Кодификация

Цель данного проекта это — систематизация нормативных актов затрагивающих правовую отрасль страхования. На первом этапе происходит обобщение судебной практики. Второй этап предусматривает анализ накопленного материала. На заключительном этапе предусмотрен издание материала в электронном и бумажном виде.

По вопросам помощи проекту или участия пишите на medved01 (собака) medved01.ru

Административные правонарушения (КоАП РФ)

Процессуальные вопросы

Вопросы касающиеся ОСАГО

Вопросы добровольного страхования (КАСКО, страхование жизни и пр)


 

Защита прав потребителей (3)

Взыскание штрафа в пользу общественных объединений потребителей направлено на компенсацию расходов, понесённых в судебном процессе и стимулирование деятельности общественных объединений потребителей по защите прав и законных интересов потребителей.

Пункт 46 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 года устанавливает, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).

Аналогичная норма предусмотрена Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» от 25.04.2002 N 40-ФЗ.

Исходя из особой общественной значимости защиты прав потребителей в сфере торговли и оказания услуг, необходимости обеспечения надлежащего качества товаров и услуг, законодатель наряду с гражданско-правовой ответственностью изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) предусмотрел самостоятельный вид ответственности за нарушение установленного законом добровольного порядка удовлетворения требований потребителя как менее защищенной стороны договора. Установленная в пункте 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» ответственность в виде штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, как направленная на обеспечение интересов граждан в сфере торговли и оказания услуг, защиту прав потребителей, а также на охрану установленного законом порядка торговли и оказания услуг.

Основанием для участия в процессе в порядке ст. 46 ГПК РФ в качестве лица, обращающегося в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц (ст. 34 ГПК РФ), является процессуальная заинтересованность этих органов и организаций, обусловленная возложенными на них в силу закона функциями и обязанностями, в том числе по осуществлению судебной защиты граждан по делам, охватываемым сферой их ведения.

Наделение законом перечисленных в ст. 46 ГПК РФ органов и организаций названной функцией предопределяет наличие у этих субъектов необходимых ресурсов для её осуществления (соответствующий штат работников, обладающих надлежащим уровнем юридических знаний, финансирование данной деятельности или предусмотрение в законе иных материальных источников возмещения расходов, понесённых в связи с участием в деле в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц). Так, предоставив п. 2 ст. 45 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей» общественным объединениям потребителей (их ассоциациям, союзам), имеющим статус юридического лица, для осуществления уставных целей право на обращение в суд с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределённого круга потребителей), законодатель в п. 6 ст. 13 данного Закона закрепил положение, согласно которому пятьдесят процентов суммы штрафа, взысканного в пользу потребителя, перечисляются указанным объединениям (их ассоциациям, союзам). Данная норма гарантирует этим объединениям в том числе и компенсацию расходов, понесённых ими в судебном процессе, в случае обращения в суд в защиту конкретного потребителя.

Положения приведенных норм направлены на обеспечение интересов граждан в сфере торговли и оказания услуг, защиту прав потребителей, а также на охрану установленного законом порядка торговли и оказания услуг и одновременно — на стимулирование деятельности общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) по защите прав и законных интересов потребителя, которая позволяет компенсировать — благодаря их усилиям — нанесенный потребителю ущерб; на побуждение изготовителя или продавца товара как профессионального участника рынка надлежащим образом исполнять свои обязательства, в целях защиты прав потребителя как менее защищенной стороны договора.

Указанная позиция нашла свое подтверждение в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 17 октября 2006 года N 460-О, от 16 апреля 2009 года N 398-О-О, от 13 октября 2009 года N 1215-О-О, от 29 сентября 2015 г. N 2112-О, и др..

Из буквального толкования положений приведенной нормы следует, что взыскание штрафа в пользу общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) направлено на компенсацию расходов, понесённых в судебном процессе и стимулирование деятельности общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) по защите прав и законных интересов потребителей.

В соответствии с пунктом 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. No 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования (часть 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В соответствии со статьей 148 названного кодекса на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд выносит на обсуждение вопрос о юридической квалификации правоотношения для определения того, какие нормы права подлежат применению при разрешении спора.

Судами апелляционной и кассационной инстанций приведенные процессуальные нормы с учётом акта их толкования были применены неправильно.

В исковом заявлении, в дополнениях к нему, в своих объяснениях, в апелляционной и кассационной жалобах Саломатин А.В. в обоснование своих требований ссылался на то, что совершил сделки под влиянием существенного заблуждения, и указывал на создание менеджерами по продажам психотравмирующей обстановки: они продержали его 9 часов в офисе продаж, неоднократно согласовывая с ним различные варианты условий договора. В результате многочасовых переговоров и неоднократного изменения условий, на которых предлагалось заключить договор купли- продажи автомобиля и кредитного договора, он был введен в заблуждение относительно контрагента, цены автомашины и стоимости кредита, что, на его взгляд, подтверждается одновременным подписанием двух договоров купли-продажи одной и той же машины по разным ценам и с разными продавцами, а также подписанием двух различных кредитных договоров.

Таким образом, фактические обстоятельства, на которые ссылается истец, свидетельствуют о том, что он просил о признании заключенных сделок недействительными как совершенных под влиянием существенного заблуждения (статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации). 

Однако суды апелляционной и кассационной инстанций рассмотрели спор и постановили судебные акты, исходя из положений статей 450 и 450.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, на которые ошибочно сослался истец.

При этом судам надлежало дать правильную юридическую квалификацию возникшему спору, после чего уточнить требования Саломатина А.В. (расторгнуть договор или признать его недействительным).

Поскольку указанные требования закона не были выполнены, судебные постановления судов апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Определение Верховного Суда РФ № 49-КГ21-3-К6 от 27 апреля 2021

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1996706

В соответствии с преамбулой Закона о защите прав потребителей этот закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортёрами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

Как разъяснено в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. No 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальнымизаконами.

Согласно статье 15 Закона о защите прав потребителей моральный вред, причинённый потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортёром) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Таким образом, основанием для удовлетворения требований о взыскании компенсации морального вреда является сам факт нарушения прав потребителей, при этом возмещение материального ущерба не освобождает от ответственности за причинённый моральный вред.

Определение Верховного Суда РФ от 30 марта 2021 г. № 8-КГ20-71-КЗ 

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1986622

ОСАГО (1)

В тех случаях, когда размер неустойки установлен законом, ее снижение не может быть обосновано доводами неразумности установленного законом размера неустойки.

В соответствии с пунктом 21 статьи 12 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. No 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в течение 20 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, а в случае, предусмотренном пунктом 153 данной статьи, 30 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня принятия к рассмотрению заявления потерпевшего о страховом возмещении или прямом возмещении убытков и приложенных к нему документов, предусмотренных правилами обязательного страхования, страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или после осмотра и (или) независимой технической экспертизы поврежденного транспортного средства выдать потерпевшему направление на ремонт транспортного средства с указанием станции технического обслуживания, на которой будет отремонтировано его транспортное средство и которой страховщик оплатит восстановительный ремонт поврежденного транспортного средства, и срока ремонта либо направить потерпевшему мотивированный отказ в страховом возмещении.
При несоблюдении срока осуществления страховой выплаты или срока выдачи потерпевшему направления на ремонт транспортного средства страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пеню) в размере одного процента от определенного в соответствии с этим законом размера страхового возмещения по виду причиненного вреда каждому потерпевшему. При возмещении вреда на основании пунктов 15!—153 этой статьи в случае нарушения установленного абзацем вторым пункта 152 данной статьи срока проведения восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства или срока, согласованного страховщиком и потерпевшим и превышающего установленный абзацем вторым пункта 152 названной статьи срок проведения восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства, страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пеню) в размере 0,5 процента от определенной в соответствии с данным законом суммы страхового возмещения, но не более суммы такого возмещения.
В силу пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации суд вправе уменьшить неустойку, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении.
Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. No 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», применение статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных
случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 г. No 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» разъяснено, что бремя доказывания несоразмерности неустойки и необоснованности выгоды кредитора возлагается на ответчика. Несоразмерность и необоснованность выгоды могут выражаться, в частности, в том, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки (часть 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Доводы ответчика о невозможности исполнения обязательства вследствие тяжелого финансового положения, наличия задолженности перед другими кредиторами, наложения ареста на денежные средства или иное имущество ответчика, отсутствия бюджетного финансирования, неисполнения обязательств контрагентами, добровольного погашения долга полностью или в части на день рассмотрения спора, выполнения ответчиком социально значимых функций, наличия у должника обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки (пункт 73).
Возражая против заявления об уменьшении размера неустойки, кредитор не обязан доказывать возникновение у него убытков, но вправе представлять доказательства того, какие последствия имеют подобные нарушения обязательства для кредитора, действующего при сравнимых обстоятельствах разумно и осмотрительно, например, указать на изменение средних показателей по рынку (процентных ставок по кредитам или рыночных цен на определенные виды товаров в соответствующий период, валютных курсов и т.д.) (пункт 74).
При оценке соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства необходимо учитывать, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, а также то, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (пункты 3, 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Доказательствами обоснованности размера неустойки могут служить, в частности, данные о среднем размере платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым кредитными организациями лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность, либо платы по краткосрочным кредитам, выдаваемым физическим лицам, в месте нахождения кредитора в период нарушения обязательства, а также о показателях инфляции за соответствующий период (пункт 75).

Из приведенных правовых норм и разъяснений постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что уменьшение неустойки производится судом исходя из оценки ее соразмерности последствиям нарушения обязательства, однако такое снижение не может быть произвольным и не допускается без представления ответчиком доказательств, подтверждающих такую несоразмерность, а также без указания судом мотивов, по которым он пришел к выводу об указанной несоразмерности.
При этом снижение неустойки не должно влечь выгоду для недобросовестной стороны особенно в отношениях коммерческих организаций с потребителями.
В тех случаях, когда размер неустойки установлен законом, ее снижение не может быть обосновано доводами неразумности установленного законом размера неустойки.
Из обжалуемых судебных постановлений следует, что судами по существу не приведены мотивы, обосновывающие допустимость уменьшения размера взыскиваемой неустойки, а АО «АльфаСтрахование» не представлено никаких доказательств исключительности данного случая и несоразмерности неустойки.
По настоящему делу судом установлен факт незаконного отказа страховщика в выплате страхового возмещения с 18 июня 2018 г. по 30 сентября 2019 г., при этом просрочка продолжалась как после вынесения судом решения о взыскании страхового возмещения, так после вступления его в силу.
Учитывая, что общий размер неустойки не может превышать размер страховой суммы по виду причиненного ущерба (лимит), и принимая во внимание общий размер неустойки, ранее взысканной решением суда и решением финансового уполномоченного, предъявленная ко взысканию и взысканная оспариваемым решением финансового уполномоченного неустойка за период с 30 мая по 24 сентября 2019 г. (4 месяца) составила всего 49 680 руб.
В добровольном порядке выплатить положенную по закону неустойку АО «АльфаСтрахование» по претензии истца отказалось.
Таким образом, снижая размер неустойки с 49 680 руб. до 10 000 руб., то есть почти в 5 раз, суд приведенные выше правовые нормы и разъяснения постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации не учел.

Определение Верховного Суда РФ 9-КГ21-7-К1 от 21 сентября 2021 г.

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=2044376

Category: ОСАГО

Процессуальные вопросы (8)

Взыскание штрафа в пользу общественных объединений потребителей направлено на компенсацию расходов, понесённых в судебном процессе и стимулирование деятельности общественных объединений потребителей по защите прав и законных интересов потребителей.

Пункт 46 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 года устанавливает, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).

Аналогичная норма предусмотрена Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» от 25.04.2002 N 40-ФЗ.

Исходя из особой общественной значимости защиты прав потребителей в сфере торговли и оказания услуг, необходимости обеспечения надлежащего качества товаров и услуг, законодатель наряду с гражданско-правовой ответственностью изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) предусмотрел самостоятельный вид ответственности за нарушение установленного законом добровольного порядка удовлетворения требований потребителя как менее защищенной стороны договора. Установленная в пункте 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» ответственность в виде штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, как направленная на обеспечение интересов граждан в сфере торговли и оказания услуг, защиту прав потребителей, а также на охрану установленного законом порядка торговли и оказания услуг.

Основанием для участия в процессе в порядке ст. 46 ГПК РФ в качестве лица, обращающегося в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц (ст. 34 ГПК РФ), является процессуальная заинтересованность этих органов и организаций, обусловленная возложенными на них в силу закона функциями и обязанностями, в том числе по осуществлению судебной защиты граждан по делам, охватываемым сферой их ведения.

Наделение законом перечисленных в ст. 46 ГПК РФ органов и организаций названной функцией предопределяет наличие у этих субъектов необходимых ресурсов для её осуществления (соответствующий штат работников, обладающих надлежащим уровнем юридических знаний, финансирование данной деятельности или предусмотрение в законе иных материальных источников возмещения расходов, понесённых в связи с участием в деле в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц). Так, предоставив п. 2 ст. 45 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей» общественным объединениям потребителей (их ассоциациям, союзам), имеющим статус юридического лица, для осуществления уставных целей право на обращение в суд с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределённого круга потребителей), законодатель в п. 6 ст. 13 данного Закона закрепил положение, согласно которому пятьдесят процентов суммы штрафа, взысканного в пользу потребителя, перечисляются указанным объединениям (их ассоциациям, союзам). Данная норма гарантирует этим объединениям в том числе и компенсацию расходов, понесённых ими в судебном процессе, в случае обращения в суд в защиту конкретного потребителя.

Положения приведенных норм направлены на обеспечение интересов граждан в сфере торговли и оказания услуг, защиту прав потребителей, а также на охрану установленного законом порядка торговли и оказания услуг и одновременно — на стимулирование деятельности общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) по защите прав и законных интересов потребителя, которая позволяет компенсировать — благодаря их усилиям — нанесенный потребителю ущерб; на побуждение изготовителя или продавца товара как профессионального участника рынка надлежащим образом исполнять свои обязательства, в целях защиты прав потребителя как менее защищенной стороны договора.

Указанная позиция нашла свое подтверждение в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 17 октября 2006 года N 460-О, от 16 апреля 2009 года N 398-О-О, от 13 октября 2009 года N 1215-О-О, от 29 сентября 2015 г. N 2112-О, и др..

Из буквального толкования положений приведенной нормы следует, что взыскание штрафа в пользу общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) направлено на компенсацию расходов, понесённых в судебном процессе и стимулирование деятельности общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) по защите прав и законных интересов потребителей.

В соответствии с пунктом 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. No 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования (часть 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В соответствии со статьей 148 названного кодекса на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд выносит на обсуждение вопрос о юридической квалификации правоотношения для определения того, какие нормы права подлежат применению при разрешении спора.

Судами апелляционной и кассационной инстанций приведенные процессуальные нормы с учётом акта их толкования были применены неправильно.

В исковом заявлении, в дополнениях к нему, в своих объяснениях, в апелляционной и кассационной жалобах Саломатин А.В. в обоснование своих требований ссылался на то, что совершил сделки под влиянием существенного заблуждения, и указывал на создание менеджерами по продажам психотравмирующей обстановки: они продержали его 9 часов в офисе продаж, неоднократно согласовывая с ним различные варианты условий договора. В результате многочасовых переговоров и неоднократного изменения условий, на которых предлагалось заключить договор купли- продажи автомобиля и кредитного договора, он был введен в заблуждение относительно контрагента, цены автомашины и стоимости кредита, что, на его взгляд, подтверждается одновременным подписанием двух договоров купли-продажи одной и той же машины по разным ценам и с разными продавцами, а также подписанием двух различных кредитных договоров.

Таким образом, фактические обстоятельства, на которые ссылается истец, свидетельствуют о том, что он просил о признании заключенных сделок недействительными как совершенных под влиянием существенного заблуждения (статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации). 

Однако суды апелляционной и кассационной инстанций рассмотрели спор и постановили судебные акты, исходя из положений статей 450 и 450.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, на которые ошибочно сослался истец.

При этом судам надлежало дать правильную юридическую квалификацию возникшему спору, после чего уточнить требования Саломатина А.В. (расторгнуть договор или признать его недействительным).

Поскольку указанные требования закона не были выполнены, судебные постановления судов апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Определение Верховного Суда РФ № 49-КГ21-3-К6 от 27 апреля 2021

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1996706

Само по себе наличие судебного спора о страховом возмещении указывает на несоблюдение страховщиком добровольного порядка удовлетворения требований потребителя.

Принимая решение о взыскании с ответчика в пользу истца неустойки, штрафа и компенсации морального вреда, суд первой инстанции исходил из доказанности факта нарушения страховщиком сроков выплаты страхового возмещения.

Изменяя решение районного суда в части размера штрафа, взысканного судом на основании положений пункта 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. No 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей), судебная коллегия указала, что расчет штрафа должен производиться от суммы, присужденной судом в пользу потребителя, в данном случае от суммы неустойки и компенсации морального вреда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что обжалуемые судебные постановления приняты с существенным нарушением норм права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Согласно части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

В силу пункта 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

В пункте 46 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. No 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.

В соответствии с пунктом 47 названного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, если после принятия иска к производству суда требования потребителя удовлетворены ответчиком по делу добровольно, то при отказе истца от иска суд прекращает производство по делу в соответствии со статьей 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В этом случае штраф, предусмотренный пунктом 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей, с ответчика не взыскивается.

Исходя из приведенных выше правовых норм и акта их разъяснения штраф, предусмотренный пунктом 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей, не подлежит взысканию с исполнителя услуги при удовлетворении им требований потребителя после принятия иска к производству суда только при последующем отказе истца от иска и прекращении судом производства по делу.

Если отказ истца от иска заявлен не был, то в пользу потребителя подлежит взысканию предусмотренный Законом о защите прав потребителей штраф, исчисляемый от всей присужденной судом суммы.

Производство по делу в связи с отказом истца от иска судом не прекращалось.

Само по себе наличие судебного спора о страховом возмещении указывает на несоблюдение страховщиком добровольного порядка удовлетворения требований потребителя, в связи с чем перечисление денежных средств на счет выгодоприобретателя в период рассмотрения спора в суде при условии, что истец не отказался от иска, не является основанием для освобождения страховщика от ответственности в виде штрафа за ненадлежащее исполнение обязательств.

Определение Верховного Суда РФ No 19-КГ20-6 от 28 июля 2020 г. http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1903262


Как установлено судами, со стороны истца имели место как обращение к страховщику с заявлением о страховой выплате, так и подача претензии по поводу невыплаты страхового возмещения, однако указанные обращение и претензия не получены ответчиком по зависящим от него обстоятельствам.

Риск гражданской ответственности владельцев транспортных средств в силу пункта 1 статьи 935 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит обязательному страхованию, которое осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 25 апреля 2002 г. No 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО).
Статьей 1 названного выше закона установлено, что по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств страховщик обязуется при наступлении страхового случая возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред, в том числе вред жизни или здоровью.
В соответствии со статьей 12 этого же закона потерпевший вправе предъявить страховщику требование о возмещении вреда, причиненного его жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортного средства, в пределах страховой суммы, установленной данным законом, путем предъявления страховщику заявления о страховой выплате или прямом возмещении убытков и документов, предусмотренных правилами обязательного страхования. Заявление потерпевшего, содержащее требование о страховой выплате или прямом возмещении убытков в связи с причинением вреда его жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортного средства, с приложенными документами, предусмотренными правилами обязательного страхования, направляется страховщику по месту нахождения страховщика или представителя страховщика, уполномоченного страховщиком на рассмотрение указанных требований потерпевшего и осуществление страховых выплат или прямого возмещения убытков (пункт 1).
В силу абзацев первого, второго пункта 1 статьи 16.1 Закона об ОСАГО до предъявления к страховщику иска, содержащего требование об осуществлении страховой выплаты, потерпевший обязан обратиться к страховщику с заявлением, содержащим требование о страховой выплате или прямом возмещении убытков, с приложенными к нему документами, предусмотренными правилами обязательного страхования. При наличии разногласий между потерпевшим и страховщиком относительно исполнения последним своих обязательств по договору обязательного страхования до предъявления к страховщику иска, вытекающего из неисполнения или ненадлежащего исполнения им обязательств по договору обязательного страхования, несогласия потерпевшего с размером осуществленной страховщиком страховой выплаты потерпевший направляет страховщику претензию с документами, приложенными к ней и обосновывающими требование потерпевшего, которая подлежит рассмотрению страховщиком в течение пяти календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня поступления. В течение указанного срока страховщик обязан удовлетворить выраженное потерпевшим требование о надлежащем исполнении обязательств по договору обязательного страхования или направить мотивированный отказ в удовлетворении такого требования.
Как разъяснено в пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. No 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», направление заявления о страховой выплате и представление необходимых документов, перечень которых установлен Правилами страхования, должны производиться способами, обеспечивающими фиксацию их направления и получения адресатом.
Аналогичное разъяснение содержалось и в ранее действовавшем постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. No 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (пункт 43).
В силу пункта 1 статьи 1651 Гражданского кодекса Российской Федерации заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю. Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним.
Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. No 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и содержащей толкование положений статьи 165 Гражданского кодекса Российской Федерации, юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресу, указанному в едином государственном реестре юридических лиц, либо по адресу, указанному самим юридическим лицом, а также риск отсутствия по указанным адресам своего представителя. Сообщения, доставленные по названным адресам, считаются полученными, даже если юридическое лицо фактически не находится по указанному адресу.
В соответствии с указанным выше постановлением сообщение считается доставленным, если адресат уклонился от получения корреспонденции в отделении связи, в связи с чем она была возвращена по истечении срока хранения. Риск неполучения поступившей корреспонденции несет адресат (пункт 67).
Как установлено судами, со стороны истца имели место как обращение к страховщику с заявлением о страховой выплате, так и подача претензии по поводу невыплаты страхового возмещения, однако указанные обращение и претензия не получены ответчиком по зависящим от него обстоятельствам.
Пунктом 98 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. No 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» разъяснено, что при предъявлении в суд требований о взыскании одновременно страхового возмещения, неустойки и/или финансовой санкции обязательный досудебный порядок урегулирования спора считается соблюденным и в случае, если условия, предусмотренные пунктом 1 статьи 16.1 об ОСАГО, выполнены истцом только в отношении требования о страховой выплате.
Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о несоблюдении истцом обязательного досудебного порядка урегулирования спора не соответствует приведенным нормам закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Определение Верховного Суда РФ Дело No16-КГ17-56 от 16 января 2018 г
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1622096

В соответствии с преамбулой Закона о защите прав потребителей этот закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортёрами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

Как разъяснено в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. No 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальнымизаконами.

Согласно статье 15 Закона о защите прав потребителей моральный вред, причинённый потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортёром) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Таким образом, основанием для удовлетворения требований о взыскании компенсации морального вреда является сам факт нарушения прав потребителей, при этом возмещение материального ущерба не освобождает от ответственности за причинённый моральный вред.

Определение Верховного Суда РФ от 30 марта 2021 г. № 8-КГ20-71-КЗ 

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1986622

Суд направляет копии решения суда лицам, участвующим в деле, их представителям не позднее пяти дней после дня принятия и (или) составления решения суда

В соответствии с частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Право каждого на судебную защиту и обжалование предполагает предоставление заинтересованным лицам, а также лицам, по жалобам, ходатайствам которых при рассмотрении дела принят судебный акт, возможности выражать несогласие с таким судебным актом, добиваться исправления допущенных судами ошибок при наличии таковых.

Процедуры пересмотра принятых судами решений закреплены в процессуальном законодательстве в целях создания механизма эффективного восстановления нарушенных прав.

Исходя из общих принципов осуществления правосудия, а также гарантированного статьёй 46 Конституции Российской Федерации права каждого на судебную защиту лицу, по жалобе которого состоялся судебный акт, не может быть отказано в реализации права на обжалование этого судебного акта.

Определение суда апелляционной инстанции, как следует из части 5 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, вступает в законную силу со дня его принятия.

Согласно статье 376 указанного кодекса кассационные жалоба, представление могут быть поданы в кассационный суд общей юрисдикции в срок, не превышающий трёх месяцев со дня вступления в законную силу обжалуемого судебного постановления (часть 1).

В соответствии со статьёй 112 данного кодекса лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен (часть 1).

Статьёй 3761 этого кодекса предусмотрено, что срок подачи кассационных жалобы, представления в кассационный суд общей юрисдикции, пропущенный по причинам, признанным судом уважительными, может быть восстановлен судьёй соответствующего суда кассационной инстанции (часть 2).

Частью 6 статьи 112 этого же кодекса установлено, что пропущенный процессуальный срок подачи кассационной жалобы может быть восстановлен только в исключительных случаях, если суд признает уважительными причины их пропуска по обстоятельствам, объективно исключающим возможность подачи кассационной или надзорной жалобы в установленный срок (тяжелая болезнь лица, подающего жалобу, его беспомощное состояние и другое), и эти обстоятельства имели место в период не позднее одного года со дня вступления обжалуемого судебного постановления в законную силу.

Как разъяснено в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 июня 2021 г. No 17 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», исходя из положений части 4 статьи 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации пропущенный срок подачи кассационных жалобы, представления может быть восстановлен по заявлению как физического, так и юридического лица и только в исключительных случаях, если суд признает уважительными причины его пропуска по обстоятельствам, объективно исключающим возможность подачи кассационных жалобы, представления в установленный срок.

Аналогичные разъяснения содержались в пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. No 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», действовавшего на момент рассмотрения дела судом кассационной инстанции.

В Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации No 4 (2019), утверждённом Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25 декабря 2019 г., разъяснено, что в качестве уважительных причин пропуска срока подачи кассационной жалобы могут быть признаны не только обстоятельства, относящиеся к личности заявителя, такие как тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п., но и обстоятельства, объективно препятствовавшие лицу, добросовестно пользующемуся своими процессуальными правами, реализовать право на обжалование судебного постановления в установленный законом срок, включая разумный срок для ознакомления с судебным актом и для подготовки документа лицом, которому судебный акт был направлен по почте.

Таким образом, позднее получение мотивированного судебного акта при наличии добросовестности заявителя и разумности сроков совершения им соответствующих процессуальных действий также может являться уважительной причиной для восстановления процессуального срока подачи жалобы ввиду отсутствия у него до этого объективной возможности эффективно обжаловать его в вышестоящий суд исходя из ясности обоснования принятого судом решения.

Вопрос о возможности восстановления заявителю пропущенного процессуального срока должен решаться судом в каждом конкретном случае на основе установления и исследования фактических обстоятельств дела и оценки представленных доказательств по правилам, установленным статьями 67 и 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. При этом суд обязан оценивать все приведённые заявителем в обоснование уважительности причин пропуска срока доводы и исчерпывающим образом мотивировать свои выводы по данному вопросу в определении суда.

Статьёй 9 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права (пункт 1).

Согласно части 1 статьи 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, имеют право в том числе заявлять ходатайства, получать копии судебных постановлений, в том числе получать с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» копии судебных постановлений, выполненных в форме электронных документов, и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права. Лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

В соответствии с абзацем вторым части 1 статьи 327 этого кодекса суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учётом особенностей, предусмотренных главой 39 этого же кодекса.

В силу части 5 статьи 167 данного кодекса стороны вправе просить суд о рассмотрении дела в их отсутствие и направлении им копий решения суда.

Статьёй 214 названного кодекса определено, что копии решения суда вручаются под расписку лицам, участвующим в деле, их представителям или направляются им не позднее пяти дней после дня принятия и (или) составления решения суда (часть 1).

Решение суда, выполненное в форме электронного документа, с согласия лиц, участвующих в деле, их представителей направляется им посредством его размещения на официальном сайте суда в информационно- телекоммуникационной сети «Интернет» в режиме ограниченного доступа не позднее пяти дней после дня его принятия и (или) составления.

В случае, если решение суда выполнено только на бумажном носителе, суд направляет копии решения суда лицам, участвующим в деле, их представителям не позднее пяти дней после дня принятия и (или) составления решения суда заказным письмом с уведомлением о вручении или по ходатайству указанных лиц вручает им под расписку (часть 2).

Порядок выдачи судебных актов закреплён также в пункте 14.5 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, утверждённой приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 29 апреля 2003 г. No 36, и в пункте 16.5 Инструкции по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов, утверждённой приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 15 декабря 2004 г. No 161.

Согласно пункту 14.5 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде копии решения (приговора, решения, определения, постановления) суда по делам выдаются (направляются) в случаях, предусмотренных процессуальным законодательством.

Как следует из пункта 16.5 Инструкции по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов, копии запрашиваемых судебных актов изготавливаются уполномоченным работником аппарата суда в день поступления заявления, а при невозможности — в срок не более пяти рабочих дней с указанной даты. 

Таким образом, поскольку нормами главы 39 Гражданско процессуального кодекса Российской Федерации о производстве в суде апелляционной инстанции не установлено иное, правила рассмотрения дела судом первой инстанции, регулирующие в том числе институт судебного решения, распространяются и на суд апелляционной инстанции.

Определение Верховного Суда РФ от 7 декабря 2021 67-КГ21-16-К8

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=2067308

Независимо от того, какой из способов извещения участников судопроизводства избирается судом, любое используемое средство связи или доставки должно обеспечивать достоверную фиксацию переданного сообщения и факт его получения адресатом.

В соответствии с ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Согласно ч. 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишён права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьёй, к подсудности которых оно отнесено законом.

В соответствии с ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Как предусмотрено п. 1 ст. 6 Конвенции о защите основных прав человека и основных свобод (заключена в Риме 4 ноября 1950 г.), каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Согласно ч. 1 ст. 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции извещает лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы, представления в апелляционном порядке.

В силу ч. 3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещённых о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными.

По смыслу данной нормы права разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании с обязательным извещением участвующих в деле лиц, при этом судебное заседание выступает не только в качестве процессуальной формы проведения судебного разбирательства, но и является гарантией соблюдения принципов гражданского процессуального права и процессуальных прав участвующих в деле лиц на данной стадии гражданского процесса.

Однако без надлежащего извещения участников процесса о времени и месте проведения судебного разбирательства указанная функция судебного заседания не может быть выполнена. Отсюда вытекает необходимость неукоснительного соблюдения установленного гражданским процессуальным законодательством порядка извещения участвующих в деле лиц, причем в деле должны сохраняться необходимые доказательства, подтверждающие факт их надлежащего извещения.

В соответствии с ч. 1 ст. 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.

Согласно правовой позиции Европейского Суда по правам человека, изложенной в постановлении от 7 июня 2007 г. по делу «Ларин и Ларина против России», какой бы способ (извещения сторон) ни был выбран, судебная повестка должна быть вручена лицам лично под расписку. В начале судебного заседания суд должен выяснить, была ли отсутствующая сторона вызвана в суд в соответствии с установленными законом нормами, и затем определить, есть ли необходимость в переносе судебного заседания. В любом случае, если сторона не была вызвана в суд в надлежащей форме, судебное заседание должно быть перенесено. Отсутствие сторон, условия их вызова в суд и причины их неявки должны быть указаны в судебном постановлении.

Таким образом, независимо от того, какой из способов извещения участников судопроизводства избирается судом, любое используемое средство связи или доставки должно обеспечивать достоверную фиксацию переданного сообщения и факт его получения адресатом.

Определение Верховного Суда РФ дело No 18-КГ18-74 от 29 мая 2018 г.

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1656586

Запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

В соответствии с частью 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Лицо, представляющее аудиозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (статья 77 названного кодекса).

Таким образом, аудиозаписи отнесены Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации к самостоятельным средствам доказывания, в связи с чем истица в обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, вправе ссылаться на аудиозапись беседы с ними.

При этом истицей суду были представлены исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Шишкина (Белан) Е.С. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров со Страховой Е.В.

Исходя из изложенного, вывод суда апелляционной инстанции о том, что представленные истицей аудиозаписи не соответствуют требованиям о допустимости доказательств, не основан на законе.

В обоснование недопустимости аудиозаписи телефонного разговора суд сослался на пункт 8 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. No 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», согласно которому запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между истицей и ответчицей была сделана первой без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Шишкиной (Белан) Е.С, что недопустимо в силу вышеприведенной нормы закона.

При этом не было учтено, что запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

Определение Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г.ДелоNo35-КГ16-18

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1502686