии решения суда лицам, участвующим в деле, их представителям не позднее пяти дней после дня принятия и (или) составления решения суда

В соответствии с частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Право каждого на судебную защиту и обжалование предполагает предоставление заинтересованным лицам, а также лицам, по жалобам, ходатайствам которых при рассмотрении дела принят судебный акт, возможности выражать несогласие с таким судебным актом, добиваться исправления допущенных судами ошибок при наличии таковых.

Процедуры пересмотра принятых судами решений закреплены в процессуальном законодательстве в целях создания механизма эффективного восстановления нарушенных прав.

Исходя из общих принципов осуществления правосудия, а также гарантированного статьёй 46 Конституции Российской Федерации права каждого на судебную защиту лицу, по жалобе которого состоялся судебный акт, не может быть отказано в реализации права на обжалование этого судебного акта.

Определение суда апелляционной инстанции, как следует из части 5 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, вступает в законную силу со дня его принятия.

Согласно статье 376 указанного кодекса кассационные жалоба, представление могут быть поданы в кассационный суд общей юрисдикции в срок, не превышающий трёх месяцев со дня вступления в законную силу обжалуемого судебного постановления (часть 1).

В соответствии со статьёй 112 данного кодекса лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен (часть 1).

Статьёй 3761 этого кодекса предусмотрено, что срок подачи кассационных жалобы, представления в кассационный суд общей юрисдикции, пропущенный по причинам, признанным судом уважительными, может быть восстановлен судьёй соответствующего суда кассационной инстанции (часть 2).

Частью 6 статьи 112 этого же кодекса установлено, что пропущенный процессуальный срок подачи кассационной жалобы может быть восстановлен только в исключительных случаях, если суд признает уважительными причины их пропуска по обстоятельствам, объективно исключающим возможность подачи кассационной или надзорной жалобы в установленный срок (тяжелая болезнь лица, подающего жалобу, его беспомощное состояние и другое), и эти обстоятельства имели место в период не позднее одного года со дня вступления обжалуемого судебного постановления в законную силу.

Как разъяснено в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 июня 2021 г. No 17 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», исходя из положений части 4 статьи 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации пропущенный срок подачи кассационных жалобы, представления может быть восстановлен по заявлению как физического, так и юридического лица и только в исключительных случаях, если суд признает уважительными причины его пропуска по обстоятельствам, объективно исключающим возможность подачи кассационных жалобы, представления в установленный срок.

Аналогичные разъяснения содержались в пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. No 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», действовавшего на момент рассмотрения дела судом кассационной инстанции.

В Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации No 4 (2019), утверждённом Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25 декабря 2019 г., разъяснено, что в качестве уважительных причин пропуска срока подачи кассационной жалобы могут быть признаны не только обстоятельства, относящиеся к личности заявителя, такие как тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п., но и обстоятельства, объективно препятствовавшие лицу, добросовестно пользующемуся своими процессуальными правами, реализовать право на обжалование судебного постановления в установленный законом срок, включая разумный срок для ознакомления с судебным актом и для подготовки документа лицом, которому судебный акт был направлен по почте.

Таким образом, позднее получение мотивированного судебного акта при наличии добросовестности заявителя и разумности сроков совершения им соответствующих процессуальных действий также может являться уважительной причиной для восстановления процессуального срока подачи жалобы ввиду отсутствия у него до этого объективной возможности эффективно обжаловать его в вышестоящий суд исходя из ясности обоснования принятого судом решения.

Вопрос о возможности восстановления заявителю пропущенного процессуального срока должен решаться судом в каждом конкретном случае на основе установления и исследования фактических обстоятельств дела и оценки представленных доказательств по правилам, установленным статьями 67 и 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. При этом суд обязан оценивать все приведённые заявителем в обоснование уважительности причин пропуска срока доводы и исчерпывающим образом мотивировать свои выводы по данному вопросу в определении суда.

Статьёй 9 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права (пункт 1).

Согласно части 1 статьи 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, имеют право в том числе заявлять ходатайства, получать копии судебных постановлений, в том числе получать с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» копии судебных постановлений, выполненных в форме электронных документов, и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права. Лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

В соответствии с абзацем вторым части 1 статьи 327 этого кодекса суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учётом особенностей, предусмотренных главой 39 этого же кодекса.

В силу части 5 статьи 167 данного кодекса стороны вправе просить суд о рассмотрении дела в их отсутствие и направлении им копий решения суда.

Статьёй 214 названного кодекса определено, что копии решения суда вручаются под расписку лицам, участвующим в деле, их представителям или направляются им не позднее пяти дней после дня принятия и (или) составления решения суда (часть 1).

Решение суда, выполненное в форме электронного документа, с согласия лиц, участвующих в деле, их представителей направляется им посредством его размещения на официальном сайте суда в информационно- телекоммуникационной сети «Интернет» в режиме ограниченного доступа не позднее пяти дней после дня его принятия и (или) составления.

В случае, если решение суда выполнено только на бумажном носителе, суд направляет копии решения суда лицам, участвующим в деле, их представителям не позднее пяти дней после дня принятия и (или) составления решения суда заказным письмом с уведомлением о вручении или по ходатайству указанных лиц вручает им под расписку (часть 2).

Порядок выдачи судебных актов закреплён также в пункте 14.5 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, утверждённой приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 29 апреля 2003 г. No 36, и в пункте 16.5 Инструкции по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов, утверждённой приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 15 декабря 2004 г. No 161.

Согласно пункту 14.5 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде копии решения (приговора, решения, определения, постановления) суда по делам выдаются (направляются) в случаях, предусмотренных процессуальным законодательством.

Как следует из пункта 16.5 Инструкции по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов, копии запрашиваемых судебных актов изготавливаются уполномоченным работником аппарата суда в день поступления заявления, а при невозможности — в срок не более пяти рабочих дней с указанной даты. 

Таким образом, поскольку нормами главы 39 Гражданско процессуального кодекса Российской Федерации о производстве в суде апелляционной инстанции не установлено иное, правила рассмотрения дела судом первой инстанции, регулирующие в том числе институт судебного решения, распространяются и на суд апелляционной инстанции.

Определение Верховного Суда РФ от 7 декабря 2021 67-КГ21-16-К8

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=2067308

Страховая стоимость имущества, указанная в договоре страхования, не может быть впоследствии оспорена, за исключением случая, когда страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска, был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости.

Суд первой инстанции, разрешая дело, а также суд апелляционной инстанции, оставляя решение суда без изменения, сослались на то, что при страховании транспортного средства страховая сумма по договору была завышена; согласно отчету об оценке среднерыночная стоимость автомобиля, принадлежащего Мещерякову Д.В., на момент страхования составляла руб., а потому с учетом процента износа автомобиля (12%) в пользу истца с ответчика подлежала возмещению страховая сумма в размере руб.

Выводы судебных инстанций являются ошибочными по следующим основаниям.

В силу статьи 929 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении страхового случая выплатить страховое возмещение страхователю или выгодоприобретателю в пределах определенной договором страховой суммы.

На основании статьи 947 (пункты 1, 2) Гражданского кодекса Российской Федерации сумма, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение по договору имущественного страхования или которую он обязуется выплатить по договору личного страхования (страховая сумма), определяется соглашением страхователя со страховщиком в соответствии с правилами, предусмотренными этой статьей. При страховании имущества или предпринимательского риска, если договором страхования не предусмотрено иное, страховая сумма не должна превышать их действительную стоимость (страховую стоимость). Такой стоимостью считается: для имущества его действительная стоимость в месте его нахождения в день заключения договора страхования; для предпринимательского риска убытки от предпринимательской деятельности, которые страхователь, как можно ожидать, понес бы при наступлении страхового случая.

В соответствии со статьей 948 Гражданского кодекса Российской Федерации страховая стоимость имущества, указанная в договоре страхования, не может быть впоследствии оспорена, за исключением случая, когда страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска (пункт 1 статьи 945 Гражданского кодекса Российской Федерации), был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости.

Пунктом 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. No 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» разъяснено, что на основании статьи 945 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора страхования имущества страховщик вправе произвести осмотр страхуемого имущества, а при необходимости — назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости.

Если страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска, был умышленно введен в заблуждение относительно его стоимости, то страховая стоимость имущества может быть оспорена.

Таким образом, действующее гражданское законодательство и разъяснения, указанные выше, исходят из того, что после заключения договора страхования условием оспаривания страховой стоимости имущества может служить введение страховщика в заблуждение относительно действительной стоимости имущества.

Между тем обстоятельств введения страховщика истцом в заблуждение установлено не было, и в судебных постановлениях они не отражены.

В договоре страхования, заключенном между Мещеряковым Д.В. и ОАО «СГ МСК» на период с 16 марта 2011 г. по 15 марта 2012 г., действительная стоимость транспортного средства была также указана в размере руб.

Ссылка суда апелляционной инстанции на положения статьи 951 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также соответствующий ей пункт 6.3 Правил страхования ОАО «СГ МСК» не может быть принята во внимание.

В силу пункта 1 статьи 951 Гражданского кодекса Российской Федерации, если страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского риска, превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той части страховой суммы, в какой он превышает страховую стоимость. Излишне уплаченная часть страховой премии возврату в этом случае не подлежит.

Между тем страховая сумма, указанная в договоре страхования не превышала указанной в договоре страховой стоимости транспортного средства, составлявшей также руб.

Это судебными инстанциями учтено не было.

Определение Верховного суда от 30 июня 2015 г. Дело No56-КГ15-7

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1352062

В силу статьи 929 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении страхового случая выплатить страховое возмещение страхователю или выгодоприобретателю в пределах определенной договором страховой суммы.

В соответствии со статьей 945 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора страхования имущества страховщик вправе произвести осмотр страхуемого имущества, а при необходимости назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости. При заключении договора личного страхования страховщик вправе провести обследование страхуемого лица для оценки фактического состояния его здоровья. Оценка страхового риска страховщиком на основании настоящей статьи необязательна для страхователя, который вправе доказывать иное.

На основании статьи 947 (пункты 1, 2) Гражданского кодекса Российской Федерации сумма, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение по договору имущественного страхования или которую он обязуется выплатить по договору личного страхования (страховая сумма), определяется соглашением страхователя со страховщиком в соответствии с правилами, предусмотренными этой статьей. При страховании имущества или предпринимательского риска, если договором страхования не предусмотрено иное, страховая сумма не должна превышать их действительную стоимость (страховую стоимость). Такой стоимостью считается: для имущества его действительная стоимость в месте его нахождения в день заключения договора страхования; для предпринимательского риска убытки от предпринимательской деятельности, которые страхователь, как можно ожидать, понес бы при наступлении страхового случая.

Согласно статье 948 Гражданского кодекса Российской Федерации страховая стоимость имущества, указанная в договоре страхования, неможет быть впоследствии оспорена, за исключением случая, когда страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска (пункт 1 статьи 945 Гражданского кодекса Российской Федерации), был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости.

Пунктом 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. No 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» разъяснено, что на основании статьи 945 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора страхования имущества страховщик вправе произвести осмотр страхуемого имущества, а при необходимости — назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости. В силу статьи 948 Гражданского кодекса Российской Федерации страховая стоимость имущества не может быть оспорена, если при заключении договора добровольного страхования между сторонами было достигнуто соглашение о ее размере. Вместе с тем, если страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска, был умышленно введен в заблуждение относительно его стоимости, то страховая стоимость имущества может быть оспорена.

Таким образом, действующие нормы Гражданского кодекса Российской Федерации и акт их разъяснения указывают на то, что обязанность проверять наличие и характер страхуемого интереса при заключении договора возложена на страховщика. Неисполнение страховщиком этой обязанности впоследствии лишает его возможности ссылаться на несоответствие установленной в договоре страховой суммы действительной (рыночной) стоимости объекта страхования. После заключения договора страхования условием оспаривания страховой стоимости имущества может служить только введение страховщика в заблуждение относительно действительной стоимости имущества.
В договоре страхования, заключенном между Константиновым Е.Ю. и ООО «КРК-Страхование» на период со 2 октября 2014 г. по 1 октября 2015 г., действительная стоимость транспортного средства указана в размере 4 800 000 руб., из которой, как пояснил в суде кассационной инстанции представитель ООО «КРК-страхование», страховщиком начислена страховая премия в размере 235 110, 00 руб., полностью уплаченная страхователем.

Из полиса страхования следует, что стоимость застрахованного имущества не определена. При этом никаких возражений в отношении несоответствия страховой суммы страховой стоимости имущества на момент заключения договора страховщик не представил.
Обстоятельств введения страховщика истцом в заблуждение установлено не было, и в судебных постановлениях они не отражены. Ссылка суда первой и апелляционной инстанции на положения статьи 951 Гражданского кодекса Российской Федерации как на основание для отказа в удовлетворении заявленных требований не может быть принята во внимание.
В силу статьи 951 Гражданского кодекса Российской Федерации, если страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского риска, превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той части страховой суммы, в какой он превышает страховую стоимость. Излишне уплаченная часть страховой премии возврату в этом случае не подлежит (пункт 1).
Если завышение страховой суммы в договоре страхования явилось следствием обмана со стороны страхователя, страховщик вправе требовать признания договора недействительным и возмещения причиненных ему этим убытков в размере, превышающем сумму полученной им от страхователя страховой премии (пункт 3).

Однако суды не учли, что положения статьи 951 Гражданского кодекса Российской Федерации должны применяться во взаимосвязи с положениями указанной выше статьи 948 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Соответственно в том случае, если умышленных действий (обмана) со стороны страхователя, повлекших за собой введение страховщика в заблуждение относительно стоимости страхуемого объекта, не будет установлено, основания для определения иной, чем указано в договоре страхования, страховой суммы отсутствуют, а признание недействительным договора страхования в части превышения страховой стоимости над страховой суммой будет неправомерным.

Определение Верховного суда от 16 мая 2017 г. Дело No78-КГ 17-27

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1549746

Независимо от того, какой из способов извещения участников судопроизводства избирается судом, любое используемое средство связи или доставки должно обеспечивать достоверную фиксацию переданного сообщения и факт его получения адресатом.

В соответствии с ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Согласно ч. 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишён права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьёй, к подсудности которых оно отнесено законом.

В соответствии с ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Как предусмотрено п. 1 ст. 6 Конвенции о защите основных прав человека и основных свобод (заключена в Риме 4 ноября 1950 г.), каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Согласно ч. 1 ст. 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции извещает лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы, представления в апелляционном порядке.

В силу ч. 3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещённых о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными.

По смыслу данной нормы права разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании с обязательным извещением участвующих в деле лиц, при этом судебное заседание выступает не только в качестве процессуальной формы проведения судебного разбирательства, но и является гарантией соблюдения принципов гражданского процессуального права и процессуальных прав участвующих в деле лиц на данной стадии гражданского процесса.

Однако без надлежащего извещения участников процесса о времени и месте проведения судебного разбирательства указанная функция судебного заседания не может быть выполнена. Отсюда вытекает необходимость неукоснительного соблюдения установленного гражданским процессуальным законодательством порядка извещения участвующих в деле лиц, причем в деле должны сохраняться необходимые доказательства, подтверждающие факт их надлежащего извещения.

В соответствии с ч. 1 ст. 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.

Согласно правовой позиции Европейского Суда по правам человека, изложенной в постановлении от 7 июня 2007 г. по делу «Ларин и Ларина против России», какой бы способ (извещения сторон) ни был выбран, судебная повестка должна быть вручена лицам лично под расписку. В начале судебного заседания суд должен выяснить, была ли отсутствующая сторона вызвана в суд в соответствии с установленными законом нормами, и затем определить, есть ли необходимость в переносе судебного заседания. В любом случае, если сторона не была вызвана в суд в надлежащей форме, судебное заседание должно быть перенесено. Отсутствие сторон, условия их вызова в суд и причины их неявки должны быть указаны в судебном постановлении.

Таким образом, независимо от того, какой из способов извещения участников судопроизводства избирается судом, любое используемое средство связи или доставки должно обеспечивать достоверную фиксацию переданного сообщения и факт его получения адресатом.

Определение Верховного Суда РФ дело No 18-КГ18-74 от 29 мая 2018 г.

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1656586

Юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими доказыванию по делу о возврате неосновательного обогащения, являются не только факты приобретения имущества за счет другого лица при отсутствии к тому правовых оснований, но и факты того, что такое имущество было предоставлено приобретателю лицом, знавшим об отсутствии у него обязательства перед приобретателем либо имевшим намерение предоставить его в целях дара.

В соответствии с п.1 ст.1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст.1109 ГК РФ.

Согласно п.4 ст.1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Для возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения необходимо наличие одновременно двух обстоятельств: обогащение одного лица за счет другого; приобретение или сбережение имущества без предусмотренных законом, правовым актом или сделкой оснований. При этом бремя доказывания наличия данных обстоятельств лежит именно на лице, обратившемся в суд с требованиями о взыскании неосновательного обогащения.

По смыслу указанной нормы не подлежит возврату неосновательное обогащение в том случае, если передача денежных средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего либо с благотворительной целью.

В связи с изложенным, юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими доказыванию по делу о возврате неосновательного обогащения, являются не только факты приобретения имущества за счет другого лица при отсутствии к тому правовых оснований, но и факты того, что такое имущество было предоставлено приобретателю лицом, знавшим об отсутствии у него обязательства перед приобретателем либо имевшим намерение предоставить его в целях дара.

Согласно ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

На основании ст.56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать во взаимосвязи с положениями ч. 3 ст.123 Конституции Российской Федерации и ст.12 ГПК РФ, закрепляющих принципы состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Бюллетень № 9 2015 года Верховного Суда РФ

http://www.supcourt.ru/vscourt_detale.php?id=10359

Бюллетень № 9 2014 года Верховного Суда РФ

http://www.supcourt.ru/vscourt_detale.php?id=9531

Определение Верховного Суда РФ от 26 ноября 2013 г. N 56-КГ13-9

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=569654

Предмет доказывания определяется судом на основании требований и возражений сторон, а также норм материального права, регулирующих спорные отношения.

Из содержания статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации следует, что предмет доказывания по делу составляют факты материально-правового характера, подтверждающие обоснованность требований и возражений сторон и имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.
В силу части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
Таким образом, с учетом приведенных положений процессуального закона именно на суд возлагается обязанность по определению предмета доказывания как совокупности обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела. Предмет доказывания определяется судом на основании требований и возражений сторон, а также норм материального права, регулирующих спорные отношения.
Однако судом второй инстанции указанные выше юридически значимые обстоятельства были произвольно исключены из предмета доказывания, тем самым в нарушение части 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не были соблюдены условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения закона, что привело к неверному разрешению спора по существу.

Определение Верховного Суда РФ 18-КГПР21-99-К4 от 5 октября 2021

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=2047078

Tag: ВС РФ

Позиция ЕСПЧ по исполнению решений судов

По делу «Фуклев против Украины» (жалоба № 71186/01) Европейский суд указал
«§ 84. Кроме того, Суд считает, что государство обязано организовать систему исполнения судебных решений, которая эффективна как по закону, так и на практике и обеспечивает их исполнение без каких-либо неоправданных задержек.
§ 91. Что касается права, гарантируемого статьей 1 Протокола № 1, эта позитивная обязанность может влечь определенные меры, необходимые для защиты права собственности (см., среди прочего, López Ostra v. Spain, judgment of 9 December 1994, Series A №. 303-C, p. 55, § 55). 1994, серия A № 303-C, стр. 55, § 55), даже в случаях, связанных с судебными разбирательствами между частными лицами или компаниями (см. Sovtransavto Holding v. Ukraine, № 48553/99, § 96, ECHR 2002-VII).»

Эти требования согласуются со статьей 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, обязывающей государства обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективные средства правовой защиты, а также с пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в его интерпретации Европейским Судом по правам человека, полагающим, что исполнение решения, вынесенного любым судом, должно рассматриваться как неотъемлемая часть «суда» в смысле данной статьи и что право каждого на судебную защиту стало бы иллюзорным, если бы правовая система государства допускала, чтобы окончательное, обязательное судебное решение оставалось недействующим к ущербу одной из сторон (Постановления от 19 марта 1997 года по делу «Хорнсби (Hornsby) против Греции», от 07 мая 2002 года по делу «Бурдов против России», от 27 мая 2004 года по делу «Метаксас (Metaxas) против Греции», от 29 марта 2006 года по делу «Мостаччуоло (Mostacciuolo) против Италии (N 2)», от 15 февраля 2007 года по делу «Райлян против России» и др.). 

Если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использованы новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с обжалуемым судебным постановлением согласиться нельзя по следующим основаниям.

Пунктом 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

В соответствии с пунктом 2 той же статьи под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. No 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использованы новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества.

В соответствии со статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (часть 1).

Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (часть 4).

Согласно части 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Частью 4 статьи 198 данного кодекса установлено, что в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Как разъяснено в пункте 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. No 23 «О судебном решении», решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Из приведённых положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что суд оценивает доказательства и их совокупность по своему внутреннему убеждению, однако это не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Между тем, суды уменьшая размер, подлежащих ко взысканию сумм, в нарушение указанных правовых норм и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации обоснования такому уменьшению не привели, доказательств или обстоятельств дела, из которых следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества, не указали.

При таких обстоятельствах, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что судами по настоящему делу допущены существенные нарушения норм права, а принятые судебные постановления не отвечают требованиям законности и обоснованности, в связи с чем подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Определение Верховного Суда РФ от 12 марта 2019 г No85-КГ 18-20
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1748556

Если по адресу места жительства гражданин фактически не проживает, то извещение можно направить на работу

Разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания (статья 155 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
В силу части 4 статьи 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебное извещение, адресованное лицу, участвующему в деле, направляется по адресу, указанному лицом, участвующим в деле, или его представителем.
В случае, если по указанному адресу гражданин фактически не проживает, извещение может быть направлено по месту его работы
Согласно части 2 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае неявки в судебное заседание кого-либо из лиц, участвующих в деле, в отношении которых отсутствуют сведения об их извещении, разбирательство дела откладывается.
В силу части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции извещает лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы, представления в апелляционном порядке.
По смыслу приведенных выше правовых норм участник процесса считается извещенным о времени и месте судебного заседания надлежащим образом в том случае, когда повестка направлена по месту жительства стороны или указанному ее адресу, и у суда имеется доказательство, подтверждающее получение отправленного уведомления адресатом, в том числе с учетом положений статьи 165 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Определение Верховного Суда РФ от 6 ноября 2018 года дело 35-КГ18-9
http://test.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1707486

Потребителем не является лицо, застрахованное в порядке обязательного государственного страхования жизни и здоровья.

Согласно положениям ст. 46 ГПК РФ в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.

В соответствии со ст. 45 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) для осуществления своих уставных целей вправе обращаться в суды с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей).

Как следует из преамбулы Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. No 2300-1 «О защите прав потребителей», данный закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг). Потребителем является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Условия и порядок осуществления обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и иных приравненных к ним лиц определены Федеральным законом от 28 марта 1998 г. No 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников федеральных органов налоговой полиции» (в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. No 309-ФЗ).

Правоотношения по страхованию между Чикуновым А.В. и ОАО «Черезвычайная страховая компания» в связи с наступлением страхового случая возникли в силу Федерального закона No 52-ФЗ и заключенного во исполнение данного закона государственного контракта.

Выгодоприобретателем в правоотношениях по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих и иных приравненных к ним лиц на основании Федерального закона No 52-ФЗ и государственного контракта выступает специальный субъект — лицо, застрахованное в порядке обязательного государственного страхования жизни и здоровья, в связи с чем данные правоотношения не являются правоотношениями, возникающими между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), то есть частноправовыми, а носят публично-правовой характер, следовательно, положения Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. No 2300-1 «О защите прав потребителей» на указанных лиц как на специальных субъектов, равно как и на иные отношения по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих и иных приравненных к ним лиц, не распространяются.

Определение Верховного суда от 05 сентября 2014 г. Дело No 16-КГ14-25

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=605706

Страхователь, оставаясь выгодоприобретателем по договору страхования, не лишен права заменить себя другим лицом, заключив договор цессии, если это не противоречит договору страхования.

Согласно пункту 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 2 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации).

На основании пункта 1 статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты.

В соответствии со статьей 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону (пункт 1). Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (пункт 2).

В силу положений пункта 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Пунктом 1 статьи 956 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что страхователь вправе заменить выгодоприобретателя, названного в договоре страхования, другим лицом, письменно уведомив об этом страховщика.

Выгодоприобретатель не может быть заменен другим лицом после того, как он выполнил какую-либо из обязанностей по договору страхования или предъявил страховщику требование о выплате страхового возмещения или страховой суммы (пункт 2 названной статьи).

Как следует из содержания статьи 956 Гражданского кодекса Российской Федерации, регламентируя замену выгодоприобретателя именно по требованию страхователя, обращенному к страховщику и предполагающему внесение изменений в договор страхования, названная статья Гражданского кодекса Российской Федерации не содержит каких-либо положений относительно возможности такой замены в результате гражданско-правовых сделок страхователя, заключаемых для передачи имущественных прав по тем или иным страховым случаям.

В связи с этим страхователь, оставаясь выгодоприобретателем по договору страхования, не лишен права заменить себя другим лицом, заключив договор цессии, если это не противоречит договору страхования.

Определение Верховного суда No 18-КП6-148 от 04 октября 2015 года

http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1484582

Единая методика не всегда адекватно отражает размер причинённого фактического ущерба. Правила, предназначенные исключительно для целей ОСАГО и основанная на них Единая методика, безусловно распространяются и на деликтные отношения, урегулированные указанными законоположениями.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с выводами судебных инстанций в части определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении повреждённого транспортного средства с учётом Единой методики согласиться не может по следующим основаниям.

Как следует из преамбулы Единой методики, указанная методика является обязательной для применения страховщиками или их представителями, если они самостоятельно проводят осмотр, определяют восстановительные расходы и выплачивают страховое возмещение в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», экспертами-техниками, экспертными организациями при проведении независимой технической экспертизы транспортных средств, судебными экспертами при проведении судебной экспертизы транспортных средств, назначаемой в соответствии с законодательством Российской Федерации в целях определения размера страховой выплаты потерпевшему и (или) стоимости восстановительного ремонта транспортного средства в рамках договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Применение Единой методики является обязательным при определении стоимости восстановительного ремонта транспортного средства только в рамках договора об обязательном страховании ответственности владельцев транспортных средств.

Между тем правоотношения, возникшие между сторонами, положениями Федерального закона «Об обязательном страховании ответственности владельцев транспортных средств» не регулируются. В данном случае применению подлежат нормы об общих основаниях возмещения вреда.

Обязательства, возникающие из причинения вреда (деликтные обязательства), включая вред, причинённый имуществу гражданина при эксплуатации транспортных средств другими лицами, регламентируются главой 59 данного Кодекса, закрепляющей в статье 1064 общее правило, согласно которому в этих случаях вред, причинённый личности или имуществу гражданина, а также вред, причинённый имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объёме лицом, причинившим вред (пункт 1)

В силу закреплённого в статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации принципа полного возмещения причинённых убытков лицо, право которого нарушено, может требовать возмещения расходов, которые оно произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, компенсации утраты или повреждения его имущества (реальный ущерб), а также возмещения неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Применительно к случаю причинения вреда транспортному средству это означает, что в результате возмещения убытков в полном размере потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право собственности не было нарушено, т.е. ему должны быть возмещены расходы на полное восстановление эксплуатационных и товарных характеристик повреждённого транспортного средства.

Соответственно, при исчислении размера расходов, необходимых для приведения транспортного средства в состояние, в котором оно находилось до повреждения, и подлежащих возмещению лицом, причинившим вред, должны приниматься во внимание реальные, т.е. необходимые, экономически обоснованные, отвечающие требованиям завода-изготовителя, учитывающие условия эксплуатации транспортного средства и достоверно подтверждённые расходы, в том числе расходы на новые комплектующие изделия (детали, узлы и агрегаты).

Таким образом, положения статьи 15, пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации по их конституционно-правовому смыслу в системе мер защиты права собственности и вытекающих из них гарантий полного возмещения потерпевшему вреда, — не предполагают, что правила, предназначенные исключительно для целей обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств и основанная на них Единая методика, безусловно распространяются и на деликтные отношения, урегулированные указанными законоположениями.

Данная позиция была изложена в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации N 6-П от 31 мая 2005 г. и получила свое развитие в постановлении N 6-П от 10 марта 2017 г.

Делая вывод о том, что при определении размера расходов на восстановительный ремонт транспортного средства необходимо руководствоваться исключительно Единой методикой, судебные инстанции не учли, что произведённые на ее основании подсчёты размера расходов на ремонт не всегда адекватно отражают размер причинённого фактического ущерба и, следовательно, не могут служить единственным средством для его определения, в связи с чем суд обязан в полной мере учитывать все юридически значимые обстоятельства, позволяющие установить и подтвердить фактически понесённый потерпевшим ущерб.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 мая 2017 г. N 50-КГ17-3
http://www.supcourt.ru/stor_pdf.php?id=1549034

Собственник дороги обязан содержать дорогу в надлежащем состоянии

Отношения, возникающие в связи с использованием автомобильных дорог и осуществлением дорожной деятельности в Российской Федерации, регулируются Федеральным законом от 8 ноября 2007 года No 257-ФЗ «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской
Федерации» (далее — Федеральный закон No 257-ФЗ).
Статьёй 3 названного закона определено, что автомобильная дорога — объект транспортной инфраструктуры, предназначенный для движения транспортных средств и включающий в себя земельные участки в границах полосы отвода автомобильной дороги и расположенные на них или под ними конструктивные элементы (дорожное полотно, дорожное покрытие и
подобные элементы); дорожная деятельность — деятельность по проектированию,
строительству, реконструкции, капитальному ремонту, ремонту и содержанию автомобильных дорог;ремонт автомобильной дороги — комплекс работ по восстановлению транспортно-эксплуатационных характеристик автомобильной дороги, при выполнении которых не затрагиваются конструктивные и иные характеристики надёжности и безопасности автомобильной дороги; содержание автомобильной дороги — комплекс работ по поддержанию надлежащего технического состояния автомобильной дороги, оценке её технического состояния, а также по организации и обеспечению безопасности дорожного движения.
Автомобильные дороги могут находиться в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной собственности, а также в собственности физических или юридических лиц. К собственности городского округа относятся автомобильные дороги общего и необщего пользования в границах городского округа, за исключением автомобильных дорог федерального, регионального или межмуниципального значения, частных автомобильных дорог (части 1 и 9 статьи 6 Федерального закона No257-ФЗ).
Частью 3 статьи 15 этого же закона предусмотрено, что осуществление дорожной деятельности в отношении автомобильных дорог местного значения обеспечивается уполномоченными органами местного самоуправления.
В соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 14, пунктом 5 части 1 статьи 16 Федерального закона от 6 октября 2003 года No 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», частью 1 статьи 13 Федерального закона No 257-ФЗ к полномочиям органов местного самоуправления в том числе городских округов в области использования автомобильных дорог и осуществления дорожной деятельности относятся осуществление муниципального контроля за обеспечением сохранности автомобильных дорог местного значения, установление порядка осуществления муниципального контроля за обеспечением сохранности автомобильных дорог местного значения, утверждение перечня автомобильных дорог общего пользования местного значения, перечня автомобильных дорог необщего пользования местного значения, осуществление дорожной деятельности в отношении автомобильных дорог местного значения, утверждение нормативов финансовых затрат на капитальный ремонт, ремонт, содержание автомобильных дорог местного значения и правил расчёта размера ассигнований местного бюджета на указанные цели, осуществление иных полномочий, отнесённых законодательством Российской Федерации к полномочиям органов местного самоуправления.
Владельцем автомобильных дорог признаётся местная администрация (исполнительно-распорядительный орган муниципального образования) наряду с другими субъектами, указанными в пункте 7 статьи 3 Федерального закона No 257-ФЗ.
С учётом положений статей 34 и 37 Федерального закона от 6 октября 2003 года No 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» местная администрация является постоянно действующим исполнительно-распорядительным органом местного самоуправления муниципального образования, наделённым уставом полномочиями по решению вопросов местного значения, входит в структуру органов местного самоуправления наряду с другими органами и выборными должностными лицами местного самоуправления, предусмотренными уставом муниципального образования и обладающими собственными полномочиями по решению вопросов местного значения.
В силу пункта 5 части 1 статьи 6 Устава муниципального образования «Светлогорский городской округ» Калининградской области к вопросу местного значения городского округа отнесена дорожная деятельность в отношении автомобильных дорог местного значения в границах городского округа и обеспечение безопасности дорожного движения на них.
Таким образом, на местную администрацию (исполнительно- распорядительный орган муниципального образования) как на орган местного самоуправления федеральный законодатель возложил обязанность осуществления дорожной деятельности в отношении автомобильных дорог местного значения и обеспечения безопасности дорожного движения на них, включая ремонт и их содержание.

Определение Верховного Суда РФ 71-КАД21-8-КЗ от 8 сентября 2021 года

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=2036666

Tag: ВС РФ

При смене собственника страховщик может потребовать расторжения договора, если докажет увеличение степени риска, но не может отказать в выплате страхового возмещения.

Per. № 33-3820/2020    Судья: Самсоновой Е.Б

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Санкт-Петербург    11 февраля 2020 года

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Миргородской И.В.

судей     Вологдиной Т.И.,

Хвещенко Е.Р.

при секретаре     Кириной Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы АО «АльфаСтрахование», М.Ф. на решение Ленинского районного суда  от  по гражданскому делу №… по иску М.Ф. к АО «АльфаСтрахование» о взыскании страховой выплаты, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа, взыскания судебных расходов.

Заслушав доклад судьи Миргородской И.В., объяснения представителя истца М.Ф. М.С., представителя ответчика АО «АльфаСтрахование» К.Е., изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

М.Ф. обратилась в Ленинский районный суд  с иском к АО «АльфаСтрахование» о взыскании страхового возмещения в размере 1 532 400 руб., стоимости утраты товарной стоимости в размере 197 125 руб., стоимости затрат на экспертное заключение о стоимости восстановительного ремонта в размере 6 500 руб., стоимости затрат на экспертное заключение об определении величины утраты товарной стоимости в размере 2 500 руб., неустойки в размере 7 108,34 руб., компенсации морального вреда в размере 30 000 руб. и штрафа.

Свои требования истец мотивировала тем, что  А.Н. с ответчиком был заключен договор добровольного имущественного страхования ТС Ауди 6 г.р.з. Х299НО178 по программе Автокаско («Ущерб»+ «Хищение») в период с  по .

 между А.Н. и М.Ф. был заключен договор купли-продажи указанного транспортного средства.

 в 21 час 12 минут на пересечении  и  произошло ДТП с участием транспортного средства автомобиля Ауди 6 г.р.з. Х299НО178.

Истец обратилась к страховщику с заявлением о страховом случае и выплате страхового возмещения, однако получила отказ.

В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции истцом было представлено ходатайство об увеличении исковых требований в части взыскания неустойки в размере 59 236 руб. 15 коп. (л.д. 102-104, т. 1).

Решением Ленинского районного суда  от  исковые требования удовлетворены частично.

С АО «АльфаСтрахование» в пользу М.Ф. взыскано невыплаченное страховое возмещение в размере 1 383 800 руб., расходы на оплату услуг по оценке восстановительного ремонта в сумме 6 500 руб.

В остальной части в иске отказано.

Кроме того, с АО «АльфаСтрахование» в доход бюджета  взыскана государственная пошлина в размере 15 119 руб.

Не согласившись с решением, М.Ф. подала апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить в части отказа взыскания с ответчика в пользу истца неустойки, компенсации морального вреда, штрафа, принять по делу новое решение, которым исковые требования в указанной части удовлетворить.

Не согласившись с решением, представитель АО «АльфаСтрахование» подала апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказать.

Истец М.Ф. на рассмотрение дела в суд апелляционной инстанции не явилась, доверила представлять свои интересы М.С., третье лицо А.М. в суд апелляционной инстанции не явился, о времени и месте судебного заседания стороны извещены надлежащим образом; ходатайств и заявлений об отложении слушания дела, доказательств уважительности причин неявки в судебную коллегию не представили, при таких обстоятельствах, в соответствии со статьей 167, частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя истца М.Ф. М.С., представителя ответчика АО «АльфаСтрахование» К.Е., обсудив доводы апелляционных жалоб, приходит к следующему.

В соответствии с п. 1 ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Согласно п. 2 ст. 9 Закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

В соответствии с пунктом 2 статьи 9 Закона об организации страхового дела под страховым случаем понимается совершившееся событие, предусмотренное договором добровольного страхования имущества, с наступлением которого возникает обязанность страховщика выплатить страховое возмещение лицу, в пользу которого заключен договор страхования (страхователю, выгодоприобретателю).

Согласно пункту 1 статьи 960 Гражданского кодекса Российской Федерации при переходе прав на застрахованное имущество от лица, в интересах которого был заключен договор страхования, к другому лицу права и обязанности по этому договору переходят к лицу, к которому перешли права на имущество, за исключением случаев принудительного изъятия имущества по основаниям, указанным в пункте 2 статьи 235 настоящего Кодекса, и отказа от права собственности (статья 236).

В соответствии с ч. 2 ст. 960 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, к которому перешли права на застрахованное имущество, должно незамедлительно письменно уведомить об этом страховщика.

В силу пунктов 1 и 3 статьи 959 Гражданского кодекса Российской Федерации при несообщении страхователем о ставших ему известными значительных изменениях в обстоятельствах, сообщенных страховщику при заключении договора, если эти изменения могут существенно повлиять на увеличение страхового риска, страховщик вправе потребовать расторжения договора страхования и возмещения убытков, причиненных расторжением договора (пункт 5 статьи 453 Кодекса).

Судом первой инстанции установлено и из материалов дела следует, что  между А.Н. и АО «АльфаСтрахование» был заключен договор добровольного имущественного страхования транспортного средства Ауди 6 г.р.з. Х299НО178 по программе Автокаско («Ущерб»+ «Хищение»), срок действия договора с  по  (л.д. 13, т. 1).

 между А.Н. и М.Ф. был заключен договор купли-продажи указанного транспортного средства.

 в 21 час 12 минут на пересечении Светлановского проспекта и Тихорецкого проспекта в городе Санкт-Петербурге произошло дорожно-транспортное происшествие с участием транспортного средства автомобиля Ауди 6 г.р.з. Х299НО178, которое принадлежит истцу, под управлением А.Н. и Хонды Цивик г.р.з. В182 ЕТ60 под управлением водителя Д.Д., в результате чего ТС Ауди 6 г.р.з. Х299НО178 получило механические повреждения.

А.Н. обратился к страховщику с заявлением о страховом случае, однако получил отказ в выплате страхового возмещения, в связи с тем, что он не является собственником ТС Ауди 6 г.р.з. Х299НО178 (л.д. 147, т. 1).

Истец М.Ф. обратилась в ООО «Экспертный подход», согласно заключению специалиста стоимость устранения повреждений ТС составила 1 532 400 руб., стоимость утраты товарной стоимости составила 197 125 руб. (л.д. 18-96, т. 1)

 М.Ф. ответчику была подана претензия с требованием выплатить страховое возмещение, на которую АО «Альфа страхование» ответило отказом (л.д. 165-167, т. 1).

В ходе рассмотрения дела судом по ходатайству представителя ответчика была назначена судебная автотовароведческая экспертиза с целью определения стоимости поврежденного автомобиля в результате ДТП  (л.д.203-204, т. 1).

Согласно заключению эксперта ООО «ЭЦ Питер-Лекс» №… стоимость восстановительного ремонта ТС Ауди 6 г.р.з. Х299НО178, поврежденного в результате ДТП , как без учета износа, так и с учетом износа составила 1 383 800 руб. (л.д. 231, т. 1), поскольку автомобиль находится на гарантийном обслуживании и к расчету экспертом принято нулевое значение износа ( л.д. 229 т. 1 ).

Разрешая заявленные требования в части взыскания страхового возмещения, суд первой инстанции, руководствуясь вышеприведенными нормами права, оценив представленные доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, учитывая, что обстоятельств, освобождающих страховщика от выплаты страхового возмещения не установлено, пришел к выводу, что причинение автомобилю истца повреждений , то есть в период действия договора страхования, является страховым случаем и влечет обязанность страховщика выплатить истцу страховое возмещение.

Судебная коллегия соглашается с данным выводом суда первой инстанции, поскольку он основан на правильном применении норм материального права, правильной оценке представленных доказательств и подтверждается материалами дела.

В апелляционной жалобе представитель ответчика ссылается на то, что у ответчика не имелось обязанности по выплате страхового возмещения, так как страхователь/выгодоприобретатель в период действия договора имущественного страхования не исполнил обязанность, предусмотренную п. 1 ст. 959 ГК РФ и п. 8.1 Правил страхования по извещению страховщика о переходе права собственности на ТС, что свидетельствует о наличии обстоятельств, увеличивающих степень страхового риска в сравнении с той степенью риска, которая была определена на момент заключения договора страхования.

Судебная коллегия не может согласиться с данными доводами по следующим основаниям.

По смыслу ст. 959 ГК РФ следует, что для страхового обязательства правовые последствия влекут не любые изменения, а лишь носящие существенный характер и увеличивающие установленные для объекта страхования риски.

Между тем, АО «АльфаСтрахование» в нарушение ст. 56 ГПК РФ не были представлены суду доказательства того, что переход права собственности на застрахованное имущество от А.Н. к М.Ф. повлек увеличение страхового риска в период действия договора страхования, то есть такого изменения сообщенных страховщику при его заключении существенных обстоятельств, которое объективно значительно увеличивает вероятность наступления страхового случая и (или) размера убытков от его наступления, учитывая то обстоятельство, что М.Ф., являясь собственником транспортного средства, не является лицом, допущенным к управлению транспортным средством, в отношении которого был заключен договор добровольного страхования.

Лицом, допущенным управлению, остался один А.Н., ранее являвшийся и собственником автомобиля.

Кроме того, в качестве правового последствия нарушения страхователем условия договора об уведомлении страховщика о существенных изменениях названная статья Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает возможность расторжения договора страхования, а не освобождение страховщика от его исполнения при наступившем страховом случае.

Доводы представителя ответчика о том, что суд первой инстанции необоснованно сделал вывод, что ответчиком требований о расторжении договора заявлено не было, подлежат отклонению, поскольку из материалов дела усматривается, что определением Ленинского районного суда  от  встречное исковое заявление АО «АльфаСтрахование» в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ было возвращено по мотиву несоблюдения АО «АльфаСтрахование» досудебного порядка урегулирования спора, предусмотренного п. 2 ст. 450 ГК РФ, доказательств обратного материалы дела не содержат.

Вопреки доводам апелляционной жалобы ответчика судебная коллегия соглашается с размером суммы страхового возмещения, взысканной судом первой инстанции.

Суд первой инстанции на основании экспертного заключения ООО «ЭЦ Питер-Лекс» №… правильно определил размер взыскиваемой суммы, с учетом цен на запасные части и работы официального дилера АУДИ, поскольку автомобиль 2017 года выпуска, находился на гарантии завода-изготовителя, а в соответствии с п. 10.11.2 Правил страхования средств наземного транспорта от , действующих у ответчика, предусмотрен способ возмещения ущерба в виде направления застрахованного автомобиля для ремонта на авторизованной производителем СТОА (л.д. 125, т. 1).

При таких обстоятельствах, судебная коллегия не находит оснований для вычета франшизы, которая подлежала бы удержанию в случае выплаты страхового возмещения в денежном выражении, так как условиями договора не предусмотрено, что в случае направления застрахованного автомобиля для восстановительного ремонта на СТОА применяется безусловная франшиза.

Кроме того, учитывая вышеизложенное, Положение Банка России от  N 432-П «Об единой методике определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства» в данном случае применению не подлежит.

Разрешая спор в части взыскания неустойки, компенсации морального вреда и штрафа на основании Закона РФ «О защите прав потребителей», суд первой инстанции исходил из того, что договор страхования М.Ф. с АО «АльфаСтрахования» не заключала, на основании чего пришел к выводу, что удовлетворению в этой части заявленные требования не подлежат.

Судебная коллегия не может согласиться с данным выводом суда по следующим основаниям.

Судом установлено, что перемена стороны в договоре страхования произошла в силу закона (статьи 960 п. 1 ГК РФ), договор страхования на момент перехода права собственности на автомобиль не прекратил своего действия, права и вытекающие из него обязанности, включая право на получение страхового возмещения, перешли к М.Ф., как к новому собственнику.

Согласно п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от  N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при отнесении споров к сфере регулирования Закона о защите прав потребителей следует учитывать, что:

а) исходя из преамбулы Закона о защите прав потребителей и статьи 9 Федерального закона от  N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» правами, предоставленными потребителю Законом и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами, а также правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации пользуется не только гражданин, который имеет намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий товары (работы, услуги), но и гражданин, который использует приобретенные (заказанные) вследствие таких отношений товары (работы, услуги) на законном основании (наследник, а также лицо, которому вещь была отчуждена впоследствии, и т.п.).

Поскольку материалами дела подтверждается, что автомобиль приобретен истцом на законном основании, на момент дорожно-транспортного происшествия использовался в личных целях, на истца в полной мере распространяются права потребителя, предусмотренные Законом о защите прав потребителей.

Учитывая, что судом установлен факт нарушения ответчиком обязательства по выплате страхового возмещения судебная коллегия полагает необходимым взыскать с ответчика в пользу истца неустойку в соответствии с п. 5 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей».

При разрешении требований М.Ф. о взыскании с ответчика неустойки следует руководствоваться разъяснениями, содержащимися в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от дата N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», п. 5 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей», п. 16 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан (утв. Президиумом Верховного Суда РФ дата).

С учетом того, что цена страховой услуги определяется размером страховой премии (пункт 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от дата N 20), размер подлежащей в пользу истца неустойки подлежит ограничению суммой страховой премии равной 59236,15 руб.

Оснований для снижения размера неустойки судебная коллегия не усматривает.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ в пункте 45 Постановления от  N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.

Поскольку в ходе апелляционного рассмотрения судом установлен факт нарушения прав М.Ф. как потребителя действиями АО «АльфаСтрахование», выплата страхового возмещения ответчиком в добровольном порядке не произведена, судебная коллегия, руководствуясь положениями ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителя», разъяснениями п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от  N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», приходит к выводу о необходимости удовлетворения исковых требований в части взыскания компенсации морального вреда.

С учетом конкретных обстоятельств дела, принципа разумности и справедливости, судебная коллегия полагает необходимым взыскать с АО «АльфаСтрахование» в пользу истца в качестве компенсации морального вреда денежные средства в размере 5 000 руб.

В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Таким образом, размер штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя составляет 727 268 руб.

В соответствии со статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении.

Разрешая спор в части взыскиваемого штрафа, учитывая, что в суде первой инстанции ответчиком было заявлено ходатайство о снижении размера неустойки и штрафа (л.д. 113), судебная коллегия, принимая во внимание характер обязательства, соразмерность суммы неустойки последствиям его нарушения, компенсационный характер неустойки, необходимость соблюдения баланса между применяемой к ответчику мерой ответственности и последствиями ненадлежащего исполнения им обязательства, применив положения ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, приходит к выводу о возможности уменьшения подлежащего взысканию с АО «АльфаСтрахование» в пользу М.Ф. штрафа до 500 000 руб.

В соответствии со ст.103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с ответчика в доход бюджета Санкт-Петербурга подлежит взысканию государственная пошлина пропорционально удовлетворенным исковым требованиям в размере 9092,36 руб.

Руководствуясь положениями ст.ст. 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Ленинского районного суда  от  отменить в части отказа истцу в иске о взыскании неустойки, компенсации морального вреда и штрафа.

Взыскать с АО «АльфаСтрахование» в пользу М.Ф. неустойку в размере 59 236 рублей 15 копеек, компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей, штраф в размере 500 000 рублей.

Взыскать с АО «АльфаСтрахование» в доход бюджета  государственную пошлину в размере 9092,36 руб.

В остальной части решение оставить без изменения, апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Председательствующий:        

Судьи:

суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Частью первой статьи 79 ГПК РФ установлено, что при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно- экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

В силу абзаца второго части второй статьи 85 ГПК РФ эксперт или судебно-экспертное учреждение не вправе отказаться от проведения порученной им экспертизы в установленный судом срок, мотивируя это отказом стороны произвести оплату экспертизы до её проведения. В случае отказа стороны от предварительной оплаты экспертизы эксперт или судебно- экспертное учреждение обязаны провести назначенную судом экспертизу и вместе с заявлением о возмещении понесённых расходов направить заключение эксперта в суд с документами, подтверждающими расходы на проведение экспертизы, для решения судом вопроса о возмещении этих расходов соответствующей стороной с учетом положений части первой статьи 96 и статьи 98 указанного Кодекса.

В соответствии с частью первой статьи 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Согласно абзацу второму статьи 94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся, в том числе, суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам.

Частью первой статьи 96 ГПК РФ (в редакции, действовавшей на день вынесения судом определения о назначении по делу экспертизы — 15 марта 2016 г.) предусмотрено, что денежные суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам и специалистам, или другие связанные с рассмотрением дела расходы, признанные судом необходимыми, предварительно вносятся на счет, открытый в порядке, установленном бюджетным законодательством Российской Федерации, соответственно Верховному Суду Российской

page6image1081418880

Федерации, верховному суду республики, краевому, областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду, управлению Судебного департамента в субъекте Российской Федерации, а также органу, осуществляющему организационное обеспечение деятельности мировых судей, стороной, заявившей соответствующую просьбу. В случае, если указанная просьба заявлена обеими сторонами, требуемые суммы вносятся сторонами в равных частях.

В случае, если вызов свидетелей, назначение экспертов, привлечение специалистов и другие действия, подлежащие оплате, осуществляются по инициативе суда, соответствующие расходы возмещаются за счёт средств федерального бюджета (часть 2 статьи 96 ГПК РФ).

Суд, а также мировой судья может освободить гражданина с учётом его имущественного положения от уплаты расходов, предусмотренных частью 1 статьи 96 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, или уменьшить их размер. В этом случае расходы возмещаются за счет средств соответствующего бюджета (часть 3 статьи 96 ГПК РФ).

По общему правилу, установленному частью первой статьи 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесённые по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 указанного Кодекса.

В пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 г. No 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» разъяснено, что, разрешая вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек, суд не вправе уменьшать его произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов (часть 3 статьи 111 АПК РФ, часть 4 статьи 1 ГПК РФ, часть 4 статьи 2 КАС РФ). Вместе с тем в целях реализации задачи судопроизводства по справедливому публичному судебному разбирательству, обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон (статьи 2, 35 ГПК РФ, статьи 3, 45 КАС РФ, статьи 2, 41 АПК РФ) суд вправе уменьшить размер судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, если заявленная к взысканию сумма издержек, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный (чрезмерный) характер.

Таким образом положениями статьи 96 ГПК РФ с учётом разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации предусмотрена возможность освободить гражданина от уплаты расходов, предусмотренных частью 1 статьи 96 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, или уменьшить их размер исходя из его имущественного положения. Следовательно, суду при решении вопроса о возмещении стороной судебных расходов следует учитывать имущественное положение лица, на которого возложена обязанность по возмещению таких расходов.

В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Определение Верховного Суда РФ 48-КГ20-16-К7 от 1 февраля 2021 

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1967010

Запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

В соответствии с частью 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Лицо, представляющее аудиозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (статья 77 названного кодекса).

Таким образом, аудиозаписи отнесены Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации к самостоятельным средствам доказывания, в связи с чем истица в обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, вправе ссылаться на аудиозапись беседы с ними.

При этом истицей суду были представлены исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Шишкина (Белан) Е.С. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров со Страховой Е.В.

Исходя из изложенного, вывод суда апелляционной инстанции о том, что представленные истицей аудиозаписи не соответствуют требованиям о допустимости доказательств, не основан на законе.

В обоснование недопустимости аудиозаписи телефонного разговора суд сослался на пункт 8 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. No 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», согласно которому запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между истицей и ответчицей была сделана первой без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Шишкиной (Белан) Е.С, что недопустимо в силу вышеприведенной нормы закона.

При этом не было учтено, что запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

Определение Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г.ДелоNo35-КГ16-18

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1502686

За вред причиненный вылетевшим из под колес предметом виновник отвечает на общих основаниях

Согласно пункту 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причинённый источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Вместе с тем в соответствии с пунктом 3 этой же статьи вред, причинённый в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (статья 1064).
Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причинённый личности или имуществу гражданина, а также вред, причинённый имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объёме лицом, причинившим вред.
Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинён не по его вине.
В силу положений статьи 211 названного кодекса риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несёт его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором.
Из приведённых положений закона следует, что вред, причинённый вследствие вредоносных свойств источника повышенной опасности, возмещается его владельцем независимо от вины.
Однако при взаимодействии источников повышенной опасности их владельцы отвечают друг перед другом на общих основаниях и обязательным условием для возложения ответственности является наличие вины в причинении вреда. В отсутствие вины риск случайного повреждения имущества несёт его собственник.
При этом под взаимодействием источников повышенной опасности следует понимать не только их непосредственный контакт друг с другом, но и любое воздействие друг на друга, в том числе и опосредованное, которое является следствием их эксплуатации, связанной с повышенной опасностью такой деятельности со стороны обоих владельцев.
Как следует из судебных постановлений, повреждение автомобиля истца произошло при движении автомобилей в попутном направлении вследствие выброса из-под колеса автомобиля ответчика случайно оказавшегося на проезжей части металлического предмета. Указанный выше металлический предмет не являлся деталью автомобиля ответчика.
Нарушений Комаровым И.В. правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, небрежности или неосмотрительности с его стороны судами не установлено.
При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что выводы судов апелляционной и кассационной инстанций о возложении на Комарову Е.С. обязанности возместить истцу ущерб независимо от вины основаны на неправильном применении указанных выше норм права.

Определение Верховного Суда РФ от 10 августа 2021 г. 59-КГ-21-2-К9

https://base.garant.ru/402661604/

Tags: ВС РФ, ДТП

В соответствии с Единой методикой в основу формирования справочников должны быть положены сведения о ценах, собранные в городах с численностью населения не менее одного миллиона человек и во всех административных центрах субъектов Российской Федерации по каждому экономическому региону. Однако сформированные РСА справочники основаны на исследовании цен, проведенном лишь в 11 городах.

Антимонопольным органом установлено, что справочники утверждены Президиумом РСА 16.10.2014 и применялись при определении стоимости восстановительного ремонта транспортных средств в период с 01.12.2014 по01.05.2015.

Согласно выводам антимонопольного органа, при исследовании цен на запасные части, материалы и нормочасы работ РСА использовалась иная методика, чем установлено Положением о единой методике определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, утвержденным Банком России 19.09.2014 No 432-П (далее – Единая методика). Кроме того, по результатам сопоставления информации онлайн-сервиса РСА с информацией официальных дилеров о закупке и реализации запасных частей, а также с информацией о ценах, представленной на сайте http://www.exist.ru/, антимонопольным органом установлено, что цены отдельных запасных частей и нормочасы из онлайн-сервиса существенно ниже цен, сложившихся на рынке.

На этом основании антимонопольный орган заключил, что полномочия по разработке методологического обеспечения формирования справочников, по сбору и обработке первичной информации по ценам на запасные части, материалы и нормочасы работ, а также по определению средней стоимости запасных частей, материалов и нормочаса работ при определении размера расходов на восстановительный ремонт использовались РСА при отсутствии надлежащего контроля.

…….

Судом первой инстанции установлено, что в соответствии с Единой методикой в основу формирования справочников должны быть положены сведения о ценах, собранные в городах с численностью населения не менее одного миллиона человек и во всех административных центрах субъектов Российской Федерации по каждому экономическому региону. Однако сформированные РСА справочники основаны на исследовании цен, проведенном лишь в 11 городах. При этом невозможно провести проверку соответствия средней стоимости запасных частей и материалов, содержащихся в них источникам получения РСА информации.
На основании представленных в материалы дела доказательств судом первой инстанции также установлено, что ценовая информация, необходимая для определения размера расходов на восстановительный ремонт была скорректирована в сторону уменьшения за счет применения к стоимости материалов возможных скидок, предоставляемых сервисным ремонтным предприятиям (оптовым покупателям). Однако пунктом 7.2.3. Единой методики предусмотрено применение скидок к розничным ценам, по которым услуги по ремонту оказываются потребителям и оплачиваются гражданами.
Суд первой инстанции счел доказанным и то обстоятельство, что цены отдельных запасных частей и нормочаса, указанных в справочниках, оказались существенно ниже цен, сложившихся на рынке. Это обстоятельство в совокупности с изложенным выше ведет к экономически необоснованному занижению страховых выплат потребителям (страхователям).
Вопреки части 2 статьи 10 Закона о защите конкуренции, со стороны РСА данные обстоятельства не опровергнуты и не представлены доказательства, которые бы свидетельствовали о том, что действия РСА при формировании справочников носили экономически обоснованный характер.
Принимая во внимание изложенное, следует признать правильным вывод суда первой инстанции о том, что заявитель оказал влияние на достоверность определения размера расходов на восстановительный ремонт транспортных средств, действуя к выгоде страховщиков, чьим коллективным представителем (объединением) РСА является в силу закона и своих учредительных документов, и в ущерб потребителям финансовой услуги – владельцам транспортных средств (страхователям).

Таким образом, действия РСА правомерно квалифицированы антимонопольным органом в качестве антиконкурентного и недобросовестного поведения, затрагивающего права и законные интересы неопределенного круга потребителей.
При таком положении Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает, что оспариваемые судебные акты арбитражных судов апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как принятые с существенным нарушением норм материального права, а решение суда первой инстанции – оставлению в силе.

 

Определение Верховного Суда РФ от 16.03.2018 No 306-КГ17-17947 Дело No А65-16238/2016

http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/8740b149-40f3-4115-b72c-468f2c98e89d/A65-16238-2016_20180316_Opredelenie.pdf

 

В соответствии с пунктом 3 статьи 12.1 Закона об ОСАГО независимая техническая экспертиза проводится с использованием единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, которая утверждается Банком России.
Единая методика определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, утверждена Положением Центрального Банка Российской Федерации от 19.09.2014 N 432-П (далее — Единая методика) (зарегистрировано в Минюсте России от 03.10.2014г. No34245).
Вышеуказанная единая методика содержит в частности:
— порядок расчета размера расходов на материалы, запасные части, оплату работ, связанных с восстановительным ремонтом поврежденного транспортного средства;
— порядок расчета размера износа подлежащих замене комплектующих изделий (деталей, узлов, агрегатов), в том числе номенклатуру комплектующих изделий (деталей, узлов, агрегатов), на которые при расчете размера расходов на восстановительный ремонт устанавливается нулевой значение износа;
— номенклатура комплектующих изделий (деталей, узлов, агрегатов), для которых устанавливается;
— порядок расчета стоимости годных остатков в случае полной гибели транспортного средства;
— определение стоимости транспортного средства до повреждения;
— порядок формирования и утверждения справочников средней стоимости запасных частей, материалов и нормо-часа работ при определении размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства с учетом установленных границ региональных товарных рынков (экономических регионов).
Главой 7 единой методики установлен Порядок формирования и утверждения справочников средней стоимости запасных частей, материалов и нормо-часа работ при определении размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства с учетом установленных границ региональных товарных рынков (экономических регионов).
Так, согласно пункту 7.4 Единой методики — Справочники формируются и утверждаются профессиональным объединением страховщиков, созданным в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», с учетом границ экономических регионов Российской Федерации, указанных в приложении 4 к настоящей Методике.
Как установлено судом, Банк России вышеуказанной Методикой наделил профессиональное объединение страховщиков (Российский союз автостраховщиков) полномочиями по формированию Справочников.

Пунктом 7.2.1 Методики определено, что для установления средних цен на запасные части должно быть исследовано предложение по ценам: в городах Москве и Санкт-Петербурге — не менее 15 магазинов, в городах с численностью населения не менее одного миллиона человек — не менее 10 магазинов; в остальных административных центрах субъектов Российской Федерации — не менее 8 магазинов. Также, установлено, что переход от «базовых» стоимостей Центрального экономического региона к ценам других регионов производится через расчет коэффициентов. Коэффициенты для каждого экономического региона рассчитываются на основании результатов маркетингового регионального исследования путем сравнения расчетного и полученного в результате наблюдения показателей. При отсутствии сведений о какой-либо марке в определенном экономическом регионе (марка в соответствующем регионе не представлена) используется коэффициент 1,0.
Таким образом, установленный Банком России Порядок предусматривает проведение исследования цен в городах с численностью населения не менее одного миллиона человек и во всех административных центрах субъектов Российской Федерации по каждому экономическому региону, а в случае, если цены на конкретную запасную часть в экономическом регионе не выявлены, то применяются «базовые» стоимости Центрального экономического региона, скорректированные на расчетный коэффициент на основании маркетингового регионального исследования.
Как следует из материалов дела, представленные Российским союзом автостраховщиков документы свидетельствуют о том, что при исследовании цен на запасные части и нормочасы работ Союзом вышеуказанный порядок не соблюдался.
В частности установлено, что Справочники были сформированы на основании результатов исследований, проведенных в мае-июне 2014 года, т.е. до утверждения Методики Банком России.
Согласно представленным материалам, Работы по проведению исследований и формированию справочников были выполнены ЗАО «Центр Информационных технологий «Автоинжиринг» на основании договора от 5 мая 2014 года No21/14 (далее — Договор No21/14).
Согласно пункту 3.1.1. Договора No21/14 Исполнитель (ЗАО «Центр Информационных технологий «Автоинжиринг») обязан выполнить работы в соответствии с Техническим заданием (Приложение No2 к настоящему Договору) и передать Заказчику (РСА) результаты работ.
В соответствии с техническим заданием в Центральном экономическом регионе исследование проводится в Москве и Московской области, в Северо-Западном -в Санкт- Петербурге, в Северном — в Архангельске (при этом отмечено, что если невозможно получить информацию о ценах, то следует применять справочники Северо-Западного экономического региона), в Волго-Вятском — в Нижнем Новгороде, в Центральном-Черноземном — в Воронежской области, в Поволжском — в Самаре и Тольяти, в Северо-Кавказском — в Ростове-на-Дону, в Уральском — в Екатеринбурге, в Западно-Сибирском — в Новосибирске, в Восточно-Сибирском — в Красноярске. Так же, отмечено, что в Дальневосточном регионе следует применять справочники Северо-Восточного региона, а в Калининградском — Северо-Западного.
Таким образом, в основу формирования Справочников согласно Методике Банка России должны были быть положены 85 административных центра. Однако, техническое задание, разработанное Российским союзом автостраховщиков, устанавливает провести исследование лишь в 11 городах (Приложение No3). Кроме того, техническим заданием не определено количество магазинов, в которых должно проводится исследование цен на запасные части в экономических регионах.
Вместе с тем, установленные в техническом задании границы региональных товарных рынков (экономических регионов) являются укрупненными и не отражают разницу в стоимости запасных частей или работ применительно конкретному субъекту РФ, его удаленности от соответствующих товарных рынков и/или общего уровня цен в соответствующем субъекте РФ.
Как следует из материалов дела, решение об утверждении Справочников и о начале их применения с 01 декабря 2014 года было принято Президиумом РСА 16 октября 2014 года.
Как установлено, исследование проводилось в период с мая по июнь 2014 года. При этом дата начала действия Положения о единой методике определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, утвержденного банком России 19.09.2014г. No432-П – 17 октября 2014 года.
Из изложенного следует вывод что, Справочники были сформированы на основании результатов исследований, проведенных в мае-июне 2014 года, т.е. до утверждения Методики Банком России, при этом, при исследовании цен на запасные части, материалы и нормчасы работ применялась методика, не соответствующая методике, утвержденной Банком России.
В 2015 году Российским союзом автостраховщиков произведена актуализация Справочников на основании заключенного договора от 02 февраля 2015 года No2599-Э с ЗАО «Центр Информационных технологий «Автоинжиринг». При этом, представленные Российским союзом автостраховщиков документы свидетельствуют о том, что ЗАО «Центр Информационных технологий «Автоинжиринг» производило исследование также в разрез положениям главы 7 Методики, по аналогии с предыдущим периодом.
Кроме того, Справочники не позволяют провести проверку соответствия средней стоимости запасных частей и материалов, содержащихся в них источникам получения РСА информации.
На невозможность проведения проверки достоверности сведений представленных в Справочниках указывает Российский союз автостраховщиков в своем ответе от 09.11.2015г. No13834, из которого следует, что передача сведений об информационных источниках, использованных при проведении указанных исследований данных, необходимой для получения внесенных в Справочники стоимостных показателей, равно как и информации о торговых организациях, Положением Банка России не предусмотрена.
Аналогичный ответ содержится в письме на судебный запрос Мирового судьи судебного участка No4 по Авиастроительному району города Казани (исх. NoИ-74330 от 14.10.2015г.), представленном физическим лицом в обращении (вх.609 от 22.01.2016г.). Из вышеуказанного письма следует, что информацию об исследовательской части справочников о том, по каким источникам определялись цены на запасные части, приведенные в справочнике РСА представить невозможно, в связи с тем, что процедура обратной информации не предусмотрена методикой формирования справочников средней стоимости запасных частей, материалов, нормо-часов работ при восстановительном ремонте транспортных средств.
Из оспариваемого решения следует, что информация, представленная в отчете «Отчет по результатам проведенного в ходе второго этапа исследования для определения средней стоимости материалов при определении размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства» свидетельствует о том, что ЗАО «Центр информационных технологий «Автоинжиниринг» производилась корректировка справочной стоимости материалов исходя из возможных скидок, предоставленных сервисным предприятиям, осуществляющим восстановительный ремонт ТС и являющимися оптовыми покупателями.
Между тем антимонопольный орган указал, что, в соответствии с пунктом 7.2.3. Положения о единой методике стоимость на единицу материала устанавливается исходя из рекомендуемой розничной цены официальных поставщиков (представительств производителей) на территории Российской Федерации. При отсутствий официального представителя производителя материала или наличии нескольких доставщиков в качестве средней принимается минимальная рекомендованная розничная цена.
Средняя стоимость в Справочнике формируется с учетом применения скидки к рекомендованной розничной цене в размере до 35 процентов, учитывая, что более половины ремонтов осуществляются ремонтными организациями, приобретающими материалы по оптовым ценам.; Размер скидки для справочника определяется выборочным исследованием в торговых точках по Центральному экономическому региону и анализом оплаченных счетов (заказ-нарядов) по восстановительному ремонту транспортных средств.
Учитывая вышеизложенное, корректировка цен при формировании справочника средней стоимости материалов исходя из возможных скидок допускается только к рекомендованным розничным ценам, а не отпускным ценам поставщиков (производителей). Согласно абзацу 4 пункта 7.2.3. Положения о единой методике итоговый перечень материалов, включаемых в Справочник, определяется по информации поставщиков (представительств производителей).
Как уже было отмечено, По результатам сопоставления информации Онлайн-сервиса (http://prices.autoins.ru/priceAutoParts/), информации официальных дилеров о закупке и реализации
запасных частей, а также информации о ценах, представленной на сайте http://www.exist.ru/ установлено, что цены отдельных запасных частей и норм часов из Онлайн-сервиса существенно ниже цен, сложившихся на рынке.
Однако при соблюдении порядка формирования Справочников цены должны быть актуальными и отражать действительную ситуацию, сложившуюся на потребительском рынке запасных частей.
Наличие недостоверных сведений о стоимости восстановительного ремонта в Справочниках подтверждается позицией ФБУ Российский федеральный центр судебной экспертизы при Минюсте РФ (письмо от 22.01.2015г. No23-30), где руководителям региональных центров судебных экспертиз рекомендовано не использовать Справочники, в которых либо отсутствуют ссылки на источники информации, либо цены в которых отличаются более чем на 10% от цен в соответствующем регионе.
При вышеизложенных обстоятельствах, суд соглашается с выводами антимонопольного органа, что Российский союз автостраховщиков имеет возможность оказывать влияние на определение размера расходов на восстановительный ремонт транспортных средств, устанавливая в Справочниках значения средней стоимости запасных частей, материалов и нормчаса работ ниже фактически действующих на рынке услуг по ремонту транспортных средств цен.
На основании изложенного, суд приходит к выводу, что действия Российского союза автостраховщиков, занимающего доминирующее положение на рынке предоставления электронных баз данных о средних ценах на запасные части, материалы и нормо-часа работ при определении размера расходов на восстановительный ремонт поврежденного транспортного средства, выразившиеся в нарушении порядка формировании Справочников средней стоимости запасных частей, материалов и нормо-часа работ, установленного Банком России, которые приводят или могут привести к экономически необоснованным выплатам страховщиками потерпевшим сумм ущерба по договорам обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО) и ущемлению интересов неопределенного круга лиц, являются нарушением части 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006г. No135-Ф3 «О защите конкуренции».

Решение Арбитражный суд Республики Татарстан от 28 февраля 2017 года

http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/ee522f97-0c48-4fa3-b7a2-e4c06e1edf1c/f10c8a03-6ad0-434e-b9e9-456bec3909c9/A65-16238-2016_20170228_Reshenie.pdf

Юридическая конструкция понятия «источник повышенной опасности», а также особенности возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности, закреплены в нормах Гражданского кодекса.

Юридическая конструкция понятия «источник повышенной опасности», а также особенности возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности, закреплены в нормах Гражданского кодекса.

Согласно пункту 1 статьи 1079 Гражданского кодекса юридические лица
и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.
Верховный Суд Российской Федерации также неоднократно указывал на то, что эксплуатируемые колесные транспортные средства (в частности, автомобили) являются источником повышенной опасности (Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.12.2017 No 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», от 25.06.2019 No 20 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» и др.).
При рассмотрении настоящего дела суды пришли к выводу, в соответствии с которым в результате наезда транспортного средства ООО «РентраТрак» на препятствия был причинен ущерб транспортным средствам, принадлежащим АО «ААГ», то есть произошло взаимодействие транспортных средств — источников повышенной опасности.
В соответствии с пунктом 3 статьи 1079 Гражданского кодекса вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (статья 1064).
Применив к настоящему случаю положения пункта 3 статьи 1079 Гражданского кодекса, суды указали на то, что согласно пунктам 1 и 2 статьи 1064 Гражданского кодекса вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического
лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.
Поскольку вина водителя ООО «РентаТрак» установлена не была, в соответствии с положениями статьи 1064 Гражданского кодекса основания для удовлетворения иска страховщика, как указали суды, отсутствуют.
Между тем под взаимодействием источников повышенной опасности следует понимать не только их непосредственный контакт друг с другом, но и любое воздействие друг на друга, в том числе и опосредованное, которое является следствием их эксплуатации, связанной с повышенной опасностью такой деятельности со стороны обоих владельцев.
Таким образом, учитывая положения статьи 1079 Гражданского кодекса, транспортное средство может считаться источником повышенной опасности только во время его эксплуатации, поскольку именно тогда создается угроза повышенной опасности для окружающих лиц и их имущества.
Поскольку факт эксплуатации имущества (транспортные средства), принадлежащего АО «ААГ», не установлен, такое имущество, размещенное на стоянке, не может считаться источником повышенной опасности.
В данном случае судами не установлено взаимодействие двух источников повышенной опасности, повреждения, полученные имуществом АО «ААГ», не являлись следствием его эксплуатации, возникли в результате эксплуатации источника повышенной опасности, принадлежащего ООО «РентаТрак», АО «ААГ» не является лицом, деятельность которого была связана с повышенной опасностью для окружающих, то есть лицом, несущим ответственность в соответствии с положениями статьи 1079 Гражданского кодекса. Следовательно, ссылка судов на правовую позицию, содержащуюся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 10.08.2021 No 59-КГ21-2-К9, не является верной.

Определение ВС РФ А40-204329/2020

https://ras.arbitr.ru/Document/Pdf/c0ce91e8-c81d-4b99-977c-5f2dbeeb8c65/3ea74f63-95ec-4332-b8bf-84297ce88c66/А40-204329-2020__20220608.pdf?isAddStamp=True

В то же время, определяя размер присуждения денежных средств на случай неисполнения судебного акта, суд должен принимать во внимание степень затруднительности исполнения судебного акта, возможность ответчика по его добровольному исполнению, имущественное положение ответчика и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Согласно пункту 1 статьи 308.3 ГК РФ размер судебной неустойки подлежит определению судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 данного Кодекса).

При определении размера присуждаемой денежной суммы суду следует исходить из того, что исполнение судебного акта должно для ответчика оказаться более выгодным, чем его неисполнение. В то же время, определяя размер присуждения денежных средств на случай неисполнения судебного акта, суд должен принимать во внимание степень затруднительности исполнения судебного акта, возможность ответчика по его добровольному исполнению, имущественное положение ответчика и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

По смыслу разъяснений, приведенных в пункте 34 постановления Пленума No 7, при наличии обстоятельств, объективно препятствующих исполнению судебного акта о понуждении к исполнению в натуре в установленный судом срок (пункт 3 статьи 401 ГК РФ), а также с момента незаконного отказа кредитора от принятия предложенного должником надлежащего исполнения (статья 406 ГК РФ) должник не обязан уплачивать судебную неустойку.

В том случае, если имеются обстоятельства, объективно препятствующие исполнению обязательства, в том числе зависящие исключительно от воли третьего лица, кредитор вправе требовать взыскания с должника убытков, причиненных неисполнением обязательства (статьи 15, 396 ГК РФ).

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 15 марта 2018 г. N 305-ЭС17-17260
http://kad.arbitr.ru/Kad/Card?number=А40-28789%2F2014