Кодификация

Цель данного проекта это — систематизация нормативных актов затрагивающих правовую отрасль страхования. На первом этапе происходит обобщение судебной практики. Второй этап предусматривает анализ накопленного материала. На заключительном этапе предусмотрен издание материала в электронном и бумажном виде.

По вопросам помощи проекту или участия пишите на medved01 (собака) medved01.ru

Административные правонарушения (КоАП РФ)

Процессуальные вопросы

Вопросы касающиеся ОСАГО

Вопросы добровольного страхования (КАСКО, страхование жизни и пр)


 

Защита прав потребителей (1)

Взыскание штрафа в пользу общественных объединений потребителей направлено на компенсацию расходов, понесённых в судебном процессе и стимулирование деятельности общественных объединений потребителей по защите прав и законных интересов потребителей.

Пункт 46 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 года устанавливает, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).

Аналогичная норма предусмотрена Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» от 25.04.2002 N 40-ФЗ.

Исходя из особой общественной значимости защиты прав потребителей в сфере торговли и оказания услуг, необходимости обеспечения надлежащего качества товаров и услуг, законодатель наряду с гражданско-правовой ответственностью изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) предусмотрел самостоятельный вид ответственности за нарушение установленного законом добровольного порядка удовлетворения требований потребителя как менее защищенной стороны договора. Установленная в пункте 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» ответственность в виде штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, как направленная на обеспечение интересов граждан в сфере торговли и оказания услуг, защиту прав потребителей, а также на охрану установленного законом порядка торговли и оказания услуг.

Основанием для участия в процессе в порядке ст. 46 ГПК РФ в качестве лица, обращающегося в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц (ст. 34 ГПК РФ), является процессуальная заинтересованность этих органов и организаций, обусловленная возложенными на них в силу закона функциями и обязанностями, в том числе по осуществлению судебной защиты граждан по делам, охватываемым сферой их ведения.

Наделение законом перечисленных в ст. 46 ГПК РФ органов и организаций названной функцией предопределяет наличие у этих субъектов необходимых ресурсов для её осуществления (соответствующий штат работников, обладающих надлежащим уровнем юридических знаний, финансирование данной деятельности или предусмотрение в законе иных материальных источников возмещения расходов, понесённых в связи с участием в деле в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц). Так, предоставив п. 2 ст. 45 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей» общественным объединениям потребителей (их ассоциациям, союзам), имеющим статус юридического лица, для осуществления уставных целей право на обращение в суд с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределённого круга потребителей), законодатель в п. 6 ст. 13 данного Закона закрепил положение, согласно которому пятьдесят процентов суммы штрафа, взысканного в пользу потребителя, перечисляются указанным объединениям (их ассоциациям, союзам). Данная норма гарантирует этим объединениям в том числе и компенсацию расходов, понесённых ими в судебном процессе, в случае обращения в суд в защиту конкретного потребителя.

Положения приведенных норм направлены на обеспечение интересов граждан в сфере торговли и оказания услуг, защиту прав потребителей, а также на охрану установленного законом порядка торговли и оказания услуг и одновременно — на стимулирование деятельности общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) по защите прав и законных интересов потребителя, которая позволяет компенсировать — благодаря их усилиям — нанесенный потребителю ущерб; на побуждение изготовителя или продавца товара как профессионального участника рынка надлежащим образом исполнять свои обязательства, в целях защиты прав потребителя как менее защищенной стороны договора.

Указанная позиция нашла свое подтверждение в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 17 октября 2006 года N 460-О, от 16 апреля 2009 года N 398-О-О, от 13 октября 2009 года N 1215-О-О, от 29 сентября 2015 г. N 2112-О, и др..

Из буквального толкования положений приведенной нормы следует, что взыскание штрафа в пользу общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) направлено на компенсацию расходов, понесённых в судебном процессе и стимулирование деятельности общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) по защите прав и законных интересов потребителей.

ОСАГО (7)

Отсутствие оценки суда доводам ответчика относительно правильности выводов экспертов, проводивших экспертизу по поручению суда, отказ в приобщении рецензии на судебную экспертизу является нарушением принципа состязательности и равноправия сторон

Согласно части 2 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы.

Пунктом 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. No 23 «О судебном решении» разъяснено, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Представитель ООО «Зетта Страхование», ссылаясь на то обстоятельство, что заключение, назначенной судом экспертизы является недопустимым доказательством в связи с допущенными экспертом при ее выполнении существенными нарушениями, заявил ходатайство о назначении повторной экспертизы, в удовлетворении которого суд, в нарушение статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отказал, указав на то, что оснований не доверять заключению эксперта не имеется, поскольку оно является допустимым по делу доказательством, эксперт предупрежден об уголовной ответственности по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации за дачу заведомо ложного заключения.

При этом возражениям ответчика относительно правильности выводов экспертов, проводивших экспертизу по поручению суда, суд в нарушение требований статей 67, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оценки не дал.

Указанное нарушение судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда не исправлено.

В силу требований части 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу части 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательства предоставляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

В судебном заседании представитель ответчика в обосновании своего несогласия с выводами экспертизы, проведенной ООО «ПрофЭкспертЮг», ходатайствовал о приобщении к делу дополнительных доказательств, а именно: консультационного заключения No 1614 от 15 ноября 2018 г. на заключение эксперта ООО «ПрофЭкспертЮг», рецензии ООО «Ростовский Экспертный Центр Дон» No Р-001-18 от 23 ноября 2018 г., диска с записью компьютерного моделирования механизма столкновения автомобилей «Мерседес Бенц Е 200» и «УАЗ Хантер», однако судом первой инстанций отказано в приобщении указанных доказательств, что повлекло за собой отказ в назначении повторной экспертизы по делу.

В связи с отказом суда в принятии вышеуказанных документов нарушены права ответчика, предусмотренные статьей 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку ответчик был лишен права представить доказательства в подтверждение того, что механические повреждения указанного автомобиля не относятся к имевшему месту 28 сентября 2017 года дорожно-транспортному происшествию, что привело к нарушению принципа состязательности и равноправия сторон (статья 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Определение ВС РФ Дело No 41-КГ19-39 от 3 декабря 2019 года http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1842550

Согласно пункту 151 статьи 12 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. No 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО) страховое возмещение вреда, причинённого легковому автомобилю, находящемуся в собственности гражданина и зарегистрированному в Российской Федерации, осуществляется (за исключением случаев, установленных пунктом 161 статьи 12 Закона об ОСАГО) в соответствии с пунктами 152 или 153 статьи 12 Закона об ОСАГО путём организации и (или) оплаты восстановительного ремонта повреждённого транспортного средства потерпевшего (возмещение причинённого вреда в натуре).

Таким образом, по общему правилу страховщик обязан организовать и (или) оплатить восстановительный ремонт повреждённого автомобиля гражданина, т.е. произвести возмещение вреда в натуре.

Исключения из этого правила предусмотрены пунктом 16 статьи 12 Закона об ОСАГО, подпунктом «е» которого установлено, что страховое возмещение производится путём страховой выплаты в случае выбора потерпевшим возмещения вреда в форме страховой выплаты в соответствии с абзацем шестым пункта 15 указанной статьи или абзацем вторым пункта 3! статьи 15 данного закона.

Согласно абзацу шестому пункта 152 статьи 12 Закона об ОСАГО, если ни одна из станций, с которыми у страховщика заключены договоры на организацию восстановительного ремонта, не соответствует установленным правилами обязательного страхования требованиям к организации восстановительного ремонта в отношении конкретного потерпевшего, страховщик с согласия потерпевшего в письменной форме может выдать потерпевшему направление на ремонт на одну из таких станций. В случае отсутствия указанного согласия возмещение вреда, причинённого транспортному средству, осуществляется в форме страховой выплаты.

Из приведённых положений закона следует, что в таком случае страховое возмещение производится путём страховой выплаты, если сам потерпевший выбрал данную форму страхового возмещения, в том числе путём отказа от восстановительного ремонта в порядке, предусмотренном пунктом 152 статьи 12 Закона об ОСАГО.

Таким образом, несоответствие ни одной из станций, с которыми у страховщика заключены договоры на организацию восстановительного ремонта, указанным выше требованиям, само по себе не освобождает страховщика от обязанности осуществить страховое возмещение в натуре, в том числе путём направления потерпевшего с его согласия на другую станцию технического обслуживания, и не предоставляет страховщику право в одностороннем порядке по своему усмотрению заменить возмещение вреда в натуре на страховую выплату.

Из установленных судами обстоятельств не следует, что потерпевший выбрал возмещение вреда в форме страховой выплаты или отказался от ремонта на другой СТОА, предложенной страховщиком.

Кроме того, пунктом 153 статьи 12 Закона об ОСАГО предусмотрена возможность в таком случае организации ремонта на указанной потерпевшим станции технического обслуживания, с которой у страховщика соответствующий договор не заключён.

При этом пунктом 3 статьи 307 Гражданского кодекса Российской Федерации предписано, что при установлении, исполнении обязательства и после его прекращения стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию.

Из приведённых положений закона следует, что в силу возложенной на страховщика обязанности произвести страховое возмещение, как правило, в натуре и с учётом требования о добросовестном исполнении обязательств именно на страховщике лежит обязанность доказать, что он предпринял все необходимые меры для надлежащего исполнения этого обязательства.

Как следует из судебных постановлений, приведённые выше требования закона судебными инстанциями не учитывались и соответствующие обстоятельства не устанавливались.

В частности, судами не обсуждался вопрос о том, почему страховщиком не предлагался ремонт автомобиля согласно пункту 152 статьи 12 Закона об ОСАГО на других СТОА, с которыми у него заключены договоры, и почему не мог быть произведён ремонт на СТОА, предложенной потерпевшим в соответствии с пунктом 153 статьи 12 Закона об ОСАГО. Кроме того, в соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Таким образом, обязанность доказать действительное несоответствие ни одной из станций, с которыми ответчиком заключён договор, установленным правилами обязательного страхования требованиям должна быть возложена на страховщика с учётом того, что нарушение станцией технического обслуживания сроков осуществления ремонта, наличие разногласий между этой станцией и страховщиком об условиях ремонта и его оплаты и т.п. сами по себе не означают несоответствие данной станции указанным выше требованиям.

Определение Верховного Суда РФ 4-КГ21-31-К1 от 17 августа 2021 г.

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=2035030

Category: ОСАГО

ТС управляло без законных на то оснований неустановленное лицо, гражданская ответственность которого не была застрахована по договору ОСАГО.

Кроме того, судом апелляционной инстанции был сделан вывод о том, что у страхового общества не возникло обязанности по выплате истцу страхового возмещения, поскольку, несмотря на то, что гражданская ответственность Марабяна Г.Л. была застрахована, принадлежащим ему транспортным средством управляло без законных на то оснований неустановленное лицо, гражданская ответственность которого не была застрахована по договору ОСАГО, а потому вред, причиненный истцу, подлежит возмещению Марабяном Г.Л. как собственником автомобиля.

С данным выводом суда апелляционной инстанции нельзя согласиться по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Согласно пункту 1 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена.

В силу пункта 4 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Исходя из положений статьи 1 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. No 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств — договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Страховой случай — наступление гражданской ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, влекущее за собой в соответствии с договором обязательного страхования обязанность страховщика осуществить страховую выплату.

В пункте 2 статьи 6 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» перечислены обстоятельства, при которых страховое возмещение не выплачивается.

Абзацами четвертым и шестым пункта 1 статьи 14 указанного закона (в редакции, действовавшей на момент совершения ДТП) предусмотрено право страховщика предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу в размере произведенной потерпевшему страховой выплаты, если указанное лицо не имело права на управление транспортным средством, при использовании которого им был причинен вред; указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством.

По смыслу указанных норм, по договору обязательного страхования застрахованным является риск наступления гражданской ответственности при эксплуатации конкретного транспортного средства, поэтому при наступлении страхового случая вследствие действий любого лица, использующего транспортное средство, страховщик от выплаты страхового возмещения не освобождается.

В связи с этим примененное судом апелляционной инстанции иное толкование Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» и освобождение страховщика от обязанности возместить ущерб, причиненный автомобилем, владелец которого застраховал свою ответственность по договору ОСАГО, является неверным, а потому апелляционное определение подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Определение Верховного суда от 20 января 2015 г. Дело No 84-КГ14-3

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1234076

Category: ОСАГО

При этом снижение неустойки не должно влечь выгоду для недобросовестной стороны, особенно в отношениях коммерческих организаций с потребителями.

В соответствии с пунктом 21 статьи 12 Закона об ОСАГО в течение 20 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, а в случае, предусмотренном пунктом 153 данной статьи, 30 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня принятия к рассмотрению заявления потерпевшего о страховом возмещении или прямом возмещении убытков и приложенных к нему документов, предусмотренных правилами обязательного страхования, страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или после осмотра и (или) независимой технической экспертизы повреждённого транспортного средства выдать потерпевшему направление на ремонт транспортного средства с указанием станции технического обслуживания, на которой будет отремонтировано его транспортное средство и которой страховщик оплатит восстановительный ремонт повреждённого транспортного средства, и срока ремонта либо направить потерпевшему мотивированный отказ в страховом возмещении. При несоблюдении срока осуществления страховой выплаты или срока выдачи потерпевшему направления на ремонт транспортного средства страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пеню) в размере одного процента от определённого в соответствии с этим законом размера страхового возмещения по виду причинённого вреда каждому потерпевшему.

В силу пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации суд вправе уменьшить неустойку, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г.

No 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», применение статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 г. No 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» разъяснено, что бремя доказывания несоразмерности неустойки и необоснованности выгоды кредитора возлагается на ответчика. Несоразмерность и необоснованность выгоды могут выражаться, в частности, в том, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки (часть 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Доводы ответчика о невозможности исполнения обязательства вследствие тяжёлого финансового положения, наличия задолженности перед другими кредиторами, наложения ареста на денежные средства или иное имущество ответчика, отсутствия бюджетного финансирования, неисполнения обязательств контрагентами, добровольного погашения долга полностью или в части на день рассмотрения спора, выполнения ответчиком социально значимых функций, наличия у должника обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки (пункт 73).

Возражая против заявления об уменьшении размера неустойки, кредитор не обязан доказывать возникновение у него убытков, но вправе представлять доказательства того, какие последствия имеют подобные нарушения обязательства для кредитора, действующего при сравнимых обстоятельствах разумно и осмотрительно, например, указать на изменение средних показателей по рынку (процентных ставок по кредитам или рыночных цен на определённые виды товаров в соответствующий период, валютных курсов и т.д.) (пункт 74).

При оценке соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства необходимо учитывать, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, а также то, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (пункты 3, 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Доказательствами обоснованности размера неустойки могут служить, в частности, данные о среднем размере платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым кредитными организациями лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность, либо платы по краткосрочным кредитам, выдаваемым физическим лицам, в месте

нахождения кредитора в период нарушения обязательства, а также о показателях инфляции за соответствующий период (пункт 75).

Из приведённых правовых норм и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что уменьшение неустойки производится судом исходя из оценки её соразмерности последствиям нарушения обязательства, однако такое снижение не может быть произвольным и не допускается без представления ответчиком доказательств, подтверждающих такую несоразмерность, а также без указания судом мотивов, по которым он пришёл к выводу об указанной несоразмерности.

При этом снижение неустойки не должно влечь выгоду для недобросовестной стороны, особенно в отношениях коммерческих организаций с потребителями.

Кроме того, в отношении коммерческих организаций с потребителями, в частности с потребителями финансовых услуг, законодателем специально установлен повышенный размер неустойки в целях побуждения исполнителей к надлежащему оказанию услуг в добровольном порядке и предотвращения нарушения прав потребителей.

Обстоятельства, которые могут служить основанием для снижения размера неустойки, имеют существенное значение для дела и должны быть поставлены судом на обсуждение сторон, установлены, оценены и указаны в судебных постановлениях (часть 2 статьи 56, статья 195, часть 1 статьи 196, часть 4 статьи 198 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Названные положения закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судами применительно к обстоятельствах настоящего дела учтены не были.

Из установленных судами обстоятельств следует, что просрочка со стороны ответчика, который вместо 278 764 руб. выплатил всего 900 руб., имела место в период с 15 сентября 2018 г. по 11 марта 2019 г., составила 177 дней и продолжалась после вынесения судом решения о взыскании страхового возмещения.

Сведений об исполнении решения суда страховая компания финансовому уполномоченному по правам потребителей финансовых услуг не представила, нет таких сведений и в материалах настоящего дела.

В связи с длительной просрочкой неустойка превысила установленный законом лимит.

Несмотря на то, что факт невыплаты страховщиком страхового возмещения в размере 277864 руб. установлен решением суда, а следовательно, просрочка этой выплаты являлась очевидной, страховщик в добровольном порядке претензию потерпевшего о выплате неустойки не удовлетворил, что повлекло для последнего необходимость обращаться за защитой своего права к финансовому уполномоченному.

Между тем неустойка уменьшена судом с 491 819,28 руб. (из расчёта 1% в день по закону) до 25 000 руб., то есть почти в 20 раз, а по отношению к

установленной решением финансового уполномоченного по правам потребителей финансовых услуг более чем в 15 раз и составила 0,05% в день вместо установленного законом 1% в день.

При этом судами не приведены какие-либо конкретные мотивы, обосновывающие допустимость уменьшения размера взыскиваемой неустойки, а ПАО СК «Росгосстрах» не представлено никаких обоснований исключительности данного случая и несоразмерности неустойки.

Определение Верховного Суда РФ 5-КГ21-70-К2 от 3 августа 2021 г.

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=2028048

Category: ОСАГО

Даже при наличии соглашения об отказе в ремонте, потерпевший вправе взыскать разницу с виновника ДТП

Согласно преамбуле Федерального закона от 25 апреля 2002 г. No 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО) данный закон определяет правовые, экономические и организационные основы обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств в целях защиты прав потерпевших.
Однако в отличие от норм гражданского права о полном возмещении убытков причинителем вреда (статья 15, пункт 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации) Закон об ОСАГО гарантирует возмещение вреда, причинённого имуществу потерпевших, в пределах, установленных этим законом (абзац второй статьи 3 Закона об ОСАГО).
При этом страховое возмещение вреда, причинённого повреждением транспортных средств потерпевших, ограничено названным законом как лимитом страхового возмещения (статья 7 Закона об ОСАГО), так и установлением специального порядка расчёта страхового возмещения, осуществляемого в денежной форме (пункт 19 статьи 12 Закона об ОСАГО).
В силу пункта 151 статьи 12 Закона об ОСАГО страховое возмещение вреда, причинённого легковому автомобилю, находящемуся в собственности гражданина и зарегистрированному в Российской Федерации, осуществляется (за исключением случаев, установленных пунктом 161 указанной статьи) в соответствии с пунктами 152 или 153 данной статьи путём организации и (или) оплаты восстановительного ремонта повреждённого транспортного средства потерпевшего (возмещение причинённого вреда в натуре).
В соответствии с приведённой нормой пунктом 161 статьи 12 Закона об ОСАГО установлен перечень случаев, когда страховое возмещение осуществляется в денежной форме, в том числе и по выбору потерпевшего.
В частности, подпунктом «ж» пункта 161 статьи 12 Закона об ОСАГО установлено, что страховое возмещение в денежной форме может быть выплачено при наличии соглашения об этом в письменной форме между страховщиком и потерпевшим (выгодоприобретателем).
Порядок расчёта страховой выплаты установлен статьёй 12 Закона об ОСАГО, согласно которой размер подлежащих возмещению страховщиком убытков в случае повреждения имущества определяется в размере расходов, необходимых для приведения его в состояние, в котором оно находилось до

момента наступления страхового случая (пункт 18); к указанным расходам относятся также расходы на материалы и запасные части, необходимые для восстановительного ремонта, расходы на оплату работ, связанных с таким ремонтом; размер расходов на запасные части определяется с учётом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене при восстановительном ремонте; размер расходов на материалы и запасные части, необходимые для восстановительного ремонта транспортного средства, расходов на оплату связанных с таким ремонтом работ и стоимость годных остатков определяются в порядке, установленном Банком России (пункт 19).
Такой порядок установлен Единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении повреждённого транспортного средства, утверждённой положением Центрального банка Российской Федерации от 19 сентября 2014 г. No 432-П (далее — Единая методика).
Из разъяснений, изложенных в пункте 41 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. No 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации No 58), следует, что при осуществлении страхового возмещения в форме страховой выплаты размер расходов на запасные части, в том числе и по договорам обязательного страхования, заключённым начиная с 28 апреля 2017 г., определяется с учётом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене при восстановительном ремонте. При этом на указанные комплектующие изделия (детали, узлы и агрегаты) не может
начисляться износ свыше 50 процентов их стоимости (абзац второй пункта 19 статьи 12 Закона об ОСАГО).
Из приведённых норм права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что в тех случаях, когда страховое возмещение вреда осуществляется в форме страховой выплаты, её размер определяется с учётом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене.
В то же время пунктом 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причинённых ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Согласно статье 1072 названного кодекса юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или

обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причинённый вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.
В пункте 35 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации No 58 указано, что причинитель вреда, застраховавший свою ответственность в порядке обязательного страхования в пользу потерпевшего, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба только в случае, когда страхового возмещения недостаточно для полного возмещения причинённого вреда (статья 15, пункт 1 статьи 1064, статья 1072 и пункт 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Давая оценку положениям Закона об ОСАГО во взаимосвязи с положениями главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 31 мая 2005 г. No 6-П указал, что требование потерпевшего (выгодоприобретателя) к страховщику о выплате страхового возмещения в рамках договора обязательного страхования является самостоятельным и отличается от требований, вытекающих из обязательств вследствие причинения вреда. Различия между страховым обязательством, где страховщику надлежит осуществить именно страховое возмещение по договору, и деликтным обязательством непосредственно между потерпевшим и причинителем вреда обусловливают разницу в самом их назначении и, соответственно, в условиях возмещения вреда.
Смешение различных обязательств и их элементов, одним из которых является порядок реализации потерпевшим своего права, может иметь неблагоприятные последствия с ущемлением прав и свобод стороны, в интересах которой установлен соответствующий гражданско-правовой институт, в данном случае — для потерпевшего. И поскольку обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств не может подменять собой и тем более отменить институт деликтных обязательств, как определяют его правила главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации, применение правил указанного страхования не может приводить к безосновательному снижению размера возмещения, которое потерпевший вправе требовать от причинителя вреда.
Согласно постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 10 марта 2017 г. No 6-П Закон об ОСАГО как специальный нормативный правовой акт не исключает распространение на отношения между потерпевшим и лицом, причинившим вред, общих норм Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах вследствие причинения вреда. Следовательно, потерпевший при недостаточности страховой выплаты на покрытие

причинённого ему фактического ущерба вправе рассчитывать на восполнение образовавшейся разницы за счёт лица, в результате противоправных действий которого образовался этот ущерб, путём предъявления к нему соответствующего требования. В противном случае — вопреки направленности правового регулирования деликтных обязательств — ограничивалось бы право граждан на возмещение вреда, причинённого им при использовании иными лицами транспортных средств.
Взаимосвязанные положения статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования и во взаимосвязи с положениями Закона об ОСАГО предполагают возможность возмещения лицом, гражданская ответственность которого застрахована по договору ОСАГО, потерпевшему, которому по указанному договору выплачено страховое возмещение в размере, исчисленном в соответствии с Единой методикой с учётом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства, имущественного вреда по принципу полного его возмещения, если потерпевший надлежащим образом докажет, что действительный размер понесённого им ущерба превышает сумму полученного страхового возмещения.
При этом лицо, к которому потерпевшим предъявлены требования о возмещении разницы между страховой выплатой и фактическим размером причинённого ущерба, не лишено права ходатайствовать о назначении соответствующей судебной экспертизы, о снижении размера возмещения и выдвигать иные возражения. В частности, размер возмещения, подлежащего выплате лицом, причинившим вред, может быть уменьшен судом, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества.
Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 11 июля 2019 г. No 1838-0 по запросу Норильского городского суда Красноярского края о проверке конституционности положений пунктов 15,15* и
161 статьи 12 Федерального закона об ОСАГО указал, что приведённые законоположения установлены в защиту права потерпевших на возмещение вреда, причинённого их имуществу при использовании иными лицами транспортных средств, и не расходятся с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой назначение обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств состоит в распределении неблагоприятных последствий применительно к риску наступления гражданской ответственности на всех законных владельцев

транспортных средств с учётом такого принципа обязательного страхования, как гарантия возмещения вреда, причинённого жизни, здоровью или имуществу потерпевших, в пределах, установленных Законом об ОСАГО.
Между тем, позволяя сторонам в случаях, предусмотренных Законом об ОСАГО, отступить от установленных им общих условий страхового возмещения, положения пунктов 15, 151 и 161 статьи 12 Закона об ОСАГО не допускают их истолкования и применения вопреки положениям Гражданского кодекса Российской Федерации, которые относят к основным началам гражданского законодательства принцип добросовестности участников гражданских правоотношений, недопустимости извлечения кем-либо преимуществ из своего незаконного или недобросовестного поведения (пункты 3 и 4 статьи 1) и не допускают осуществления гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, как и действий в обход закона с противоправной целью, а также иного заведомо недобросовестного осуществления гражданских прав (злоупотребления правом) (пункт 1 статьи 10).
Из приведённых положений закона в их толковании Конституционным Судом Российской Федерации следует, что в случае выплаты в денежной форме с учётом износа заменяемых деталей, узлов и агрегатов страхового возмещения вреда, причинённого легковому автомобилю, находящемуся в собственности гражданина и зарегистрированному в Российской Федерации, к обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения спора, относятся не только вопросы, связанные с соотношением действительного ущерба и размера выплаченного в денежной форме страхового возмещения, но и оценка на соответствие положениям статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации действий потерпевшего и (или) страховой компании, приведших к такому способу возмещения вреда.
Как установлено судами, в ходе рассмотрения обращения в страховую компанию между представителем истца и АО «АльфаСтрахование» было заключено соглашение о страховом возмещении по договору ОСАГО в форме страховой выплаты, размер страхового возмещения был определён в сумме
102 700 руб. и выплачен страховой компанией истцу.
По результатам проведённой по делу судебной экспертизы установлено, что стоимость восстановительного ремонта автомобиля марки «РЕНО» составляет в соответствии со среднерыночными ценами, сложившимися в Кировской области, без учёта износа — 218 557 руб., стоимость восстановительного ремонта с применением Единой методики составляет с учётом износа — 105 987,50 руб., без учёта износа — 149 204 руб.

Сумму ущерба, подлежащую взысканию с Гагары С.А., суд определил как разницу между стоимостью восстановительного ремонта автомобиля истца в соответствии со среднерыночными ценами, сложившимися в Кировской области, без учёта снижения стоимости заменяемых запчастей вследствие их износа (218 557 руб.) и стоимостью восстановительного ремонта с применением Единой методики с учётом износа (105 987,50 руб.).
При этом обстоятельств того, что выплата страхового возмещения в денежной форме вместо осуществления ремонта была неправомерной и носила характер недобросовестного осуществления страховой компанией и потерпевшим гражданских прав (злоупотребление правом), судами установлено не было.

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1953364

Определение Верховного Суда РФ от 1 декабря 2020 10-КГ20-4-К6

Category: ОСАГО

Размеры страховых сумм, в зависимости от конкретного вида причиненного вреда, установлены статьей 7 Закона об ОСАГО. В соответствии с пунктом «б» данной статьи страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, в части возмещения вреда, причиненного имуществу каждого потерпевшего, составляет 400 000 руб.

Статьей 11ь Закона об ОСАГО предусмотрена возможность, при наличии определённых в ней обстоятельств, оформления документов о дорожнотранспортном происшествии без участия уполномоченных на то сотрудников полиции участниками, чья гражданская ответственность застрахована.

В таком случае размер страхового возмещения, причитающегося потерпевшему в счет возмещения вреда, причиненного его транспортному средству, не может превышать сумму, установленную пунктом 4 статьи И1 Закона об ОСАГО. На момент дорожно-транспортного происшествия ее размер составлял 50 тысяч рублей.

Таким образом, оформление дорожно-транспортного происшествия без участия уполномоченных на то сотрудников полиции влияет на размер страхового возмещения применительно к данному страховому случаю, оформленному без участия уполномоченных на то сотрудников полиции, а не на размер страховой суммы, определённой в договоре обязательного страхования в соответствии с требованиями закона.

Согласно пункту 1 статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

В соответствии с абзацем 2 пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО при несоблюдении срока осуществления страховой выплаты или срока выдачи потерпевшему направления на ремонт транспортного средства страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пеню) в размере одного процента от определенного в соответствии с настоящим Федеральным законом размера страхового возмещения по виду причиненного вреда каждому потерпевшему.

Согласно пункту 6 статьи 161 Закона об ОСАГО общий размер неустойки (пени), суммы финансовой санкции, которые подлежат выплате потерпевшему — физическому лицу, не может превышать размер страховой суммы по виду причиненного вреда, установленный этим федеральным законом.

Из указанных норм права следует, что неустойка за несоблюдение срока осуществления страховой выплаты определяется исходя из размера страхового возмещения, а ее предельный размер не может превышать размер страховой суммы, установленный статьей 7 Закона об ОСАГО для соответствующего вида причиненного вреда. При таких обстоятельствах выводы суда апелляционной инстанции о том, что в случае оформления дорожно-транспортного происшествия в соответствии со статьей И1 Закона об ОСАГО размер неустойки ограничен размером страхового возмещения, а не размером страховой суммы, противоречит закону.

Определение Верховного Суд РФ от 8 апреля 2021 8-КГ20-75-КЗ  http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1993160

 

Category: ОСАГО

Старая неустойка по ОСАГО начисляется от 120 (160) тыс. руб., а не от размера выплаты.

В соответствии с п. 2 ст. 13 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» страховщик рассматривает заявление потерпевшего о страховой выплате и предусмотренные правилами обязательного страхования приложенные к нему документы в течение 30 дней со дня их получения. В течение указанного срока страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или направить ему мотивированный отказ в такой выплате.

При неисполнении данной обязанности страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пени) в размере одной семьдесят пятой ставки рефинансирования ЦБ РФ, действующей на день, когда страховщик должен был исполнить эту обязанность, от установленной ст. 7 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» страховой суммы по виду возмещения вреда каждому потерпевшему.

Согласно ст. 7 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет:

в) в части возмещения вреда, причиненного имуществу одного потерпевшего, не более 120 тысяч рублей.

Как следует из Определения Верховного Суда Российской Федерации от 28.07.2011г. по делу № КАС11-382, Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1(2015) от 04.03.2015 г., расчет неустойки должен осуществляться исходя из предельной страховой суммы, установленной ст. 7 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Category: ОСАГО

Процессуальные вопросы (6)

Взыскание штрафа в пользу общественных объединений потребителей направлено на компенсацию расходов, понесённых в судебном процессе и стимулирование деятельности общественных объединений потребителей по защите прав и законных интересов потребителей.

Пункт 46 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 года устанавливает, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).

Аналогичная норма предусмотрена Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» от 25.04.2002 N 40-ФЗ.

Исходя из особой общественной значимости защиты прав потребителей в сфере торговли и оказания услуг, необходимости обеспечения надлежащего качества товаров и услуг, законодатель наряду с гражданско-правовой ответственностью изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) предусмотрел самостоятельный вид ответственности за нарушение установленного законом добровольного порядка удовлетворения требований потребителя как менее защищенной стороны договора. Установленная в пункте 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» ответственность в виде штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, как направленная на обеспечение интересов граждан в сфере торговли и оказания услуг, защиту прав потребителей, а также на охрану установленного законом порядка торговли и оказания услуг.

Основанием для участия в процессе в порядке ст. 46 ГПК РФ в качестве лица, обращающегося в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц (ст. 34 ГПК РФ), является процессуальная заинтересованность этих органов и организаций, обусловленная возложенными на них в силу закона функциями и обязанностями, в том числе по осуществлению судебной защиты граждан по делам, охватываемым сферой их ведения.

Наделение законом перечисленных в ст. 46 ГПК РФ органов и организаций названной функцией предопределяет наличие у этих субъектов необходимых ресурсов для её осуществления (соответствующий штат работников, обладающих надлежащим уровнем юридических знаний, финансирование данной деятельности или предусмотрение в законе иных материальных источников возмещения расходов, понесённых в связи с участием в деле в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц). Так, предоставив п. 2 ст. 45 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей» общественным объединениям потребителей (их ассоциациям, союзам), имеющим статус юридического лица, для осуществления уставных целей право на обращение в суд с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределённого круга потребителей), законодатель в п. 6 ст. 13 данного Закона закрепил положение, согласно которому пятьдесят процентов суммы штрафа, взысканного в пользу потребителя, перечисляются указанным объединениям (их ассоциациям, союзам). Данная норма гарантирует этим объединениям в том числе и компенсацию расходов, понесённых ими в судебном процессе, в случае обращения в суд в защиту конкретного потребителя.

Положения приведенных норм направлены на обеспечение интересов граждан в сфере торговли и оказания услуг, защиту прав потребителей, а также на охрану установленного законом порядка торговли и оказания услуг и одновременно — на стимулирование деятельности общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) по защите прав и законных интересов потребителя, которая позволяет компенсировать — благодаря их усилиям — нанесенный потребителю ущерб; на побуждение изготовителя или продавца товара как профессионального участника рынка надлежащим образом исполнять свои обязательства, в целях защиты прав потребителя как менее защищенной стороны договора.

Указанная позиция нашла свое подтверждение в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 17 октября 2006 года N 460-О, от 16 апреля 2009 года N 398-О-О, от 13 октября 2009 года N 1215-О-О, от 29 сентября 2015 г. N 2112-О, и др..

Из буквального толкования положений приведенной нормы следует, что взыскание штрафа в пользу общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) направлено на компенсацию расходов, понесённых в судебном процессе и стимулирование деятельности общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) по защите прав и законных интересов потребителей.

Отсутствие оценки суда доводам ответчика относительно правильности выводов экспертов, проводивших экспертизу по поручению суда, отказ в приобщении рецензии на судебную экспертизу является нарушением принципа состязательности и равноправия сторон

Согласно части 2 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы.

Пунктом 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. No 23 «О судебном решении» разъяснено, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Представитель ООО «Зетта Страхование», ссылаясь на то обстоятельство, что заключение, назначенной судом экспертизы является недопустимым доказательством в связи с допущенными экспертом при ее выполнении существенными нарушениями, заявил ходатайство о назначении повторной экспертизы, в удовлетворении которого суд, в нарушение статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отказал, указав на то, что оснований не доверять заключению эксперта не имеется, поскольку оно является допустимым по делу доказательством, эксперт предупрежден об уголовной ответственности по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации за дачу заведомо ложного заключения.

При этом возражениям ответчика относительно правильности выводов экспертов, проводивших экспертизу по поручению суда, суд в нарушение требований статей 67, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оценки не дал.

Указанное нарушение судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда не исправлено.

В силу требований части 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу части 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательства предоставляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

В судебном заседании представитель ответчика в обосновании своего несогласия с выводами экспертизы, проведенной ООО «ПрофЭкспертЮг», ходатайствовал о приобщении к делу дополнительных доказательств, а именно: консультационного заключения No 1614 от 15 ноября 2018 г. на заключение эксперта ООО «ПрофЭкспертЮг», рецензии ООО «Ростовский Экспертный Центр Дон» No Р-001-18 от 23 ноября 2018 г., диска с записью компьютерного моделирования механизма столкновения автомобилей «Мерседес Бенц Е 200» и «УАЗ Хантер», однако судом первой инстанций отказано в приобщении указанных доказательств, что повлекло за собой отказ в назначении повторной экспертизы по делу.

В связи с отказом суда в принятии вышеуказанных документов нарушены права ответчика, предусмотренные статьей 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку ответчик был лишен права представить доказательства в подтверждение того, что механические повреждения указанного автомобиля не относятся к имевшему месту 28 сентября 2017 года дорожно-транспортному происшествию, что привело к нарушению принципа состязательности и равноправия сторон (статья 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Определение ВС РФ Дело No 41-КГ19-39 от 3 декабря 2019 года http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1842550

Как установлено судами, со стороны истца имели место как обращение к страховщику с заявлением о страховой выплате, так и подача претензии по поводу невыплаты страхового возмещения, однако указанные обращение и претензия не получены ответчиком по зависящим от него обстоятельствам.

Риск гражданской ответственности владельцев транспортных средств в силу пункта 1 статьи 935 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит обязательному страхованию, которое осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 25 апреля 2002 г. No 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО).
Статьей 1 названного выше закона установлено, что по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств страховщик обязуется при наступлении страхового случая возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред, в том числе вред жизни или здоровью.
В соответствии со статьей 12 этого же закона потерпевший вправе предъявить страховщику требование о возмещении вреда, причиненного его жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортного средства, в пределах страховой суммы, установленной данным законом, путем предъявления страховщику заявления о страховой выплате или прямом возмещении убытков и документов, предусмотренных правилами обязательного страхования. Заявление потерпевшего, содержащее требование о страховой выплате или прямом возмещении убытков в связи с причинением вреда его жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортного средства, с приложенными документами, предусмотренными правилами обязательного страхования, направляется страховщику по месту нахождения страховщика или представителя страховщика, уполномоченного страховщиком на рассмотрение указанных требований потерпевшего и осуществление страховых выплат или прямого возмещения убытков (пункт 1).
В силу абзацев первого, второго пункта 1 статьи 16.1 Закона об ОСАГО до предъявления к страховщику иска, содержащего требование об осуществлении страховой выплаты, потерпевший обязан обратиться к страховщику с заявлением, содержащим требование о страховой выплате или прямом возмещении убытков, с приложенными к нему документами, предусмотренными правилами обязательного страхования. При наличии разногласий между потерпевшим и страховщиком относительно исполнения последним своих обязательств по договору обязательного страхования до предъявления к страховщику иска, вытекающего из неисполнения или ненадлежащего исполнения им обязательств по договору обязательного страхования, несогласия потерпевшего с размером осуществленной страховщиком страховой выплаты потерпевший направляет страховщику претензию с документами, приложенными к ней и обосновывающими требование потерпевшего, которая подлежит рассмотрению страховщиком в течение пяти календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня поступления. В течение указанного срока страховщик обязан удовлетворить выраженное потерпевшим требование о надлежащем исполнении обязательств по договору обязательного страхования или направить мотивированный отказ в удовлетворении такого требования.
Как разъяснено в пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. No 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», направление заявления о страховой выплате и представление необходимых документов, перечень которых установлен Правилами страхования, должны производиться способами, обеспечивающими фиксацию их направления и получения адресатом.
Аналогичное разъяснение содержалось и в ранее действовавшем постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. No 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (пункт 43).
В силу пункта 1 статьи 1651 Гражданского кодекса Российской Федерации заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю. Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним.
Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. No 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и содержащей толкование положений статьи 165 Гражданского кодекса Российской Федерации, юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресу, указанному в едином государственном реестре юридических лиц, либо по адресу, указанному самим юридическим лицом, а также риск отсутствия по указанным адресам своего представителя. Сообщения, доставленные по названным адресам, считаются полученными, даже если юридическое лицо фактически не находится по указанному адресу.
В соответствии с указанным выше постановлением сообщение считается доставленным, если адресат уклонился от получения корреспонденции в отделении связи, в связи с чем она была возвращена по истечении срока хранения. Риск неполучения поступившей корреспонденции несет адресат (пункт 67).
Как установлено судами, со стороны истца имели место как обращение к страховщику с заявлением о страховой выплате, так и подача претензии по поводу невыплаты страхового возмещения, однако указанные обращение и претензия не получены ответчиком по зависящим от него обстоятельствам.
Пунктом 98 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. No 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» разъяснено, что при предъявлении в суд требований о взыскании одновременно страхового возмещения, неустойки и/или финансовой санкции обязательный досудебный порядок урегулирования спора считается соблюденным и в случае, если условия, предусмотренные пунктом 1 статьи 16.1 об ОСАГО, выполнены истцом только в отношении требования о страховой выплате.
Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о несоблюдении истцом обязательного досудебного порядка урегулирования спора не соответствует приведенным нормам закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Определение Верховного Суда РФ Дело No16-КГ17-56 от 16 января 2018 г
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1622096

Конституционный Суд и Верховный Суд высказывают разную позиции о возможности взыскания разницы между выплаченным по ОСАГО и реальным вредом

Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» гарантирует возмещение потерпевшим причиненного им вреда при использовании транспортного средства иными лицами не в полном объеме, а только в установленных им пределах. В Постановлении от 31 мая 2005 года No 6-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что суть института обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств состоит в распределении неблагоприятных последствий, связанных с риском наступления гражданской ответственности, на всех законных владельцев транспортных средств с учетом такого принципа обязательного страхования, как гарантия возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, в пределах, установленных данным Федеральным законом.
Таким образом, абзац второй пункта 19 статьи 12 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в части, определяющей размер расходов на материалы и запасные части с учетом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене при восстановительном ремонте, сам по себе не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявительницы. Вместе с тем данное законоположение не препятствует возможности защиты нарушенных прав потерпевшего путем обращения с иском к непосредственному причинителю вреда в соответствии с законодательством Российской Федерации (Определение от 21 июня 2011 года No 855-О-О).

Определение Конституционного Суд РФ No 535-О от 29 марта 2016 года
http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision229510.pdf

Суды отклонили довод ответчика о необходимости взыскания стоимости восстановительного ремонта с учетом износа деталей, поскольку данные правила применяются при взыскании ущерба по Закону об ОСАГО, что в данном случае неприменимо. Требование о взыскании ущерба заявлено на основании статей 15, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми потерпевший имеет право на полное возмещение причиненных ему убытков.

Определение Верховного суда от 27 марта 2015 г. Дело  No 305-ЭС15-1554
http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1245368

Противоположная позиция.

22. Расчет стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства для целей выплаты страхового возмещения по договору ОСАГО и для определения размера ущерба, возмещаемого причинителем вреда, осуществляется в соответствии с Единой методикой, т.е. с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства.
Пример. Т. обратилась в суд с иском к причинителю вреда С. и страховой компании «А» о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.
Разрешая спор и определяя сумму ущерба, причиненного истцу, суд первой инстанции исходил из величины затрат на восстановление поврежденного транспортного средства в размере 92 300 рублей (с учетом износа).
В соответствии с абзацем восьмым статьи 1 Закона об ОСАГО договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств – договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).
Страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет в части возмещения вреда, причиненного имуществу каждого потерпевшего, 400 тысяч рублей (подпункт «б» статьи 7 Закона об ОСАГО).
Расходы, понесенные потерпевшим в связи с необходимостью восстановления права, нарушенного вследствие причиненного дорожно- транспортным происшествием вреда, подлежат возмещению страховщиком в пределах сумм, установленных статьей 7 Закона об ОСАГО (пункт 4 статьи 931 ГК РФ, абзац восьмой статьи 1, абзац первый пункта 1 статьи 12 Закона об ОСАГО).
В силу пункта 15 статьи 12 Закона об ОСАГО возмещение вреда, причиненного транспортному средству потерпевшего, может осуществляться по выбору потерпевшего путем организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства на станции технического обслуживания, с которым у страховщика заключен договор о ремонте транспортного средства в рамках договора обязательного страхования, либо путем получения суммы страховой выплаты в кассе страховщика или перечисления суммы страховой выплаты на банковский счет потерпевшего (выгодоприобретателя).
При этом независимо от того, какой способ возмещения вреда избран потерпевшим, стоимость восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства определяется с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства (абзац второй пункта 19 статьи 12 Закона об ОСАГО).
Размер подлежащего выплате потерпевшему страховщиком или причинителем вреда ущерба начиная с 17 октября 2014 г. определяется только в соответствии с Единой методикой.
Таким образом, потерпевший вправе требовать со страховой компании, являющейся страховщиком по обязательному страхованию гражданской ответственности причинителя вреда, выплаты страхового возмещения в пределах сумм, предусмотренных статьей 7 Закона об ОСАГО (400 тысяч рублей).
В случае если стоимость ремонта превышает указанную выше сумму ущерба (400 тысяч рублей), с причинителя вреда подлежит взысканию дополнительная сумма, рассчитываемая в соответствии с Единой методикой с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства.
На основании изложенного суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований Т. о взыскании с причинителя вреда С. разницы между размером страхового возмещения, рассчитанного с учетом износа, и стоимостью восстановительного ремонта без учета износа.
(По материалам судебной практики Липецкого областного суда, Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области; аналогичная правовая позиция изложена в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации No 4(2015).

Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 22 июня 2016 г.
http://www.supcourt.ru/Show_pdf.php?Id=10895

Суд направляет копии решения суда лицам, участвующим в деле, их представителям не позднее пяти дней после дня принятия и (или) составления решения суда

В соответствии с частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Право каждого на судебную защиту и обжалование предполагает предоставление заинтересованным лицам, а также лицам, по жалобам, ходатайствам которых при рассмотрении дела принят судебный акт, возможности выражать несогласие с таким судебным актом, добиваться исправления допущенных судами ошибок при наличии таковых.

Процедуры пересмотра принятых судами решений закреплены в процессуальном законодательстве в целях создания механизма эффективного восстановления нарушенных прав.

Исходя из общих принципов осуществления правосудия, а также гарантированного статьёй 46 Конституции Российской Федерации права каждого на судебную защиту лицу, по жалобе которого состоялся судебный акт, не может быть отказано в реализации права на обжалование этого судебного акта.

Определение суда апелляционной инстанции, как следует из части 5 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, вступает в законную силу со дня его принятия.

Согласно статье 376 указанного кодекса кассационные жалоба, представление могут быть поданы в кассационный суд общей юрисдикции в срок, не превышающий трёх месяцев со дня вступления в законную силу обжалуемого судебного постановления (часть 1).

В соответствии со статьёй 112 данного кодекса лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен (часть 1).

Статьёй 3761 этого кодекса предусмотрено, что срок подачи кассационных жалобы, представления в кассационный суд общей юрисдикции, пропущенный по причинам, признанным судом уважительными, может быть восстановлен судьёй соответствующего суда кассационной инстанции (часть 2).

Частью 6 статьи 112 этого же кодекса установлено, что пропущенный процессуальный срок подачи кассационной жалобы может быть восстановлен только в исключительных случаях, если суд признает уважительными причины их пропуска по обстоятельствам, объективно исключающим возможность подачи кассационной или надзорной жалобы в установленный срок (тяжелая болезнь лица, подающего жалобу, его беспомощное состояние и другое), и эти обстоятельства имели место в период не позднее одного года со дня вступления обжалуемого судебного постановления в законную силу.

Как разъяснено в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 июня 2021 г. No 17 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», исходя из положений части 4 статьи 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации пропущенный срок подачи кассационных жалобы, представления может быть восстановлен по заявлению как физического, так и юридического лица и только в исключительных случаях, если суд признает уважительными причины его пропуска по обстоятельствам, объективно исключающим возможность подачи кассационных жалобы, представления в установленный срок.

Аналогичные разъяснения содержались в пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. No 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», действовавшего на момент рассмотрения дела судом кассационной инстанции.

В Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации No 4 (2019), утверждённом Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25 декабря 2019 г., разъяснено, что в качестве уважительных причин пропуска срока подачи кассационной жалобы могут быть признаны не только обстоятельства, относящиеся к личности заявителя, такие как тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п., но и обстоятельства, объективно препятствовавшие лицу, добросовестно пользующемуся своими процессуальными правами, реализовать право на обжалование судебного постановления в установленный законом срок, включая разумный срок для ознакомления с судебным актом и для подготовки документа лицом, которому судебный акт был направлен по почте.

Таким образом, позднее получение мотивированного судебного акта при наличии добросовестности заявителя и разумности сроков совершения им соответствующих процессуальных действий также может являться уважительной причиной для восстановления процессуального срока подачи жалобы ввиду отсутствия у него до этого объективной возможности эффективно обжаловать его в вышестоящий суд исходя из ясности обоснования принятого судом решения.

Вопрос о возможности восстановления заявителю пропущенного процессуального срока должен решаться судом в каждом конкретном случае на основе установления и исследования фактических обстоятельств дела и оценки представленных доказательств по правилам, установленным статьями 67 и 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. При этом суд обязан оценивать все приведённые заявителем в обоснование уважительности причин пропуска срока доводы и исчерпывающим образом мотивировать свои выводы по данному вопросу в определении суда.

Статьёй 9 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права (пункт 1).

Согласно части 1 статьи 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, имеют право в том числе заявлять ходатайства, получать копии судебных постановлений, в том числе получать с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» копии судебных постановлений, выполненных в форме электронных документов, и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права. Лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

В соответствии с абзацем вторым части 1 статьи 327 этого кодекса суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учётом особенностей, предусмотренных главой 39 этого же кодекса.

В силу части 5 статьи 167 данного кодекса стороны вправе просить суд о рассмотрении дела в их отсутствие и направлении им копий решения суда.

Статьёй 214 названного кодекса определено, что копии решения суда вручаются под расписку лицам, участвующим в деле, их представителям или направляются им не позднее пяти дней после дня принятия и (или) составления решения суда (часть 1).

Решение суда, выполненное в форме электронного документа, с согласия лиц, участвующих в деле, их представителей направляется им посредством его размещения на официальном сайте суда в информационно- телекоммуникационной сети «Интернет» в режиме ограниченного доступа не позднее пяти дней после дня его принятия и (или) составления.

В случае, если решение суда выполнено только на бумажном носителе, суд направляет копии решения суда лицам, участвующим в деле, их представителям не позднее пяти дней после дня принятия и (или) составления решения суда заказным письмом с уведомлением о вручении или по ходатайству указанных лиц вручает им под расписку (часть 2).

Порядок выдачи судебных актов закреплён также в пункте 14.5 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, утверждённой приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 29 апреля 2003 г. No 36, и в пункте 16.5 Инструкции по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов, утверждённой приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 15 декабря 2004 г. No 161.

Согласно пункту 14.5 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде копии решения (приговора, решения, определения, постановления) суда по делам выдаются (направляются) в случаях, предусмотренных процессуальным законодательством.

Как следует из пункта 16.5 Инструкции по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов, копии запрашиваемых судебных актов изготавливаются уполномоченным работником аппарата суда в день поступления заявления, а при невозможности — в срок не более пяти рабочих дней с указанной даты. 

Таким образом, поскольку нормами главы 39 Гражданско процессуального кодекса Российской Федерации о производстве в суде апелляционной инстанции не установлено иное, правила рассмотрения дела судом первой инстанции, регулирующие в том числе институт судебного решения, распространяются и на суд апелляционной инстанции.

Определение Верховного Суда РФ от 7 декабря 2021 67-КГ21-16-К8

http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=2067308

Единая методика не всегда адекватно отражает размер причинённого фактического ущерба. Правила, предназначенные исключительно для целей ОСАГО и основанная на них Единая методика, безусловно распространяются и на деликтные отношения, урегулированные указанными законоположениями.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с выводами судебных инстанций в части определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении повреждённого транспортного средства с учётом Единой методики согласиться не может по следующим основаниям.

Как следует из преамбулы Единой методики, указанная методика является обязательной для применения страховщиками или их представителями, если они самостоятельно проводят осмотр, определяют восстановительные расходы и выплачивают страховое возмещение в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», экспертами-техниками, экспертными организациями при проведении независимой технической экспертизы транспортных средств, судебными экспертами при проведении судебной экспертизы транспортных средств, назначаемой в соответствии с законодательством Российской Федерации в целях определения размера страховой выплаты потерпевшему и (или) стоимости восстановительного ремонта транспортного средства в рамках договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Применение Единой методики является обязательным при определении стоимости восстановительного ремонта транспортного средства только в рамках договора об обязательном страховании ответственности владельцев транспортных средств.

Между тем правоотношения, возникшие между сторонами, положениями Федерального закона «Об обязательном страховании ответственности владельцев транспортных средств» не регулируются. В данном случае применению подлежат нормы об общих основаниях возмещения вреда.

Обязательства, возникающие из причинения вреда (деликтные обязательства), включая вред, причинённый имуществу гражданина при эксплуатации транспортных средств другими лицами, регламентируются главой 59 данного Кодекса, закрепляющей в статье 1064 общее правило, согласно которому в этих случаях вред, причинённый личности или имуществу гражданина, а также вред, причинённый имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объёме лицом, причинившим вред (пункт 1)

В силу закреплённого в статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации принципа полного возмещения причинённых убытков лицо, право которого нарушено, может требовать возмещения расходов, которые оно произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, компенсации утраты или повреждения его имущества (реальный ущерб), а также возмещения неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Применительно к случаю причинения вреда транспортному средству это означает, что в результате возмещения убытков в полном размере потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право собственности не было нарушено, т.е. ему должны быть возмещены расходы на полное восстановление эксплуатационных и товарных характеристик повреждённого транспортного средства.

Соответственно, при исчислении размера расходов, необходимых для приведения транспортного средства в состояние, в котором оно находилось до повреждения, и подлежащих возмещению лицом, причинившим вред, должны приниматься во внимание реальные, т.е. необходимые, экономически обоснованные, отвечающие требованиям завода-изготовителя, учитывающие условия эксплуатации транспортного средства и достоверно подтверждённые расходы, в том числе расходы на новые комплектующие изделия (детали, узлы и агрегаты).

Таким образом, положения статьи 15, пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации по их конституционно-правовому смыслу в системе мер защиты права собственности и вытекающих из них гарантий полного возмещения потерпевшему вреда, — не предполагают, что правила, предназначенные исключительно для целей обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств и основанная на них Единая методика, безусловно распространяются и на деликтные отношения, урегулированные указанными законоположениями.

Данная позиция была изложена в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации N 6-П от 31 мая 2005 г. и получила свое развитие в постановлении N 6-П от 10 марта 2017 г.

Делая вывод о том, что при определении размера расходов на восстановительный ремонт транспортного средства необходимо руководствоваться исключительно Единой методикой, судебные инстанции не учли, что произведённые на ее основании подсчёты размера расходов на ремонт не всегда адекватно отражают размер причинённого фактического ущерба и, следовательно, не могут служить единственным средством для его определения, в связи с чем суд обязан в полной мере учитывать все юридически значимые обстоятельства, позволяющие установить и подтвердить фактически понесённый потерпевшим ущерб.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 мая 2017 г. N 50-КГ17-3
http://www.supcourt.ru/stor_pdf.php?id=1549034