Кодификация

Цель данного проекта это — систематизация нормативных актов затрагивающих правовую отрасль страхования. На первом этапе происходит обобщение судебной практики. Второй этап предусматривает анализ накопленного материала. На заключительном этапе предусмотрен издание материала в электронном и бумажном виде.

По вопросам помощи проекту или участия пишите на medved01 (собака) medved01.ru

Административные правонарушения (КоАП РФ)

Процессуальные вопросы

Вопросы касающиеся ОСАГО

Вопросы добровольного страхования (КАСКО, страхование жизни и пр)


 

ОСАГО (2)

Отсутствие оценки суда доводам ответчика относительно правильности выводов экспертов, проводивших экспертизу по поручению суда, отказ в приобщении рецензии на судебную экспертизу является нарушением принципа состязательности и равноправия сторон

Согласно части 2 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы.

Пунктом 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. No 23 «О судебном решении» разъяснено, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Представитель ООО «Зетта Страхование», ссылаясь на то обстоятельство, что заключение, назначенной судом экспертизы является недопустимым доказательством в связи с допущенными экспертом при ее выполнении существенными нарушениями, заявил ходатайство о назначении повторной экспертизы, в удовлетворении которого суд, в нарушение статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отказал, указав на то, что оснований не доверять заключению эксперта не имеется, поскольку оно является допустимым по делу доказательством, эксперт предупрежден об уголовной ответственности по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации за дачу заведомо ложного заключения.

При этом возражениям ответчика относительно правильности выводов экспертов, проводивших экспертизу по поручению суда, суд в нарушение требований статей 67, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оценки не дал.

Указанное нарушение судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда не исправлено.

В силу требований части 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу части 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательства предоставляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

В судебном заседании представитель ответчика в обосновании своего несогласия с выводами экспертизы, проведенной ООО «ПрофЭкспертЮг», ходатайствовал о приобщении к делу дополнительных доказательств, а именно: консультационного заключения No 1614 от 15 ноября 2018 г. на заключение эксперта ООО «ПрофЭкспертЮг», рецензии ООО «Ростовский Экспертный Центр Дон» No Р-001-18 от 23 ноября 2018 г., диска с записью компьютерного моделирования механизма столкновения автомобилей «Мерседес Бенц Е 200» и «УАЗ Хантер», однако судом первой инстанций отказано в приобщении указанных доказательств, что повлекло за собой отказ в назначении повторной экспертизы по делу.

В связи с отказом суда в принятии вышеуказанных документов нарушены права ответчика, предусмотренные статьей 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку ответчик был лишен права представить доказательства в подтверждение того, что механические повреждения указанного автомобиля не относятся к имевшему месту 28 сентября 2017 года дорожно-транспортному происшествию, что привело к нарушению принципа состязательности и равноправия сторон (статья 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Определение ВС РФ Дело No 41-КГ19-39 от 3 декабря 2019 года http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1842550

Расходы на устранение после ДТП включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения.

В силу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (пункт 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. No 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (действовавшего на момент рассмотрения судами настоящего спора) к реальному ущербу, возникшему в результате дорожно-транспортного происшествия, наряду со стоимостью ремонта и запасных частей относится также утраченная товарная стоимость, которая представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида транспортного средства и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно- транспортного происшествия и последующего ремонта.

Аналогичные разъяснения приведены в пункте 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. No 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Таким образом, утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей автомобиля, поскольку уменьшение его потребительской стоимости нарушает права владельца транспортного средства, и в её возмещении страхователю не может быть отказано.

Согласно разъяснениям, изложенным в абзаце втором пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. No 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Пункт 13 указанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации разъясняет, что при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которое это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использоваться новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 10 марта 2017 г. No 6-П указал, что положения статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации Российской Федерации — по их конституционно-правовому смыслу в системе мер защиты права собственности, основанной на требованиях статей 7 (часть 1), 17 (части 1 и 3), 19 (части 1 и 2), 35 (часть 1), 46 (часть 1) и 52 Конституции Российской Федерации и вытекающих из них гарантий полного возмещения потерпевшему вреда, — не предполагают, что правила, предназначенные исключительно для целей обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, распространяются и на деликтные отношения, урегулированные указанными законоположениями.

Иное означало бы, что потерпевший лишался бы возможности возмещения вреда в полном объеме с непосредственного причинителя в случае выплаты в пределах страховой суммы страхового возмещения, для целей которой размер стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства определен на основании Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства с учётом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов.

В контексте конституционно-правового предназначения статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации Закон об ОСАГО, как регулирующий иные страховые

отношения, и основанная на нем Единая методика определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства не могут рассматриваться в качестве нормативно установленного исключения из общего правила об определении размера убытков в рамках деликтных обязательств и, таким образом, не препятствуют учету полной стоимости новых деталей, узлов и агрегатов при определении размера убытков, подлежащих возмещению лицом, причинившим вред.

Таким образом, принцип полного возмещения убытков применительно к случаю повреждения транспортного средства предполагает, что в результате возмещения убытков в полном размере потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право собственности не было нарушено.

С учетом приведенных положений статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по применению этой нормы и правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации судам следовало оценить совокупность имеющихся в деле доказательств, подтверждающих размер причиненных Арепьевой О.В. убытков.

Отказ в иске о возмещении убытков в полном объеме нарушает конституционный принцип справедливости и лишает заявителя возможности восстановления его нарушенных прав.

В случае несогласия с представленным истцом расчетом убытков обязанностью суда, предусмотренной действующим законодательством, являлось установление размера подлежащих возмещению убытков с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению, однако суды от данной обязанности фактически уклонились.

Определение Верховного Суда РФ от 27 февраля 2018 г. Дело No 18-КГ17-257

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1629742

Процессуальные вопросы (5)

Явка эксперта в судебное заседание по вызову суда для целей содействия правосудию, является обязательной, в связи с чем расходы на выплату услуг эксперта за выезд в судебное заседание , дачу дополнительно ответов на вопросы не подлежат включению в судебные расходы и не подлежат возмещению со стороны.

Согласно Федеральному закону Российской Федерации от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно — экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее Федеральный закон № 73-ФЗ) задачей государственной судебно — экспертной деятельности является оказание содействия судам , судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов , требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла (статья 1).

В соответствии со статьей 41 Федерального закона № 73-ФЗ судебная экспертиза согласно нормам процессуального законодательства Российской Федерации может производиться вне государственных судебно — экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами .

На судебно — экспертную деятельность лиц, указанных в части первой настоящей статьи, распространяется действие статей 2, 4, 6 — 8, 16 и 17, части второй статьи 18, статей 24 и 25 настоящего Федерального закона.

В силу статьи 16 настоящего Закона эксперт исполняет обязанности, предусмотренные, в том числе, соответствующим процессуальным законодательством. 

Статьей 13 ГПК РФ (аналогичные положения содержатся в статье 16 АПК РФ) установлено, что законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Неисполнение судебного постановления, а равно иное проявление неуважения к суду влечет за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом.

Исходя из содержания вышеприведенных норм права явка эксперта в судебное заседание по вызову суда для целей содействия правосудию, является обязательной, в связи с чем расходы на выплату услуг эксперта за выезд в судебное заседание , дачу дополнительно ответов на вопросы не подлежат включению в судебные расходы и не подлежат возмещению со стороны.

Требования суда о представлении доказательств, сведений и других материалов, даче объяснений, разъяснений, заключений и иные требования, связанные с рассматриваемым делом, являются также обязательными и подлежат исполнению органами, организациями и лицами, которым они адресованы.

Положение части первой статьи 85 ГПК Российской Федерации, в силу которого обязанности эксперта в гражданском процессе не исчерпываются проведением порученной ему судом экспертизы и направлением подготовленного им заключения в суд, поскольку эксперт также обязан явиться по вызову суда для личного участия в судебном заседании и ответить на вопросы, связанные с проведенным исследованием и данным им заключением, как и предписание абзаца второго статьи 94 данного Кодекса, относящее суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам, к издержкам, связанным с рассмотрением дела, не предполагают необходимости отдельной оплаты вызова эксперта в суд для дачи пояснений по содержанию проведенного им экспертного исследования, поскольку данная процессуальная обязанность эксперта должна приниматься им во внимание при согласовании размера вознаграждения, определяемого судом на основании части третьей статьи 95 этого же Кодекса (Определение Конституционного Суда РФ от 18 июля 2017 г. N 1715-О, Определение Конституционного Суда РФ от 28 июня 2018 г. N 1593-О).

Статьей 168 ГПК РФ установлено, что в случае, если вызванный свидетель, эксперт, специалист, переводчик не явился в судебное заседание по причинам, признанным судом неуважительными, он может быть подвергнут штрафу. 

 

Отсутствие оценки суда доводам ответчика относительно правильности выводов экспертов, проводивших экспертизу по поручению суда, отказ в приобщении рецензии на судебную экспертизу является нарушением принципа состязательности и равноправия сторон

Согласно части 2 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы.

Пунктом 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. No 23 «О судебном решении» разъяснено, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Представитель ООО «Зетта Страхование», ссылаясь на то обстоятельство, что заключение, назначенной судом экспертизы является недопустимым доказательством в связи с допущенными экспертом при ее выполнении существенными нарушениями, заявил ходатайство о назначении повторной экспертизы, в удовлетворении которого суд, в нарушение статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отказал, указав на то, что оснований не доверять заключению эксперта не имеется, поскольку оно является допустимым по делу доказательством, эксперт предупрежден об уголовной ответственности по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации за дачу заведомо ложного заключения.

При этом возражениям ответчика относительно правильности выводов экспертов, проводивших экспертизу по поручению суда, суд в нарушение требований статей 67, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оценки не дал.

Указанное нарушение судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда не исправлено.

В силу требований части 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу части 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательства предоставляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

В судебном заседании представитель ответчика в обосновании своего несогласия с выводами экспертизы, проведенной ООО «ПрофЭкспертЮг», ходатайствовал о приобщении к делу дополнительных доказательств, а именно: консультационного заключения No 1614 от 15 ноября 2018 г. на заключение эксперта ООО «ПрофЭкспертЮг», рецензии ООО «Ростовский Экспертный Центр Дон» No Р-001-18 от 23 ноября 2018 г., диска с записью компьютерного моделирования механизма столкновения автомобилей «Мерседес Бенц Е 200» и «УАЗ Хантер», однако судом первой инстанций отказано в приобщении указанных доказательств, что повлекло за собой отказ в назначении повторной экспертизы по делу.

В связи с отказом суда в принятии вышеуказанных документов нарушены права ответчика, предусмотренные статьей 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку ответчик был лишен права представить доказательства в подтверждение того, что механические повреждения указанного автомобиля не относятся к имевшему месту 28 сентября 2017 года дорожно-транспортному происшествию, что привело к нарушению принципа состязательности и равноправия сторон (статья 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Определение ВС РФ Дело No 41-КГ19-39 от 3 декабря 2019 года http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1842550

Расходы на устранение после ДТП включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения.

В силу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (пункт 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. No 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (действовавшего на момент рассмотрения судами настоящего спора) к реальному ущербу, возникшему в результате дорожно-транспортного происшествия, наряду со стоимостью ремонта и запасных частей относится также утраченная товарная стоимость, которая представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида транспортного средства и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно- транспортного происшествия и последующего ремонта.

Аналогичные разъяснения приведены в пункте 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. No 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Таким образом, утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей автомобиля, поскольку уменьшение его потребительской стоимости нарушает права владельца транспортного средства, и в её возмещении страхователю не может быть отказано.

Согласно разъяснениям, изложенным в абзаце втором пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. No 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Пункт 13 указанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации разъясняет, что при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которое это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использоваться новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 10 марта 2017 г. No 6-П указал, что положения статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации Российской Федерации — по их конституционно-правовому смыслу в системе мер защиты права собственности, основанной на требованиях статей 7 (часть 1), 17 (части 1 и 3), 19 (части 1 и 2), 35 (часть 1), 46 (часть 1) и 52 Конституции Российской Федерации и вытекающих из них гарантий полного возмещения потерпевшему вреда, — не предполагают, что правила, предназначенные исключительно для целей обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, распространяются и на деликтные отношения, урегулированные указанными законоположениями.

Иное означало бы, что потерпевший лишался бы возможности возмещения вреда в полном объеме с непосредственного причинителя в случае выплаты в пределах страховой суммы страхового возмещения, для целей которой размер стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства определен на основании Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства с учётом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов.

В контексте конституционно-правового предназначения статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации Закон об ОСАГО, как регулирующий иные страховые

отношения, и основанная на нем Единая методика определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства не могут рассматриваться в качестве нормативно установленного исключения из общего правила об определении размера убытков в рамках деликтных обязательств и, таким образом, не препятствуют учету полной стоимости новых деталей, узлов и агрегатов при определении размера убытков, подлежащих возмещению лицом, причинившим вред.

Таким образом, принцип полного возмещения убытков применительно к случаю повреждения транспортного средства предполагает, что в результате возмещения убытков в полном размере потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право собственности не было нарушено.

С учетом приведенных положений статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по применению этой нормы и правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации судам следовало оценить совокупность имеющихся в деле доказательств, подтверждающих размер причиненных Арепьевой О.В. убытков.

Отказ в иске о возмещении убытков в полном объеме нарушает конституционный принцип справедливости и лишает заявителя возможности восстановления его нарушенных прав.

В случае несогласия с представленным истцом расчетом убытков обязанностью суда, предусмотренной действующим законодательством, являлось установление размера подлежащих возмещению убытков с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению, однако суды от данной обязанности фактически уклонились.

Определение Верховного Суда РФ от 27 февраля 2018 г. Дело No 18-КГ17-257

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1629742

В случае прекращения производства по делу в связи с его неподведомственностью суду общей юрисдикции судебные издержки на проведение экспертизы подлежали взысканию с истца.

Взыскивая с ОАО «СК «РЕГИОНГАРАНТ» судебные расходы на представителя и отказывая во взыскании с Общества расходов на оплату судебной экспертизы, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что заключение судебной экспертизы не было положено в основу в качестве доказательства по делу при вынесении судебного акта, которым производство по данному делу прекращено, спор по существу разрешен не был, в связи с чем оплаченная ответчиком сумма за проведение экспертизы в размере 15 000 руб. не может быть отнесена к судебным издержкам, подлежащими взысканию с истца.
С указанными выводами согласиться нельзя по следующим основаниям.
Согласно части 1 статьи 88 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.
Статьей 94 названного кодекса к издержкам, связанным с рассмотрением дела, отнесены, в том числе, суммы, подлежащие выплате экспертам.
Следовательно, расходы на проведение судебной экспертизы входят в состав судебных расходов и подлежат распределению в порядке, предусмотренном главой 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
В силу статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 названного кодекса (часть 1).
Данные правила относятся также к распределению судебных расходов, понесенных сторонами в связи с ведением дела в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях (часть 2).
Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 г. No 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», принципом распределения судебных расходов выступает возмещение судебных расходов лицу, которое их понесло, за счет лица, не в пользу которого принят итоговый судебный акт по делу (например, решение суда первой инстанции, определение о прекращении производства по делу или об оставлении заявления без рассмотрения, судебный акт суда апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, которым завершено производство по делу на соответствующей стадии процесса).
В пункте 25 постановления Пленума указано, что в случаях прекращения производства по делу, оставления заявления без рассмотрения судебные издержки взыскиваются с истца.
Таким образом, в случае прекращения производства по делу в связи с его неподведомственностью суду общей юрисдикции судебные издержки на проведение экспертизы подлежали взысканию с истца.
Однако это не было учтено судами первой и апелляционной инстанций, отказавшими во взыскании с истца издержек на проведение судебной экспертизы.
Допущенные нарушения норм процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя.

Верховный Суд Определение No 9-КГ16-19 от 31 января 2017 г.
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1515622

Определением Рыбинского районного суда Красноярского края о т 10 апреля 2012г. производство по данному делу прекращено в связи с тем, что спор неподведомственен суду общей юрисдикции, т а к к а к относится к
подведомственности арбитражного суда, отменена обеспечительная мера в виде
наложения ареста на имущество Филькова А.Н., с ООО «Визир» в пользу Филькова А.Н. взысканы судебные расходы, ООО «Визир» возвращена уплаченная государственная пошлина.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 06 июня 2012г. определение суда первой инстанции отменено в части взыскания в пользу Филькова А.Н. судебных расходов на представителя, в удовлетворении данных требований отказано, в остальной части определение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В кассационной жалобе, поданной заявителем 15 ноября 2012г., ставится вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 6 июня 2012г.
В связи с поданной кассационной жалобой на указанное судебное постановление и сомнениями в его законности судьей Верховного Суда Российской Федерации В.В. Горшковым 22 ноября 2012г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки по доводам кассационной жалобы и определением этого же судьи от 27 февраля 2013г. кассационная жалоба Филькова А.Н. с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы гражданского дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для удовлетворения кассационной жалобы и отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 6 июня 2012г. в части отмены определения суда первой инстанции об удовлетворении заявления Филькова А.Н. о возмещении судебных расходов на представителя и вынесения нового решения об отказе в удовлетворении данных требований.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
При рассмотрении данного дела судом апелляционной инстанции допущено существенное нарушение норм процессуального права, выразившееся в следующем.
Взыскивая судебные расходы на оплату услуг представителя с ООО «Визир» (истца) в пользу Филькова А.Н. (ответчика по делу), суд первой инстанции исходил из того, что данные расходы ответчика подлежат возмещению за счет истца обратившегося в суд общей юрисдикции с нарушением правил подведомственности, что повлекло для ответчика необходимость защищать свои интересы. При этом суд учел сложность дела,
количество судебных заседаний, в которых участвовал представитель ответчика и удовлетворил требование о взыскании судебных расходов на представителя в полном объеме.
Отменяя определение суда первой инстанции в части взыскания расходов на оплату услуг представителя в пользу Филькова А.Н. и отказывая в удовлетворении заявления Филькова А.Н. о взыскании данных расходов, суд второй инстанции исходил из того, что Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не предусмотрено взыскание судебных расходов при прекращении производства по делу в связи с неподведомственностью спора суду общей юрисдикции, в случае прекращения производства по делу рассмотрение дела по существу не происходит и вывод о правомерности или неправомерности требований истца и возражений ответчика в определении не содержится, а потому распределение судебных расходов между сторонами судом в том же процессе не осуществляется.
С данным выводом суда апелляционной инстанции в части отказа в удовлетворении заявления Филькова А.Н. о взыскании судебных расходов на представителя согласиться нельзя по следующим основаниям.
В соответствии с частью 4 статьи 1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогию закона).
В силу части первой статьи 101 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при отказе истца от иска истец возмещает ответчику издержки, понесенные им в связи с ведением дела. Такой отказ означает, что сам истец признает неправомерность заявленного им требования и тем самым подтверждает правомерность позиции ответчика.
Часть первая статьи 101 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в то же время предусматривает, что если отказ от иска связан с добровольным удовлетворением ответчиком требования истца после предъявления иска, то все понесенные истцом по делу судебные расходы, в том числе расходы на оплату услуг представителя, по просьбе истца взыскиваются с ответчика. В данном случае решение законодателя возложить на ответчика обязанность по компенсации истцу понесенных им судебных расходов основывается на том, что истец заявлял правомерные требования, которые были фактически признаны ответчиком и добровольно им удовлетворены в ходе процесса.
Как следует из представленных материалов и установлено судом, производство по данному делу было прекращено в связи с неподведомственностью спора суду общей юрисдикции, то есть истцом было инициировано производство не входящее в компетенцию суда общей юрисдикции.
Прекращение производства по делу означает завершение процесса без вынесения решения, то есть без разрешения спора по существу, в связи с невозможностью (по различным основаниям) рассмотрения дела в суде.
Предъявление истцом иска, который не может быть предметом рассмотрения в суде, следует расценивать как ошибочное инициирование судебного процесса. При этом ответчик также может нести издержки, в том числе на представительство его интересов в суде.
Включение в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации норм о возмещении сторонами судебных расходов может предотвратить необоснованную передачу споров на разрешение суда. По смыслу норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации для истца, обратившегося в суд без достаточных на то оснований, вследствие чего производство по делу прекращено, должны возникнуть неблагоприятные последствия, в частности возмещение ответчику понесенных судебных расходов.
При прекращении производства по делу вследствие неподведомственности спора суду общей юрисдикции у суда, имеются основания для применения аналогии закона или аналогии права исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации на основе равенства всех перед законом и судом.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что со способом возмещения судебных расходов в порядке статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, предложенным судом второй инстанции, изложенным в апелляционном определении, согласиться нельзя, поскольку он значительно отдаляет и усложняет защиту нарушенного права, вынуждает лицо, понесшее судебные расходы, нести дополнительные судебные расходы по оплате государственной пошлины при подаче иска о взыскании убытков и дополнительные расходы на представителя, а также доказывать обстоятельства неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств, наличие и размер убытков.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит что, предложенный способ возмещения судебных расходов не отвечает требованиям законности и справедливости судебного акта, разумности и процессуальной экономии.
С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что у суда апелляционной инстанции не имелось оснований, указанных в определении суда второй инстанции, для отмены определения суда первой инстанции в части удовлетворения заявления Филькова А.Н. о возмещении судебных расходов на представителя и вынесения нового решения об отказе в удовлетворении требований Филькова А.Н. в данной части. В связи с чем, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 6 июня 2012г. нельзя признать законным, и оно подлежит отмене в указанной части с направлением материала на новое апелляционное рассмотрение в данной части.

Верховный Суд Дело No 53-КГ12-18 от 26 марта 2013 года
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=533656

суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Частью первой статьи 79 ГПК РФ установлено, что при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно- экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

В силу абзаца второго части второй статьи 85 ГПК РФ эксперт или судебно-экспертное учреждение не вправе отказаться от проведения порученной им экспертизы в установленный судом срок, мотивируя это отказом стороны произвести оплату экспертизы до её проведения. В случае отказа стороны от предварительной оплаты экспертизы эксперт или судебно- экспертное учреждение обязаны провести назначенную судом экспертизу и вместе с заявлением о возмещении понесённых расходов направить заключение эксперта в суд с документами, подтверждающими расходы на проведение экспертизы, для решения судом вопроса о возмещении этих расходов соответствующей стороной с учетом положений части первой статьи 96 и статьи 98 указанного Кодекса.

В соответствии с частью первой статьи 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Согласно абзацу второму статьи 94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся, в том числе, суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам.

Частью первой статьи 96 ГПК РФ (в редакции, действовавшей на день вынесения судом определения о назначении по делу экспертизы — 15 марта 2016 г.) предусмотрено, что денежные суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам и специалистам, или другие связанные с рассмотрением дела расходы, признанные судом необходимыми, предварительно вносятся на счет, открытый в порядке, установленном бюджетным законодательством Российской Федерации, соответственно Верховному Суду Российской

page6image1081418880

Федерации, верховному суду республики, краевому, областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду, управлению Судебного департамента в субъекте Российской Федерации, а также органу, осуществляющему организационное обеспечение деятельности мировых судей, стороной, заявившей соответствующую просьбу. В случае, если указанная просьба заявлена обеими сторонами, требуемые суммы вносятся сторонами в равных частях.

В случае, если вызов свидетелей, назначение экспертов, привлечение специалистов и другие действия, подлежащие оплате, осуществляются по инициативе суда, соответствующие расходы возмещаются за счёт средств федерального бюджета (часть 2 статьи 96 ГПК РФ).

Суд, а также мировой судья может освободить гражданина с учётом его имущественного положения от уплаты расходов, предусмотренных частью 1 статьи 96 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, или уменьшить их размер. В этом случае расходы возмещаются за счет средств соответствующего бюджета (часть 3 статьи 96 ГПК РФ).

По общему правилу, установленному частью первой статьи 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесённые по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 указанного Кодекса.

В пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 г. No 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» разъяснено, что, разрешая вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек, суд не вправе уменьшать его произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов (часть 3 статьи 111 АПК РФ, часть 4 статьи 1 ГПК РФ, часть 4 статьи 2 КАС РФ). Вместе с тем в целях реализации задачи судопроизводства по справедливому публичному судебному разбирательству, обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон (статьи 2, 35 ГПК РФ, статьи 3, 45 КАС РФ, статьи 2, 41 АПК РФ) суд вправе уменьшить размер судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, если заявленная к взысканию сумма издержек, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный (чрезмерный) характер.

Таким образом положениями статьи 96 ГПК РФ с учётом разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации предусмотрена возможность освободить гражданина от уплаты расходов, предусмотренных частью 1 статьи 96 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, или уменьшить их размер исходя из его имущественного положения. Следовательно, суду при решении вопроса о возмещении стороной судебных расходов следует учитывать имущественное положение лица, на которого возложена обязанность по возмещению таких расходов.

В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Определение Верховного Суда РФ 48-КГ20-16-К7 от 1 февраля 2021 

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1967010