Кодификация

Цель данного проекта это — систематизация нормативных актов затрагивающих правовую отрасль страхования. На первом этапе происходит обобщение судебной практики. Второй этап предусматривает анализ накопленного материала. На заключительном этапе предусмотрен издание материала в электронном и бумажном виде.

По вопросам помощи проекту или участия пишите на medved01 (собака) medved01.ru

Административные правонарушения (КоАП РФ)

Процессуальные вопросы

Вопросы касающиеся ОСАГО

Вопросы добровольного страхования (КАСКО, страхование жизни и пр)


 

Административные правонарушения (2)

Преимуществом (приоритетом) признается право на первоочередное движение в намеченном направлении по отношению к другим участникам движения.

Согласно пункту 8.8 Правил дорожного движения, нарушение которого вменено Ростовскому С.В., при повороте налево или развороте вне перекрестка водитель безрельсового транспортного средства обязан уступить дорогу встречным транспортным средствам и трамваю попутного направления.

В силу пункта 1.2 Правил дорожного движения уступить дорогу (не создавать помех) — требование, означающее, что участник дорожного движения не должен начинать, возобновлять или продолжать движение, осуществлять какой-либо маневр, если это может вынудить других участников движения, имеющих по отношению к нему преимущество, изменить направление движения или скорость.

Преимуществом (приоритетом) признается право на первоочередное движение в намеченном направлении по отношению к другим участникам движения.

В ходе производства по делу должностным лицом и судебными инстанциями установлено, что Ростовский С.В., управляя транспортным средством «Ситроен С4», следовал в с. Богатое Богатовского района Самарской области по ул. Строителей в направлении от железнодорожного переезда. В районе д. 118 по ул. Строителей при выполнении Ростовским С.В. поворота налево на прилегающую территорию произошло столкновение с автомобилем «…», под управлением Яковлева Ю.А., который двигался во встречном направлении по обочине, выделенной с помощью разметки 1.2.1 Приложения № 2 к Правилам дорожного движения.

То обстоятельство, что водитель автомобиля «…» осуществлял движение по обочине, подтверждается объяснениями Я., Р., Я., Яковлева Ю.А., Ростовского С.В., В., а также фотоматериалами и схемой места дорожно-транспортного происшествия, в которой место столкновения зафиксировано на обочине, при этом с содержанием схемы участники дорожно-транспортного происшествия были ознакомлены и согласны (л.д. 10-13, 15-24).

Вместе с тем в соответствии с пунктом 9.9 Правил дорожного движения движение транспортных средств по обочинам запрещено.

Согласно пункту 1.2 Правил дорожного движения обочиной является элемент дороги, примыкающий непосредственно к проезжей части на одном уровне с ней, отличающийся типом покрытия или выделенный с помощью разметки 1.2.1 либо 1.2.2, используемый для движения, остановки и стоянки в соответствии с Правилами.

В данной дорожной ситуации водитель автомобиля «…» Яковлев Ю.А., движущийся по обочине, не имел преимущественного права движения, а у водителя автомобиля «…» Ростовского С.В. при повороте налево на прилегающую территорию вне перекрестка отсутствовала обязанность уступить дорогу движущемуся по обочине во встречном направлении транспортному средству, под управлением Яковлева Ю.А.

Постановление Верховного Суда РФ от 4 сентября 2015 г. N 46-АД15-29
http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1370402

Субъектом административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 КоАП РЫ является водитель транспортного средства.

В соответствии со статьей 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

Согласно статье 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в числе иных обстоятельств по делу об административном правонарушении выяснению подлежит наличие события административного правонарушения; лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые названным Кодексом или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, а также его виновность в совершении административного правонарушения.

Субъектом административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, является водитель транспортного средства.

В силу пункта 1.2 Правил дорожного движения водителем признается лицо, управляющее каким-либо транспортным средством.

При определении субъекта административного правонарушения, предусмотренного главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, следует учитывать, что водителем является лицо, управляющее транспортным средством, независимо от того, имеется ли у него право управления транспортными средствами всех категорий или только определенной категории либо такое право отсутствует вообще (пункт 1постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

При этом обязательным условием правильной квалификации действий (бездействий) лица по части 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях является установление законности требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Постановление Верховного Суда РФ от 3 декабря 2018 г. N 67-АД18-20

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1715648

КАСКО (1)

При смене собственника страховщик может потребовать расторжения договора, если докажет увеличение степени риска, но не может отказать в выплате страхового возмещения.

Per. № 33-3820/2020    Судья: Самсоновой Е.Б

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Санкт-Петербург    11 февраля 2020 года

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Миргородской И.В.

судей     Вологдиной Т.И.,

Хвещенко Е.Р.

при секретаре     Кириной Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы АО «АльфаСтрахование», М.Ф. на решение Ленинского районного суда  от  по гражданскому делу №… по иску М.Ф. к АО «АльфаСтрахование» о взыскании страховой выплаты, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа, взыскания судебных расходов.

Заслушав доклад судьи Миргородской И.В., объяснения представителя истца М.Ф. М.С., представителя ответчика АО «АльфаСтрахование» К.Е., изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

М.Ф. обратилась в Ленинский районный суд  с иском к АО «АльфаСтрахование» о взыскании страхового возмещения в размере 1 532 400 руб., стоимости утраты товарной стоимости в размере 197 125 руб., стоимости затрат на экспертное заключение о стоимости восстановительного ремонта в размере 6 500 руб., стоимости затрат на экспертное заключение об определении величины утраты товарной стоимости в размере 2 500 руб., неустойки в размере 7 108,34 руб., компенсации морального вреда в размере 30 000 руб. и штрафа.

Свои требования истец мотивировала тем, что  А.Н. с ответчиком был заключен договор добровольного имущественного страхования ТС Ауди 6 г.р.з. Х299НО178 по программе Автокаско («Ущерб»+ «Хищение») в период с  по .

 между А.Н. и М.Ф. был заключен договор купли-продажи указанного транспортного средства.

 в 21 час 12 минут на пересечении  и  произошло ДТП с участием транспортного средства автомобиля Ауди 6 г.р.з. Х299НО178.

Истец обратилась к страховщику с заявлением о страховом случае и выплате страхового возмещения, однако получила отказ.

В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции истцом было представлено ходатайство об увеличении исковых требований в части взыскания неустойки в размере 59 236 руб. 15 коп. (л.д. 102-104, т. 1).

Решением Ленинского районного суда  от  исковые требования удовлетворены частично.

С АО «АльфаСтрахование» в пользу М.Ф. взыскано невыплаченное страховое возмещение в размере 1 383 800 руб., расходы на оплату услуг по оценке восстановительного ремонта в сумме 6 500 руб.

В остальной части в иске отказано.

Кроме того, с АО «АльфаСтрахование» в доход бюджета  взыскана государственная пошлина в размере 15 119 руб.

Не согласившись с решением, М.Ф. подала апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить в части отказа взыскания с ответчика в пользу истца неустойки, компенсации морального вреда, штрафа, принять по делу новое решение, которым исковые требования в указанной части удовлетворить.

Не согласившись с решением, представитель АО «АльфаСтрахование» подала апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказать.

Истец М.Ф. на рассмотрение дела в суд апелляционной инстанции не явилась, доверила представлять свои интересы М.С., третье лицо А.М. в суд апелляционной инстанции не явился, о времени и месте судебного заседания стороны извещены надлежащим образом; ходатайств и заявлений об отложении слушания дела, доказательств уважительности причин неявки в судебную коллегию не представили, при таких обстоятельствах, в соответствии со статьей 167, частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя истца М.Ф. М.С., представителя ответчика АО «АльфаСтрахование» К.Е., обсудив доводы апелляционных жалоб, приходит к следующему.

В соответствии с п. 1 ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Согласно п. 2 ст. 9 Закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

В соответствии с пунктом 2 статьи 9 Закона об организации страхового дела под страховым случаем понимается совершившееся событие, предусмотренное договором добровольного страхования имущества, с наступлением которого возникает обязанность страховщика выплатить страховое возмещение лицу, в пользу которого заключен договор страхования (страхователю, выгодоприобретателю).

Согласно пункту 1 статьи 960 Гражданского кодекса Российской Федерации при переходе прав на застрахованное имущество от лица, в интересах которого был заключен договор страхования, к другому лицу права и обязанности по этому договору переходят к лицу, к которому перешли права на имущество, за исключением случаев принудительного изъятия имущества по основаниям, указанным в пункте 2 статьи 235 настоящего Кодекса, и отказа от права собственности (статья 236).

В соответствии с ч. 2 ст. 960 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, к которому перешли права на застрахованное имущество, должно незамедлительно письменно уведомить об этом страховщика.

В силу пунктов 1 и 3 статьи 959 Гражданского кодекса Российской Федерации при несообщении страхователем о ставших ему известными значительных изменениях в обстоятельствах, сообщенных страховщику при заключении договора, если эти изменения могут существенно повлиять на увеличение страхового риска, страховщик вправе потребовать расторжения договора страхования и возмещения убытков, причиненных расторжением договора (пункт 5 статьи 453 Кодекса).

Судом первой инстанции установлено и из материалов дела следует, что  между А.Н. и АО «АльфаСтрахование» был заключен договор добровольного имущественного страхования транспортного средства Ауди 6 г.р.з. Х299НО178 по программе Автокаско («Ущерб»+ «Хищение»), срок действия договора с  по  (л.д. 13, т. 1).

 между А.Н. и М.Ф. был заключен договор купли-продажи указанного транспортного средства.

 в 21 час 12 минут на пересечении Светлановского проспекта и Тихорецкого проспекта в городе Санкт-Петербурге произошло дорожно-транспортное происшествие с участием транспортного средства автомобиля Ауди 6 г.р.з. Х299НО178, которое принадлежит истцу, под управлением А.Н. и Хонды Цивик г.р.з. В182 ЕТ60 под управлением водителя Д.Д., в результате чего ТС Ауди 6 г.р.з. Х299НО178 получило механические повреждения.

А.Н. обратился к страховщику с заявлением о страховом случае, однако получил отказ в выплате страхового возмещения, в связи с тем, что он не является собственником ТС Ауди 6 г.р.з. Х299НО178 (л.д. 147, т. 1).

Истец М.Ф. обратилась в ООО «Экспертный подход», согласно заключению специалиста стоимость устранения повреждений ТС составила 1 532 400 руб., стоимость утраты товарной стоимости составила 197 125 руб. (л.д. 18-96, т. 1)

 М.Ф. ответчику была подана претензия с требованием выплатить страховое возмещение, на которую АО «Альфа страхование» ответило отказом (л.д. 165-167, т. 1).

В ходе рассмотрения дела судом по ходатайству представителя ответчика была назначена судебная автотовароведческая экспертиза с целью определения стоимости поврежденного автомобиля в результате ДТП  (л.д.203-204, т. 1).

Согласно заключению эксперта ООО «ЭЦ Питер-Лекс» №… стоимость восстановительного ремонта ТС Ауди 6 г.р.з. Х299НО178, поврежденного в результате ДТП , как без учета износа, так и с учетом износа составила 1 383 800 руб. (л.д. 231, т. 1), поскольку автомобиль находится на гарантийном обслуживании и к расчету экспертом принято нулевое значение износа ( л.д. 229 т. 1 ).

Разрешая заявленные требования в части взыскания страхового возмещения, суд первой инстанции, руководствуясь вышеприведенными нормами права, оценив представленные доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, учитывая, что обстоятельств, освобождающих страховщика от выплаты страхового возмещения не установлено, пришел к выводу, что причинение автомобилю истца повреждений , то есть в период действия договора страхования, является страховым случаем и влечет обязанность страховщика выплатить истцу страховое возмещение.

Судебная коллегия соглашается с данным выводом суда первой инстанции, поскольку он основан на правильном применении норм материального права, правильной оценке представленных доказательств и подтверждается материалами дела.

В апелляционной жалобе представитель ответчика ссылается на то, что у ответчика не имелось обязанности по выплате страхового возмещения, так как страхователь/выгодоприобретатель в период действия договора имущественного страхования не исполнил обязанность, предусмотренную п. 1 ст. 959 ГК РФ и п. 8.1 Правил страхования по извещению страховщика о переходе права собственности на ТС, что свидетельствует о наличии обстоятельств, увеличивающих степень страхового риска в сравнении с той степенью риска, которая была определена на момент заключения договора страхования.

Судебная коллегия не может согласиться с данными доводами по следующим основаниям.

По смыслу ст. 959 ГК РФ следует, что для страхового обязательства правовые последствия влекут не любые изменения, а лишь носящие существенный характер и увеличивающие установленные для объекта страхования риски.

Между тем, АО «АльфаСтрахование» в нарушение ст. 56 ГПК РФ не были представлены суду доказательства того, что переход права собственности на застрахованное имущество от А.Н. к М.Ф. повлек увеличение страхового риска в период действия договора страхования, то есть такого изменения сообщенных страховщику при его заключении существенных обстоятельств, которое объективно значительно увеличивает вероятность наступления страхового случая и (или) размера убытков от его наступления, учитывая то обстоятельство, что М.Ф., являясь собственником транспортного средства, не является лицом, допущенным к управлению транспортным средством, в отношении которого был заключен договор добровольного страхования.

Лицом, допущенным управлению, остался один А.Н., ранее являвшийся и собственником автомобиля.

Кроме того, в качестве правового последствия нарушения страхователем условия договора об уведомлении страховщика о существенных изменениях названная статья Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает возможность расторжения договора страхования, а не освобождение страховщика от его исполнения при наступившем страховом случае.

Доводы представителя ответчика о том, что суд первой инстанции необоснованно сделал вывод, что ответчиком требований о расторжении договора заявлено не было, подлежат отклонению, поскольку из материалов дела усматривается, что определением Ленинского районного суда  от  встречное исковое заявление АО «АльфаСтрахование» в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ было возвращено по мотиву несоблюдения АО «АльфаСтрахование» досудебного порядка урегулирования спора, предусмотренного п. 2 ст. 450 ГК РФ, доказательств обратного материалы дела не содержат.

Вопреки доводам апелляционной жалобы ответчика судебная коллегия соглашается с размером суммы страхового возмещения, взысканной судом первой инстанции.

Суд первой инстанции на основании экспертного заключения ООО «ЭЦ Питер-Лекс» №… правильно определил размер взыскиваемой суммы, с учетом цен на запасные части и работы официального дилера АУДИ, поскольку автомобиль 2017 года выпуска, находился на гарантии завода-изготовителя, а в соответствии с п. 10.11.2 Правил страхования средств наземного транспорта от , действующих у ответчика, предусмотрен способ возмещения ущерба в виде направления застрахованного автомобиля для ремонта на авторизованной производителем СТОА (л.д. 125, т. 1).

При таких обстоятельствах, судебная коллегия не находит оснований для вычета франшизы, которая подлежала бы удержанию в случае выплаты страхового возмещения в денежном выражении, так как условиями договора не предусмотрено, что в случае направления застрахованного автомобиля для восстановительного ремонта на СТОА применяется безусловная франшиза.

Кроме того, учитывая вышеизложенное, Положение Банка России от  N 432-П «Об единой методике определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства» в данном случае применению не подлежит.

Разрешая спор в части взыскания неустойки, компенсации морального вреда и штрафа на основании Закона РФ «О защите прав потребителей», суд первой инстанции исходил из того, что договор страхования М.Ф. с АО «АльфаСтрахования» не заключала, на основании чего пришел к выводу, что удовлетворению в этой части заявленные требования не подлежат.

Судебная коллегия не может согласиться с данным выводом суда по следующим основаниям.

Судом установлено, что перемена стороны в договоре страхования произошла в силу закона (статьи 960 п. 1 ГК РФ), договор страхования на момент перехода права собственности на автомобиль не прекратил своего действия, права и вытекающие из него обязанности, включая право на получение страхового возмещения, перешли к М.Ф., как к новому собственнику.

Согласно п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от  N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при отнесении споров к сфере регулирования Закона о защите прав потребителей следует учитывать, что:

а) исходя из преамбулы Закона о защите прав потребителей и статьи 9 Федерального закона от  N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» правами, предоставленными потребителю Законом и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами, а также правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации пользуется не только гражданин, который имеет намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий товары (работы, услуги), но и гражданин, который использует приобретенные (заказанные) вследствие таких отношений товары (работы, услуги) на законном основании (наследник, а также лицо, которому вещь была отчуждена впоследствии, и т.п.).

Поскольку материалами дела подтверждается, что автомобиль приобретен истцом на законном основании, на момент дорожно-транспортного происшествия использовался в личных целях, на истца в полной мере распространяются права потребителя, предусмотренные Законом о защите прав потребителей.

Учитывая, что судом установлен факт нарушения ответчиком обязательства по выплате страхового возмещения судебная коллегия полагает необходимым взыскать с ответчика в пользу истца неустойку в соответствии с п. 5 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей».

При разрешении требований М.Ф. о взыскании с ответчика неустойки следует руководствоваться разъяснениями, содержащимися в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от дата N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», п. 5 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей», п. 16 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан (утв. Президиумом Верховного Суда РФ дата).

С учетом того, что цена страховой услуги определяется размером страховой премии (пункт 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от дата N 20), размер подлежащей в пользу истца неустойки подлежит ограничению суммой страховой премии равной 59236,15 руб.

Оснований для снижения размера неустойки судебная коллегия не усматривает.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ в пункте 45 Постановления от  N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.

Поскольку в ходе апелляционного рассмотрения судом установлен факт нарушения прав М.Ф. как потребителя действиями АО «АльфаСтрахование», выплата страхового возмещения ответчиком в добровольном порядке не произведена, судебная коллегия, руководствуясь положениями ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителя», разъяснениями п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от  N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», приходит к выводу о необходимости удовлетворения исковых требований в части взыскания компенсации морального вреда.

С учетом конкретных обстоятельств дела, принципа разумности и справедливости, судебная коллегия полагает необходимым взыскать с АО «АльфаСтрахование» в пользу истца в качестве компенсации морального вреда денежные средства в размере 5 000 руб.

В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Таким образом, размер штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя составляет 727 268 руб.

В соответствии со статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении.

Разрешая спор в части взыскиваемого штрафа, учитывая, что в суде первой инстанции ответчиком было заявлено ходатайство о снижении размера неустойки и штрафа (л.д. 113), судебная коллегия, принимая во внимание характер обязательства, соразмерность суммы неустойки последствиям его нарушения, компенсационный характер неустойки, необходимость соблюдения баланса между применяемой к ответчику мерой ответственности и последствиями ненадлежащего исполнения им обязательства, применив положения ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, приходит к выводу о возможности уменьшения подлежащего взысканию с АО «АльфаСтрахование» в пользу М.Ф. штрафа до 500 000 руб.

В соответствии со ст.103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с ответчика в доход бюджета Санкт-Петербурга подлежит взысканию государственная пошлина пропорционально удовлетворенным исковым требованиям в размере 9092,36 руб.

Руководствуясь положениями ст.ст. 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Ленинского районного суда  от  отменить в части отказа истцу в иске о взыскании неустойки, компенсации морального вреда и штрафа.

Взыскать с АО «АльфаСтрахование» в пользу М.Ф. неустойку в размере 59 236 рублей 15 копеек, компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей, штраф в размере 500 000 рублей.

Взыскать с АО «АльфаСтрахование» в доход бюджета  государственную пошлину в размере 9092,36 руб.

В остальной части решение оставить без изменения, апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Председательствующий:        

Судьи:

ОСАГО (3)

Отсутствие оценки суда доводам ответчика относительно правильности выводов экспертов, проводивших экспертизу по поручению суда, отказ в приобщении рецензии на судебную экспертизу является нарушением принципа состязательности и равноправия сторон

Согласно части 2 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы.

Пунктом 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. No 23 «О судебном решении» разъяснено, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Представитель ООО «Зетта Страхование», ссылаясь на то обстоятельство, что заключение, назначенной судом экспертизы является недопустимым доказательством в связи с допущенными экспертом при ее выполнении существенными нарушениями, заявил ходатайство о назначении повторной экспертизы, в удовлетворении которого суд, в нарушение статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отказал, указав на то, что оснований не доверять заключению эксперта не имеется, поскольку оно является допустимым по делу доказательством, эксперт предупрежден об уголовной ответственности по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации за дачу заведомо ложного заключения.

При этом возражениям ответчика относительно правильности выводов экспертов, проводивших экспертизу по поручению суда, суд в нарушение требований статей 67, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оценки не дал.

Указанное нарушение судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда не исправлено.

В силу требований части 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу части 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательства предоставляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

В судебном заседании представитель ответчика в обосновании своего несогласия с выводами экспертизы, проведенной ООО «ПрофЭкспертЮг», ходатайствовал о приобщении к делу дополнительных доказательств, а именно: консультационного заключения No 1614 от 15 ноября 2018 г. на заключение эксперта ООО «ПрофЭкспертЮг», рецензии ООО «Ростовский Экспертный Центр Дон» No Р-001-18 от 23 ноября 2018 г., диска с записью компьютерного моделирования механизма столкновения автомобилей «Мерседес Бенц Е 200» и «УАЗ Хантер», однако судом первой инстанций отказано в приобщении указанных доказательств, что повлекло за собой отказ в назначении повторной экспертизы по делу.

В связи с отказом суда в принятии вышеуказанных документов нарушены права ответчика, предусмотренные статьей 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку ответчик был лишен права представить доказательства в подтверждение того, что механические повреждения указанного автомобиля не относятся к имевшему месту 28 сентября 2017 года дорожно-транспортному происшествию, что привело к нарушению принципа состязательности и равноправия сторон (статья 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Определение ВС РФ Дело No 41-КГ19-39 от 3 декабря 2019 года http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1842550

Законодателем к случаям невозможности представления транспортного средства для осмотра по месту нахождения страховщика отнесены повреждения транспортного средства, исключающие его участие в дорожном движении.

В соответствии с пунктом 10 статьи 12 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. No 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», применённого судом в редакции Федерального закона от 23 июня 2016 г. No 214-ФЗ (далее — Закон об ОСАГО), при причинении вреда имуществу в целях выяснения обстоятельств причинения вреда и определения размера подлежащих возмещению страховщиком убытков потерпевший, намеренный воспользоваться своим правом на страховую выплату или прямое возмещение убытков, в течение пяти рабочих дней с даты подачи заявления о страховой выплате и прилагаемых к нему в соответствии с правилами обязательного страхования документов обязан представить повреждённое транспортное средство или его остатки для осмотра и (или) независимой технической экспертизы, проводимой в порядке, установленном статьёй 12.1 данного федерального закона (абзац первый).

В случае, если характер повреждений или особенности повреждённого имущества исключают его представление для осмотра и организации независимой экспертизы (оценки) по месту нахождения страховщика и (или) эксперта (например, повреждения транспортного средства, исключающие его участие в дорожном движении), об этом указывается в заявлении и указанные осмотр и независимая экспертиза (оценка) проводятся по месту нахождения повреждённого имущества в срок не более чем пять рабочих дней со дня подачи заявления о страховом возмещении и прилагаемых к нему в соответствии с правилами обязательного страхования документов (абзац третий).

Согласно абзацу второму пункта 13 статьи 12 Закона об ОСАГО, если страховщик не осмотрел повреждённое имущество или его остатки и (или) не организовал независимую техническую экспертизу, независимую экспертизу (оценку) повреждённого имущества или его остатков в установленный пунктом 11 данной статьи срок, потерпевший вправе обратиться самостоятельно за технической экспертизой или экспертизой (оценкой). В таком случае результаты самостоятельно организованной потерпевшим независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) принимаются страховщиком для определения размера страховой выплаты.

Из приведённых выше положений закона, в частности из третьего абзаца пункта 10 статьи 12 Закона об ОСАГО, следует, что законодателем к случаям невозможности представления транспортного средства для осмотра по месту нахождения страховщика отнесены повреждения транспортного средства, исключающие его участие в дорожном движении.

Аналогичные положения закреплены в пункте 3.11 Положения о правилах обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утверждённого Банком России 19 сентября 2014 г. (No 431-П).

Ссылаясь на то, что автомобиль истца не утратил способность к передвижению, суд апелляционной инстанции не учёл, что в соответствии с пунктом 7.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещена эксплуатация транспортных средств (приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утверждённым постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. No 1090) запрещена эксплуатация транспортных средств в случае отсутствия предусмотренных конструкцией стёкол.

Из установленных судами обстоятельств следует, что о невозможности представления транспортного средства на осмотр вследствие названных выше повреждений истец уведомлял страховщика как в заявлении о страховой выплате, так и в претензии.

Довод суда апелляционной инстанции о том, что истец в любом случае не был лишён возможности представить транспортное средство на осмотр страховщику путём его погрузки и транспортировки на другом транспортном средстве, противоречит как смыслу, так и буквальному содержанию приведённых выше положений Закона об ОСАГО, поскольку при таком толковании закона потерпевший при любых повреждениях автомобиля признавался бы способным транспортировать его к страховщику.

Определение Верховного Суда РФ No77-КГ17-25 от 31 октября 2017 г.
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1594148

Category: ОСАГО

Даже при наличии соглашения об отказе в ремонте, потерпевший вправе взыскать разницу с виновника ДТП

Согласно преамбуле Федерального закона от 25 апреля 2002 г. No 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО) данный закон определяет правовые, экономические и организационные основы обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств в целях защиты прав потерпевших.
Однако в отличие от норм гражданского права о полном возмещении убытков причинителем вреда (статья 15, пункт 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации) Закон об ОСАГО гарантирует возмещение вреда, причинённого имуществу потерпевших, в пределах, установленных этим законом (абзац второй статьи 3 Закона об ОСАГО).
При этом страховое возмещение вреда, причинённого повреждением транспортных средств потерпевших, ограничено названным законом как лимитом страхового возмещения (статья 7 Закона об ОСАГО), так и установлением специального порядка расчёта страхового возмещения, осуществляемого в денежной форме (пункт 19 статьи 12 Закона об ОСАГО).
В силу пункта 151 статьи 12 Закона об ОСАГО страховое возмещение вреда, причинённого легковому автомобилю, находящемуся в собственности гражданина и зарегистрированному в Российской Федерации, осуществляется (за исключением случаев, установленных пунктом 161 указанной статьи) в соответствии с пунктами 152 или 153 данной статьи путём организации и (или) оплаты восстановительного ремонта повреждённого транспортного средства потерпевшего (возмещение причинённого вреда в натуре).
В соответствии с приведённой нормой пунктом 161 статьи 12 Закона об ОСАГО установлен перечень случаев, когда страховое возмещение осуществляется в денежной форме, в том числе и по выбору потерпевшего.
В частности, подпунктом «ж» пункта 161 статьи 12 Закона об ОСАГО установлено, что страховое возмещение в денежной форме может быть выплачено при наличии соглашения об этом в письменной форме между страховщиком и потерпевшим (выгодоприобретателем).
Порядок расчёта страховой выплаты установлен статьёй 12 Закона об ОСАГО, согласно которой размер подлежащих возмещению страховщиком убытков в случае повреждения имущества определяется в размере расходов, необходимых для приведения его в состояние, в котором оно находилось до

момента наступления страхового случая (пункт 18); к указанным расходам относятся также расходы на материалы и запасные части, необходимые для восстановительного ремонта, расходы на оплату работ, связанных с таким ремонтом; размер расходов на запасные части определяется с учётом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене при восстановительном ремонте; размер расходов на материалы и запасные части, необходимые для восстановительного ремонта транспортного средства, расходов на оплату связанных с таким ремонтом работ и стоимость годных остатков определяются в порядке, установленном Банком России (пункт 19).
Такой порядок установлен Единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении повреждённого транспортного средства, утверждённой положением Центрального банка Российской Федерации от 19 сентября 2014 г. No 432-П (далее — Единая методика).
Из разъяснений, изложенных в пункте 41 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. No 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации No 58), следует, что при осуществлении страхового возмещения в форме страховой выплаты размер расходов на запасные части, в том числе и по договорам обязательного страхования, заключённым начиная с 28 апреля 2017 г., определяется с учётом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене при восстановительном ремонте. При этом на указанные комплектующие изделия (детали, узлы и агрегаты) не может
начисляться износ свыше 50 процентов их стоимости (абзац второй пункта 19 статьи 12 Закона об ОСАГО).
Из приведённых норм права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что в тех случаях, когда страховое возмещение вреда осуществляется в форме страховой выплаты, её размер определяется с учётом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене.
В то же время пунктом 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причинённых ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Согласно статье 1072 названного кодекса юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или

обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причинённый вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.
В пункте 35 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации No 58 указано, что причинитель вреда, застраховавший свою ответственность в порядке обязательного страхования в пользу потерпевшего, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба только в случае, когда страхового возмещения недостаточно для полного возмещения причинённого вреда (статья 15, пункт 1 статьи 1064, статья 1072 и пункт 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Давая оценку положениям Закона об ОСАГО во взаимосвязи с положениями главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 31 мая 2005 г. No 6-П указал, что требование потерпевшего (выгодоприобретателя) к страховщику о выплате страхового возмещения в рамках договора обязательного страхования является самостоятельным и отличается от требований, вытекающих из обязательств вследствие причинения вреда. Различия между страховым обязательством, где страховщику надлежит осуществить именно страховое возмещение по договору, и деликтным обязательством непосредственно между потерпевшим и причинителем вреда обусловливают разницу в самом их назначении и, соответственно, в условиях возмещения вреда.
Смешение различных обязательств и их элементов, одним из которых является порядок реализации потерпевшим своего права, может иметь неблагоприятные последствия с ущемлением прав и свобод стороны, в интересах которой установлен соответствующий гражданско-правовой институт, в данном случае — для потерпевшего. И поскольку обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств не может подменять собой и тем более отменить институт деликтных обязательств, как определяют его правила главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации, применение правил указанного страхования не может приводить к безосновательному снижению размера возмещения, которое потерпевший вправе требовать от причинителя вреда.
Согласно постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 10 марта 2017 г. No 6-П Закон об ОСАГО как специальный нормативный правовой акт не исключает распространение на отношения между потерпевшим и лицом, причинившим вред, общих норм Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах вследствие причинения вреда. Следовательно, потерпевший при недостаточности страховой выплаты на покрытие

причинённого ему фактического ущерба вправе рассчитывать на восполнение образовавшейся разницы за счёт лица, в результате противоправных действий которого образовался этот ущерб, путём предъявления к нему соответствующего требования. В противном случае — вопреки направленности правового регулирования деликтных обязательств — ограничивалось бы право граждан на возмещение вреда, причинённого им при использовании иными лицами транспортных средств.
Взаимосвязанные положения статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования и во взаимосвязи с положениями Закона об ОСАГО предполагают возможность возмещения лицом, гражданская ответственность которого застрахована по договору ОСАГО, потерпевшему, которому по указанному договору выплачено страховое возмещение в размере, исчисленном в соответствии с Единой методикой с учётом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства, имущественного вреда по принципу полного его возмещения, если потерпевший надлежащим образом докажет, что действительный размер понесённого им ущерба превышает сумму полученного страхового возмещения.
При этом лицо, к которому потерпевшим предъявлены требования о возмещении разницы между страховой выплатой и фактическим размером причинённого ущерба, не лишено права ходатайствовать о назначении соответствующей судебной экспертизы, о снижении размера возмещения и выдвигать иные возражения. В частности, размер возмещения, подлежащего выплате лицом, причинившим вред, может быть уменьшен судом, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества.
Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 11 июля 2019 г. No 1838-0 по запросу Норильского городского суда Красноярского края о проверке конституционности положений пунктов 15,15* и
161 статьи 12 Федерального закона об ОСАГО указал, что приведённые законоположения установлены в защиту права потерпевших на возмещение вреда, причинённого их имуществу при использовании иными лицами транспортных средств, и не расходятся с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой назначение обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств состоит в распределении неблагоприятных последствий применительно к риску наступления гражданской ответственности на всех законных владельцев

транспортных средств с учётом такого принципа обязательного страхования, как гарантия возмещения вреда, причинённого жизни, здоровью или имуществу потерпевших, в пределах, установленных Законом об ОСАГО.
Между тем, позволяя сторонам в случаях, предусмотренных Законом об ОСАГО, отступить от установленных им общих условий страхового возмещения, положения пунктов 15, 151 и 161 статьи 12 Закона об ОСАГО не допускают их истолкования и применения вопреки положениям Гражданского кодекса Российской Федерации, которые относят к основным началам гражданского законодательства принцип добросовестности участников гражданских правоотношений, недопустимости извлечения кем-либо преимуществ из своего незаконного или недобросовестного поведения (пункты 3 и 4 статьи 1) и не допускают осуществления гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, как и действий в обход закона с противоправной целью, а также иного заведомо недобросовестного осуществления гражданских прав (злоупотребления правом) (пункт 1 статьи 10).
Из приведённых положений закона в их толковании Конституционным Судом Российской Федерации следует, что в случае выплаты в денежной форме с учётом износа заменяемых деталей, узлов и агрегатов страхового возмещения вреда, причинённого легковому автомобилю, находящемуся в собственности гражданина и зарегистрированному в Российской Федерации, к обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения спора, относятся не только вопросы, связанные с соотношением действительного ущерба и размера выплаченного в денежной форме страхового возмещения, но и оценка на соответствие положениям статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации действий потерпевшего и (или) страховой компании, приведших к такому способу возмещения вреда.
Как установлено судами, в ходе рассмотрения обращения в страховую компанию между представителем истца и АО «АльфаСтрахование» было заключено соглашение о страховом возмещении по договору ОСАГО в форме страховой выплаты, размер страхового возмещения был определён в сумме
102 700 руб. и выплачен страховой компанией истцу.
По результатам проведённой по делу судебной экспертизы установлено, что стоимость восстановительного ремонта автомобиля марки «РЕНО» составляет в соответствии со среднерыночными ценами, сложившимися в Кировской области, без учёта износа — 218 557 руб., стоимость восстановительного ремонта с применением Единой методики составляет с учётом износа — 105 987,50 руб., без учёта износа — 149 204 руб.

Сумму ущерба, подлежащую взысканию с Гагары С.А., суд определил как разницу между стоимостью восстановительного ремонта автомобиля истца в соответствии со среднерыночными ценами, сложившимися в Кировской области, без учёта снижения стоимости заменяемых запчастей вследствие их износа (218 557 руб.) и стоимостью восстановительного ремонта с применением Единой методики с учётом износа (105 987,50 руб.).
При этом обстоятельств того, что выплата страхового возмещения в денежной форме вместо осуществления ремонта была неправомерной и носила характер недобросовестного осуществления страховой компанией и потерпевшим гражданских прав (злоупотребление правом), судами установлено не было.

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1953364

Определение Верховного Суда РФ от 1 декабря 2020 10-КГ20-4-К6

Category: ОСАГО

Процессуальные вопросы (5)

Отсутствие оценки суда доводам ответчика относительно правильности выводов экспертов, проводивших экспертизу по поручению суда, отказ в приобщении рецензии на судебную экспертизу является нарушением принципа состязательности и равноправия сторон

Согласно части 2 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы.

Пунктом 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. No 23 «О судебном решении» разъяснено, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Представитель ООО «Зетта Страхование», ссылаясь на то обстоятельство, что заключение, назначенной судом экспертизы является недопустимым доказательством в связи с допущенными экспертом при ее выполнении существенными нарушениями, заявил ходатайство о назначении повторной экспертизы, в удовлетворении которого суд, в нарушение статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отказал, указав на то, что оснований не доверять заключению эксперта не имеется, поскольку оно является допустимым по делу доказательством, эксперт предупрежден об уголовной ответственности по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации за дачу заведомо ложного заключения.

При этом возражениям ответчика относительно правильности выводов экспертов, проводивших экспертизу по поручению суда, суд в нарушение требований статей 67, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оценки не дал.

Указанное нарушение судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда не исправлено.

В силу требований части 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу части 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательства предоставляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

В судебном заседании представитель ответчика в обосновании своего несогласия с выводами экспертизы, проведенной ООО «ПрофЭкспертЮг», ходатайствовал о приобщении к делу дополнительных доказательств, а именно: консультационного заключения No 1614 от 15 ноября 2018 г. на заключение эксперта ООО «ПрофЭкспертЮг», рецензии ООО «Ростовский Экспертный Центр Дон» No Р-001-18 от 23 ноября 2018 г., диска с записью компьютерного моделирования механизма столкновения автомобилей «Мерседес Бенц Е 200» и «УАЗ Хантер», однако судом первой инстанций отказано в приобщении указанных доказательств, что повлекло за собой отказ в назначении повторной экспертизы по делу.

В связи с отказом суда в принятии вышеуказанных документов нарушены права ответчика, предусмотренные статьей 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку ответчик был лишен права представить доказательства в подтверждение того, что механические повреждения указанного автомобиля не относятся к имевшему месту 28 сентября 2017 года дорожно-транспортному происшествию, что привело к нарушению принципа состязательности и равноправия сторон (статья 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Определение ВС РФ Дело No 41-КГ19-39 от 3 декабря 2019 года http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1842550

Для возложения на лицо обязанности по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности, необходимо установление его юридического и фактического владения источником повышенной опасности

В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.
Согласно пункту 1 статьи 1079 названного кодекса юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).
В пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. No 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъяснено, что не признается владельцем источника повышенной опасности лицо, управляющее им в силу исполнения своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании трудового договора (служебного контракта) или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем источника повышенной опасности.
Следовательно, для возложения на лицо обязанности по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности, необходимо установление его юридического и фактического владения источником повышенной опасности на основании представленных суду доказательств, виды которых перечислены в статье 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Определение Верховного Суда РФ Дело No 5-КГ17-154 от 14 ноября 2017 г.
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1600048

Конституционный Суд и Верховный Суд высказывают разную позиции о возможности взыскания разницы между выплаченным по ОСАГО и реальным вредом

Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» гарантирует возмещение потерпевшим причиненного им вреда при использовании транспортного средства иными лицами не в полном объеме, а только в установленных им пределах. В Постановлении от 31 мая 2005 года No 6-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что суть института обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств состоит в распределении неблагоприятных последствий, связанных с риском наступления гражданской ответственности, на всех законных владельцев транспортных средств с учетом такого принципа обязательного страхования, как гарантия возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, в пределах, установленных данным Федеральным законом.
Таким образом, абзац второй пункта 19 статьи 12 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в части, определяющей размер расходов на материалы и запасные части с учетом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене при восстановительном ремонте, сам по себе не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявительницы. Вместе с тем данное законоположение не препятствует возможности защиты нарушенных прав потерпевшего путем обращения с иском к непосредственному причинителю вреда в соответствии с законодательством Российской Федерации (Определение от 21 июня 2011 года No 855-О-О).

Определение Конституционного Суд РФ No 535-О от 29 марта 2016 года
http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision229510.pdf

Суды отклонили довод ответчика о необходимости взыскания стоимости восстановительного ремонта с учетом износа деталей, поскольку данные правила применяются при взыскании ущерба по Закону об ОСАГО, что в данном случае неприменимо. Требование о взыскании ущерба заявлено на основании статей 15, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми потерпевший имеет право на полное возмещение причиненных ему убытков.

Определение Верховного суда от 27 марта 2015 г. Дело  No 305-ЭС15-1554
http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1245368

Противоположная позиция.

22. Расчет стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства для целей выплаты страхового возмещения по договору ОСАГО и для определения размера ущерба, возмещаемого причинителем вреда, осуществляется в соответствии с Единой методикой, т.е. с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства.
Пример. Т. обратилась в суд с иском к причинителю вреда С. и страховой компании «А» о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.
Разрешая спор и определяя сумму ущерба, причиненного истцу, суд первой инстанции исходил из величины затрат на восстановление поврежденного транспортного средства в размере 92 300 рублей (с учетом износа).
В соответствии с абзацем восьмым статьи 1 Закона об ОСАГО договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств – договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).
Страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет в части возмещения вреда, причиненного имуществу каждого потерпевшего, 400 тысяч рублей (подпункт «б» статьи 7 Закона об ОСАГО).
Расходы, понесенные потерпевшим в связи с необходимостью восстановления права, нарушенного вследствие причиненного дорожно- транспортным происшествием вреда, подлежат возмещению страховщиком в пределах сумм, установленных статьей 7 Закона об ОСАГО (пункт 4 статьи 931 ГК РФ, абзац восьмой статьи 1, абзац первый пункта 1 статьи 12 Закона об ОСАГО).
В силу пункта 15 статьи 12 Закона об ОСАГО возмещение вреда, причиненного транспортному средству потерпевшего, может осуществляться по выбору потерпевшего путем организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства на станции технического обслуживания, с которым у страховщика заключен договор о ремонте транспортного средства в рамках договора обязательного страхования, либо путем получения суммы страховой выплаты в кассе страховщика или перечисления суммы страховой выплаты на банковский счет потерпевшего (выгодоприобретателя).
При этом независимо от того, какой способ возмещения вреда избран потерпевшим, стоимость восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства определяется с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства (абзац второй пункта 19 статьи 12 Закона об ОСАГО).
Размер подлежащего выплате потерпевшему страховщиком или причинителем вреда ущерба начиная с 17 октября 2014 г. определяется только в соответствии с Единой методикой.
Таким образом, потерпевший вправе требовать со страховой компании, являющейся страховщиком по обязательному страхованию гражданской ответственности причинителя вреда, выплаты страхового возмещения в пределах сумм, предусмотренных статьей 7 Закона об ОСАГО (400 тысяч рублей).
В случае если стоимость ремонта превышает указанную выше сумму ущерба (400 тысяч рублей), с причинителя вреда подлежит взысканию дополнительная сумма, рассчитываемая в соответствии с Единой методикой с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства.
На основании изложенного суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований Т. о взыскании с причинителя вреда С. разницы между размером страхового возмещения, рассчитанного с учетом износа, и стоимостью восстановительного ремонта без учета износа.
(По материалам судебной практики Липецкого областного суда, Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области; аналогичная правовая позиция изложена в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации No 4(2015).

Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 22 июня 2016 г.
http://www.supcourt.ru/Show_pdf.php?Id=10895

Если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использованы новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с обжалуемым судебным постановлением согласиться нельзя по следующим основаниям.

Пунктом 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

В соответствии с пунктом 2 той же статьи под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. No 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использованы новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества.

В соответствии со статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (часть 1).

Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (часть 4).

Согласно части 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Частью 4 статьи 198 данного кодекса установлено, что в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Как разъяснено в пункте 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. No 23 «О судебном решении», решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Из приведённых положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что суд оценивает доказательства и их совокупность по своему внутреннему убеждению, однако это не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Между тем, суды уменьшая размер, подлежащих ко взысканию сумм, в нарушение указанных правовых норм и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации обоснования такому уменьшению не привели, доказательств или обстоятельств дела, из которых следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества, не указали.

При таких обстоятельствах, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что судами по настоящему делу допущены существенные нарушения норм права, а принятые судебные постановления не отвечают требованиям законности и обоснованности, в связи с чем подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Определение Верховного Суда РФ от 12 марта 2019 г No85-КГ 18-20
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1748556

При смене собственника страховщик может потребовать расторжения договора, если докажет увеличение степени риска, но не может отказать в выплате страхового возмещения.

Per. № 33-3820/2020    Судья: Самсоновой Е.Б

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Санкт-Петербург    11 февраля 2020 года

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Миргородской И.В.

судей     Вологдиной Т.И.,

Хвещенко Е.Р.

при секретаре     Кириной Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы АО «АльфаСтрахование», М.Ф. на решение Ленинского районного суда  от  по гражданскому делу №… по иску М.Ф. к АО «АльфаСтрахование» о взыскании страховой выплаты, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа, взыскания судебных расходов.

Заслушав доклад судьи Миргородской И.В., объяснения представителя истца М.Ф. М.С., представителя ответчика АО «АльфаСтрахование» К.Е., изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

М.Ф. обратилась в Ленинский районный суд  с иском к АО «АльфаСтрахование» о взыскании страхового возмещения в размере 1 532 400 руб., стоимости утраты товарной стоимости в размере 197 125 руб., стоимости затрат на экспертное заключение о стоимости восстановительного ремонта в размере 6 500 руб., стоимости затрат на экспертное заключение об определении величины утраты товарной стоимости в размере 2 500 руб., неустойки в размере 7 108,34 руб., компенсации морального вреда в размере 30 000 руб. и штрафа.

Свои требования истец мотивировала тем, что  А.Н. с ответчиком был заключен договор добровольного имущественного страхования ТС Ауди 6 г.р.з. Х299НО178 по программе Автокаско («Ущерб»+ «Хищение») в период с  по .

 между А.Н. и М.Ф. был заключен договор купли-продажи указанного транспортного средства.

 в 21 час 12 минут на пересечении  и  произошло ДТП с участием транспортного средства автомобиля Ауди 6 г.р.з. Х299НО178.

Истец обратилась к страховщику с заявлением о страховом случае и выплате страхового возмещения, однако получила отказ.

В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции истцом было представлено ходатайство об увеличении исковых требований в части взыскания неустойки в размере 59 236 руб. 15 коп. (л.д. 102-104, т. 1).

Решением Ленинского районного суда  от  исковые требования удовлетворены частично.

С АО «АльфаСтрахование» в пользу М.Ф. взыскано невыплаченное страховое возмещение в размере 1 383 800 руб., расходы на оплату услуг по оценке восстановительного ремонта в сумме 6 500 руб.

В остальной части в иске отказано.

Кроме того, с АО «АльфаСтрахование» в доход бюджета  взыскана государственная пошлина в размере 15 119 руб.

Не согласившись с решением, М.Ф. подала апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить в части отказа взыскания с ответчика в пользу истца неустойки, компенсации морального вреда, штрафа, принять по делу новое решение, которым исковые требования в указанной части удовлетворить.

Не согласившись с решением, представитель АО «АльфаСтрахование» подала апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказать.

Истец М.Ф. на рассмотрение дела в суд апелляционной инстанции не явилась, доверила представлять свои интересы М.С., третье лицо А.М. в суд апелляционной инстанции не явился, о времени и месте судебного заседания стороны извещены надлежащим образом; ходатайств и заявлений об отложении слушания дела, доказательств уважительности причин неявки в судебную коллегию не представили, при таких обстоятельствах, в соответствии со статьей 167, частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя истца М.Ф. М.С., представителя ответчика АО «АльфаСтрахование» К.Е., обсудив доводы апелляционных жалоб, приходит к следующему.

В соответствии с п. 1 ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Согласно п. 2 ст. 9 Закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

В соответствии с пунктом 2 статьи 9 Закона об организации страхового дела под страховым случаем понимается совершившееся событие, предусмотренное договором добровольного страхования имущества, с наступлением которого возникает обязанность страховщика выплатить страховое возмещение лицу, в пользу которого заключен договор страхования (страхователю, выгодоприобретателю).

Согласно пункту 1 статьи 960 Гражданского кодекса Российской Федерации при переходе прав на застрахованное имущество от лица, в интересах которого был заключен договор страхования, к другому лицу права и обязанности по этому договору переходят к лицу, к которому перешли права на имущество, за исключением случаев принудительного изъятия имущества по основаниям, указанным в пункте 2 статьи 235 настоящего Кодекса, и отказа от права собственности (статья 236).

В соответствии с ч. 2 ст. 960 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, к которому перешли права на застрахованное имущество, должно незамедлительно письменно уведомить об этом страховщика.

В силу пунктов 1 и 3 статьи 959 Гражданского кодекса Российской Федерации при несообщении страхователем о ставших ему известными значительных изменениях в обстоятельствах, сообщенных страховщику при заключении договора, если эти изменения могут существенно повлиять на увеличение страхового риска, страховщик вправе потребовать расторжения договора страхования и возмещения убытков, причиненных расторжением договора (пункт 5 статьи 453 Кодекса).

Судом первой инстанции установлено и из материалов дела следует, что  между А.Н. и АО «АльфаСтрахование» был заключен договор добровольного имущественного страхования транспортного средства Ауди 6 г.р.з. Х299НО178 по программе Автокаско («Ущерб»+ «Хищение»), срок действия договора с  по  (л.д. 13, т. 1).

 между А.Н. и М.Ф. был заключен договор купли-продажи указанного транспортного средства.

 в 21 час 12 минут на пересечении Светлановского проспекта и Тихорецкого проспекта в городе Санкт-Петербурге произошло дорожно-транспортное происшествие с участием транспортного средства автомобиля Ауди 6 г.р.з. Х299НО178, которое принадлежит истцу, под управлением А.Н. и Хонды Цивик г.р.з. В182 ЕТ60 под управлением водителя Д.Д., в результате чего ТС Ауди 6 г.р.з. Х299НО178 получило механические повреждения.

А.Н. обратился к страховщику с заявлением о страховом случае, однако получил отказ в выплате страхового возмещения, в связи с тем, что он не является собственником ТС Ауди 6 г.р.з. Х299НО178 (л.д. 147, т. 1).

Истец М.Ф. обратилась в ООО «Экспертный подход», согласно заключению специалиста стоимость устранения повреждений ТС составила 1 532 400 руб., стоимость утраты товарной стоимости составила 197 125 руб. (л.д. 18-96, т. 1)

 М.Ф. ответчику была подана претензия с требованием выплатить страховое возмещение, на которую АО «Альфа страхование» ответило отказом (л.д. 165-167, т. 1).

В ходе рассмотрения дела судом по ходатайству представителя ответчика была назначена судебная автотовароведческая экспертиза с целью определения стоимости поврежденного автомобиля в результате ДТП  (л.д.203-204, т. 1).

Согласно заключению эксперта ООО «ЭЦ Питер-Лекс» №… стоимость восстановительного ремонта ТС Ауди 6 г.р.з. Х299НО178, поврежденного в результате ДТП , как без учета износа, так и с учетом износа составила 1 383 800 руб. (л.д. 231, т. 1), поскольку автомобиль находится на гарантийном обслуживании и к расчету экспертом принято нулевое значение износа ( л.д. 229 т. 1 ).

Разрешая заявленные требования в части взыскания страхового возмещения, суд первой инстанции, руководствуясь вышеприведенными нормами права, оценив представленные доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, учитывая, что обстоятельств, освобождающих страховщика от выплаты страхового возмещения не установлено, пришел к выводу, что причинение автомобилю истца повреждений , то есть в период действия договора страхования, является страховым случаем и влечет обязанность страховщика выплатить истцу страховое возмещение.

Судебная коллегия соглашается с данным выводом суда первой инстанции, поскольку он основан на правильном применении норм материального права, правильной оценке представленных доказательств и подтверждается материалами дела.

В апелляционной жалобе представитель ответчика ссылается на то, что у ответчика не имелось обязанности по выплате страхового возмещения, так как страхователь/выгодоприобретатель в период действия договора имущественного страхования не исполнил обязанность, предусмотренную п. 1 ст. 959 ГК РФ и п. 8.1 Правил страхования по извещению страховщика о переходе права собственности на ТС, что свидетельствует о наличии обстоятельств, увеличивающих степень страхового риска в сравнении с той степенью риска, которая была определена на момент заключения договора страхования.

Судебная коллегия не может согласиться с данными доводами по следующим основаниям.

По смыслу ст. 959 ГК РФ следует, что для страхового обязательства правовые последствия влекут не любые изменения, а лишь носящие существенный характер и увеличивающие установленные для объекта страхования риски.

Между тем, АО «АльфаСтрахование» в нарушение ст. 56 ГПК РФ не были представлены суду доказательства того, что переход права собственности на застрахованное имущество от А.Н. к М.Ф. повлек увеличение страхового риска в период действия договора страхования, то есть такого изменения сообщенных страховщику при его заключении существенных обстоятельств, которое объективно значительно увеличивает вероятность наступления страхового случая и (или) размера убытков от его наступления, учитывая то обстоятельство, что М.Ф., являясь собственником транспортного средства, не является лицом, допущенным к управлению транспортным средством, в отношении которого был заключен договор добровольного страхования.

Лицом, допущенным управлению, остался один А.Н., ранее являвшийся и собственником автомобиля.

Кроме того, в качестве правового последствия нарушения страхователем условия договора об уведомлении страховщика о существенных изменениях названная статья Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает возможность расторжения договора страхования, а не освобождение страховщика от его исполнения при наступившем страховом случае.

Доводы представителя ответчика о том, что суд первой инстанции необоснованно сделал вывод, что ответчиком требований о расторжении договора заявлено не было, подлежат отклонению, поскольку из материалов дела усматривается, что определением Ленинского районного суда  от  встречное исковое заявление АО «АльфаСтрахование» в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ было возвращено по мотиву несоблюдения АО «АльфаСтрахование» досудебного порядка урегулирования спора, предусмотренного п. 2 ст. 450 ГК РФ, доказательств обратного материалы дела не содержат.

Вопреки доводам апелляционной жалобы ответчика судебная коллегия соглашается с размером суммы страхового возмещения, взысканной судом первой инстанции.

Суд первой инстанции на основании экспертного заключения ООО «ЭЦ Питер-Лекс» №… правильно определил размер взыскиваемой суммы, с учетом цен на запасные части и работы официального дилера АУДИ, поскольку автомобиль 2017 года выпуска, находился на гарантии завода-изготовителя, а в соответствии с п. 10.11.2 Правил страхования средств наземного транспорта от , действующих у ответчика, предусмотрен способ возмещения ущерба в виде направления застрахованного автомобиля для ремонта на авторизованной производителем СТОА (л.д. 125, т. 1).

При таких обстоятельствах, судебная коллегия не находит оснований для вычета франшизы, которая подлежала бы удержанию в случае выплаты страхового возмещения в денежном выражении, так как условиями договора не предусмотрено, что в случае направления застрахованного автомобиля для восстановительного ремонта на СТОА применяется безусловная франшиза.

Кроме того, учитывая вышеизложенное, Положение Банка России от  N 432-П «Об единой методике определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства» в данном случае применению не подлежит.

Разрешая спор в части взыскания неустойки, компенсации морального вреда и штрафа на основании Закона РФ «О защите прав потребителей», суд первой инстанции исходил из того, что договор страхования М.Ф. с АО «АльфаСтрахования» не заключала, на основании чего пришел к выводу, что удовлетворению в этой части заявленные требования не подлежат.

Судебная коллегия не может согласиться с данным выводом суда по следующим основаниям.

Судом установлено, что перемена стороны в договоре страхования произошла в силу закона (статьи 960 п. 1 ГК РФ), договор страхования на момент перехода права собственности на автомобиль не прекратил своего действия, права и вытекающие из него обязанности, включая право на получение страхового возмещения, перешли к М.Ф., как к новому собственнику.

Согласно п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от  N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при отнесении споров к сфере регулирования Закона о защите прав потребителей следует учитывать, что:

а) исходя из преамбулы Закона о защите прав потребителей и статьи 9 Федерального закона от  N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» правами, предоставленными потребителю Законом и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами, а также правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации пользуется не только гражданин, который имеет намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий товары (работы, услуги), но и гражданин, который использует приобретенные (заказанные) вследствие таких отношений товары (работы, услуги) на законном основании (наследник, а также лицо, которому вещь была отчуждена впоследствии, и т.п.).

Поскольку материалами дела подтверждается, что автомобиль приобретен истцом на законном основании, на момент дорожно-транспортного происшествия использовался в личных целях, на истца в полной мере распространяются права потребителя, предусмотренные Законом о защите прав потребителей.

Учитывая, что судом установлен факт нарушения ответчиком обязательства по выплате страхового возмещения судебная коллегия полагает необходимым взыскать с ответчика в пользу истца неустойку в соответствии с п. 5 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей».

При разрешении требований М.Ф. о взыскании с ответчика неустойки следует руководствоваться разъяснениями, содержащимися в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от дата N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», п. 5 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей», п. 16 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан (утв. Президиумом Верховного Суда РФ дата).

С учетом того, что цена страховой услуги определяется размером страховой премии (пункт 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от дата N 20), размер подлежащей в пользу истца неустойки подлежит ограничению суммой страховой премии равной 59236,15 руб.

Оснований для снижения размера неустойки судебная коллегия не усматривает.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ в пункте 45 Постановления от  N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.

Поскольку в ходе апелляционного рассмотрения судом установлен факт нарушения прав М.Ф. как потребителя действиями АО «АльфаСтрахование», выплата страхового возмещения ответчиком в добровольном порядке не произведена, судебная коллегия, руководствуясь положениями ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителя», разъяснениями п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от  N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», приходит к выводу о необходимости удовлетворения исковых требований в части взыскания компенсации морального вреда.

С учетом конкретных обстоятельств дела, принципа разумности и справедливости, судебная коллегия полагает необходимым взыскать с АО «АльфаСтрахование» в пользу истца в качестве компенсации морального вреда денежные средства в размере 5 000 руб.

В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Таким образом, размер штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя составляет 727 268 руб.

В соответствии со статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении.

Разрешая спор в части взыскиваемого штрафа, учитывая, что в суде первой инстанции ответчиком было заявлено ходатайство о снижении размера неустойки и штрафа (л.д. 113), судебная коллегия, принимая во внимание характер обязательства, соразмерность суммы неустойки последствиям его нарушения, компенсационный характер неустойки, необходимость соблюдения баланса между применяемой к ответчику мерой ответственности и последствиями ненадлежащего исполнения им обязательства, применив положения ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, приходит к выводу о возможности уменьшения подлежащего взысканию с АО «АльфаСтрахование» в пользу М.Ф. штрафа до 500 000 руб.

В соответствии со ст.103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с ответчика в доход бюджета Санкт-Петербурга подлежит взысканию государственная пошлина пропорционально удовлетворенным исковым требованиям в размере 9092,36 руб.

Руководствуясь положениями ст.ст. 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Ленинского районного суда  от  отменить в части отказа истцу в иске о взыскании неустойки, компенсации морального вреда и штрафа.

Взыскать с АО «АльфаСтрахование» в пользу М.Ф. неустойку в размере 59 236 рублей 15 копеек, компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей, штраф в размере 500 000 рублей.

Взыскать с АО «АльфаСтрахование» в доход бюджета  государственную пошлину в размере 9092,36 руб.

В остальной части решение оставить без изменения, апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Председательствующий:        

Судьи: